Из поэзии Марии Полидури. Переводы С. Ксенули

Я тот цветок…

Я тот цветок, что червь неслышно разъедает.
Мой бледный след разлёгся тенью на листве,
Меня изменчивость погоды не смущает.

Беспечность дней и трепетность желаний,
Напрасно мучают меня во сне,
Они, как бабочки, вокруг меня летают,
И бегают мурашки по спине.

Я тот цветок, что червь неслышно разъедает.
Рождён и вскормлен, с пятнышком в душе,
Я жизнь и смерть, о счастье не мечтаю.

Я всё стараюсь стать стройней и краше,
Неумолима и строга ко мне судьба.
Когда под звёздами свои открою раны,
Все вдруг поймут, что я уже мертва.

***
С молчанием лилий, что поникли
В руках моих побеждённых,
С мыслями, что напрасно возникли
Одна за другой, обречённых,

С глазами, которые раньше
О чём-то таком тосковали,
Что скоро увидят дальше
Чего-то, что все исключали.

Стою в восхищении и верю,
И верю всему заочно.
Стихи полистав, проверю,

Найдётся ли в строчках изъян.
Глаза мне подскажут точно,
Что это уже не обман.

Жизнь

Каждое в отдельности – отросток
Дерева, деревья – одно ростки.
Безмолвствующие кипарисы-
В полуденный час подростки.

Улыбки у них всё короче.
Обрывки весёлого смеха
Похожи на гулкое эхо,
В печальном молчании ночи.

А сосны, с их тайным проклятьем,
Что в ветках пушистых хранится,
Иголками сердца коснутся,
И солнечный луч отразится.

Зелёная скатерть под солнцем,
Такая, как дарят от сердца,
С тенями корней, вплетённых
В их чёрное королевство.

А огненных маков россыпь –
Цветов шелковистых лета.
Рассыпятся жизни их, ворсом,
В играющей ауре света.

***
Что требует Весна…
На тонких ветках снова
Качается листва.
Она к Весне готова.
Что нужно ароматам,
Дурманящим меня.
Стрелой пронзают сердце
Горчинкой миндаля.

Вот девушка проходит,
Меж пальцев теребя,
Почти живое, тельце
Упавшего пера.
Дыхание ритмичное
У белого зонта,
Как – будто птица белая
Расправила крыла.

Вот юноша сидящий,
Мечтает наяву,
И бабочкой летящей
Сорвётся поцелуй.
Прервёт дыханье ровное,
Вокруг застынет всё.
Покажется, что сломано,
Подрезано крыло.

Как жаль, здесь нет прохлады,
Мгновенно вечереет.
Померкнут наши взгляды,
Все краски потемнеют.
Нежданно, средь спокойствия,
Раздастся громкий всхлип.
Рояль, молчавший в комнате,
Разрушил этот миг.

Что требует Весна…
Что принесет нам снова…

***
Вот и Весна, её воздушный шарф
В окно влетает белой занавеской.
Рыдают нимфы переливом арф,
Грущу ночами с упоением детским.

Мой дорогой, тебя на свете нет,
Напеты колыбельные другими.
Случайный шорох, или твой предмет
Мне обнажают рану ностальгии.

Мой дорогой, куда пропал твой взгляд,
Что был наполнен истинной любовью.
Восходит солнце, день идет на спад,
Меня они обходят стороною.

С тобою вместе, мир моих надежд
Пропал куда-то, близится расплата.
Как ураган, всё опрокинул с мест,
Жива лишь я, чтобы тебя оплакать.

***
Друг, час грустной осени настал.
Он у моей двери. Она венец надела
Из желтой мирты, и в руках
Гитара победительницы пела.

Старинные струны гитары рыдали,
Молилась и пела обитель святая
За каждую боль и за каждое знание,
Что сладкими были и горькими стали.

Стук сердца осени за дверью затихал,
Он шел туда давно, не размышляя.
Друг, час грустной осени настал.

Лишь редко-редко звук гитары долетал,
Как будто голосом мне нежным напевая
Твои стихи, что ты когда-то мне читал.

Сумерки

Кончается мой день,
Смотрю, как он расцвечен,
Как краски яркие тускнеют налету,
Как приближается, мне бросив тень,
Такой усталый вечер.

Твой свет затеплится,
Надежда золотая,
Прикроют тени твои сладкие мечты,
Так неизбежно вечер подступает,
В те сумерки погрузишься и ты

Вечер

Ну здравствуй, вечер, что пришёл с повинной,
И так старался ласки раздарить,
И мысль мою в объятья заманить,
И прогуляться по темнеющей тропинке.

Да так, как будто только и ждала
Пройтись по ней, с восторгом молчаливым.
Прекрасной, радостной мечтой, неуловимой,
Одетой в тонкие прозрачные крыла.

Ну здравствуй, что пришёл, и сделал милость –
Усталый взгляд прохладой напоил,
И душу на свободу отпустил,
Чтобы в спокойствии безбрежном растворилась.

С тобою рядом

С тобою рядом не трубят шальные ветры,
С тобою рядом всё спокойствие и свет.
В сознании кружатся счастливые моменты,
И безнадёжных действий больше нет.

С тобою рядом тишина на смех похожа,
Былая нежность отражается в глазах.
Как только тему ты находишь разговора,
Взлетает радость, на серебряных крылах.

С тобою рядом все печали расцветают,
Значением наполняя, жизнь мою,
С тобою рядом всё, как пух, летает,
Несет мне свежего дыхания струю.

Любовь поэта

Мы встретились с тобою, ты – Поэт,
И я – цветок апрельский на распутье.
Готовность полюбить, за столько лет,
Зажгла в тебе желания, и губы.

Я – как подснежник, всё ещё закрыт.
Нет ни источника внутри, ни цели.
И только сердце вырывается, болит,
В ответ на взгляд, которым ты измерил.

Со временем, свою любовь ко мне
Осмелишься ты выразить. Ойме!
Ты оценил, любить меня нельзя,
И развели мы в стороны глаза.

Вернёшься поздно

Ну сколько же мне ждать, что ты вернёшься
Из дальних стран, свершившихся времён?
Ведь жизнь становится нежнее и короче,
И растекается по капле день за днём…

Послушай стон деревьев, шелест листьев,
Оставшихся на осень. Посмотри,
Как стёрлось небо облаком перистым,
Как капли падают росою на цветы.

Вернёшься поздно, длинной ночью зимней,
Под снегопад и ветра жалкий вой,
И не найдётся для меня ни белых лилий,
Ни анемон с поникшей головой.

Сонеты охотника

***
Большой зеленеющий Лес, там я поселилась душою,
Дорога туда коротка, осталось приблизиться только.
Стараюсь не сбиться с пути, пока он не скрыт темнотою,
А то не увижу тебя, мне станет в лесу одиноко.

Деревья нацелились ввысь, воздушных настроила планов,
И горькие мысли мои ласкали зелёные травы.
Расцвёл на поляне цветок, он пылкой зовётся ромашкой,
Приди же сюда поскорей, с охотничьей старой замашкой.

Лесной аромат опьянял, и ты не услышал, как тайно,
О нежной молились любви, во сне голубки ворковали,
Убитых и раненых там тебе напоказ выставляли.

Поняв, оглядишься вокруг, в ответ улыбнёшься печально,
И кинешься тщетно искать, куда все они подевались?
А в память о нашей любви лишь песня и боль оставались.

***

И снова маки расцвели, всё в том же месте.
Рвала их, как тогда – в охапку весь букет.
Вот жалко только, что плохие вести –
Мне показалось, рядом тебя нет.

Притихший лес, расплавившийся полдень,
Сладчайший шелест тополя одежд.
Печальнее всего, что в нашем доме
Тебя уж нет, и новых нет надежд.

Я вновь тебя найду – годами терпят.
Расплакалась.., но вспомнила тогда,
Как начинал ты с музыки деревьев
И трелей, уходящих в «никуда».

И взгляд твой пристальный, готовый рассердиться,
Таким я спрятала тебя в своей груди,
Чтобы навек с тобою распроститься,
Всё, что мне дал, всем сердцем полюбить.

Прибой

Годами беспощадно будешь биться,
Искать дорогу, рассечённую волнами.
И призраки корсаров на бойницах
Застынут в ужасе от тех воспоминаний.

Перед тобой последствия удара:
Прыжок влюблённого, из астмы и удушья,
Из пены бешенства – в брильянты, к дару
Слепого подчинения. Раскаты тех кипучих

Сил, что всё растопчут! Их ты не вини.
Твоя судьба неумолима. Довольно.
Пред ней ты свою голову склони.

А мужество твоё – цветы, которые украсят диадему,
У победителя нечестного турнира.
Ему вручаются безжалостной судьбой, за ту победу.

В букете из роз

Вчера ещё были бутонами,
Невзрачными, без обещаний.
С утра захватило дыхание
От пышности их одеяний.

На дне приоткрывшейся полости
Родятся живые силы.
Струится по листьям молодость,
Стеблей натянув тетиву.

Закапают соки, с вызовом,
На корни, что обнажились.
Прикроет листочек, с вырезом,
Тот девственный образ жизни.

Вот тут мотылёк и появится,
Мечтой меж цветами закружит,
В шуршащей листве затеряется,
И сердце цветка обнаружит.

Любуюсь вами с восхищением.
Ещё прекрасные, вас время унесёт
Мечтой о будущем, виденьем,
И красота бесследно пропадёт.

Глаза мои внимательно следят
Как вздрагивает тоненькое тельце,
Как сладко утром все бутоны спят.
Блаженство наполняет моё сердце.

Вдруг стану бабочкой, то может быть, ко мне
Слегка вы повернёте сердцевину
Цветка, раскрытого пока наполовину.

А если пожелаете, то вам открою,
С завидной радостью, что часто удивляет,
Секрет цветения кустов весною –
Их молодость наверх толкает!

Моё дыханье, иль дыханье ваше –
Я не узнаю, что же листья уносило…
Что свет в глазах моих навеки погасило…

Унижение

И снова ночь, травой благоухая,
Прокралась в хижину сиротскую мою,
И ждет улыбки, предвкушая радость,
Пред будущим моим, склонив главу.

Мне ни к чему теперь её кокетство,
Как осквернение безжизненного тела.
Ведь знают эту степень унижения
Огромный мир и палочка Пимена.

Она же знает, что со мной играя,
Мне гордость разбивает губы в кровь.
Но раны эти горькие затянет,
Проклятья превратит она в любовь.

Лишь для того, чтоб ты любил

Лишь для того, чтоб ты любил, родилась,
Лишь для того мне жизнь была дана,
И полностью я с жизнью расплатилась
Безрадостной рутиной бытия.
Лишь для того, чтоб ты любил, родилась.

Лишь для тобою избранной любви,
Рассвет украсил облако цветами.
Я так старалась путь твой осветить,
И ночь сверкала звёздными глазами,
Лишь для тобою избранной любви.

Лишь потому, что так любовь прекрасна,
Я выжила, и буду создавать
Мечты о том, что принц придёт из сказки,
И с ними буду сладко умирать.
Лишь потому, что так любовь прекрасна.

Ах, моё сердце…

Ах, как моё сердце болит
О том, что день уходит,
Гранатным отблеском горит
Закат вдали, и воздух.

Улыбки наших детских снов,
Прибой, что набегает,
И шум ребячьих голосов
С волною затихает.

И лодка, что поток несёт,
Кружится, опьянела.
И нежность песни сотрясёт
Безмолвие вселенной.

Рассвет, что нам пророчится
Светящимся нарядом,
Желанье непорочное
В твоём невинном взгляде.

Ах, как моё сердце болит
О том, что день уходит,
Что мимолётна красота,
Что молодость проходит.

Послушай, родной…

Послушай, родной, как опустится ночь
И сумрак прозрачный тебя испугает,
Короной мерцающих звёзд
Любовь наш союз увенчает.

Покрытый испариной лоб
Я робко поглажу руками.
Желаний сердечный озноб
Прольётся слезой и печалью.

Воткну в твоё тело цветок,
Он сердце отравит мечтою.
Блестящий тугой завиток
Сплету с пожелтевшей листвою.

Всю тяжесть сложившихся уз
Я, с болью, тебе оставляю,
Как крылья прозрачные муз,
Пыльцой на губах застываю.

Послушай, родной…пусть опустится ночь,
Нас юность спасёт от печали,
Покроет навечно избранницу-дочь
Узором из чёрной вуали.

Обречённость

Тайно и молча, горячие слёзы
Быстро обсохли на бледных щеках.
Я размышляла о смысле ухода,
И не могла согласиться никак.

И, вспоминая бесценные дни,
Я украшения себе подбирала –
Ах, заблистала б любовь, как они,
Может быть, жизнь им подобною стала.

Замерла я, испросив – почему,
Где же вы юность мою потеряли?
Голос послышался где-то вверху.
С ним меня в путь провожали.

Так и осталась навечно с вопросом,
В шутку его превратила.
Чёрная тень подошла осторожно,
Молча, глаза мне закрыла.

Так звуки мои ввысь не долетели,
Молитвы, что сильнее, не дошли.
Внимательно нас сверху рассмотрели,
Сказали – «привидение», и ушли.

«Сотирия» (спасение)

Без конца этот день с его светом,
Что же ночь всё никак не придёт?!
В тенях сосен простая скамейка
На свиданье с собою зовёт.

Незаметно горят мои свечи,
Словно в обморок, сон упадёт,
Лишь виденье не смятой постели
Мне покоя никак не даёт.

Темнотой мне закутают плечи,
Утону в мягких складках её.
Как же снова смогу я поверить
В справедливости мира сего?!

Ночь от страха совсем потемнеет,
Неожиданно ветер впорхнёт,
Эвкалипт свои листья развеет,
Вслед за ними мечта пропадёт.

Внимаю тайнам будущей победы
Той осени – непобедимый враг,
Меня баюкают счастливые напевы,
Но вот с отчаяньем не справиться никак.

Хотя Её не жду, я точно знаю,
Что эта кошка ночью забредёт.
Ничья рука её не приласкает,
Она не просит, но и не даёт.

Затем в ногах устроится удобно,
Смиренно взгляда избегая моего,
Совсем не чувствуя плохой погоды,
Как будто не случится ничего.

***

Ах, как моё сердце болит.
Раскрыла объятья Природа,
И лес своей кроной манит,
И ветки склонились у входа.

От этой несчастной любви,
Что тайные чувства хранит,
Так мысли мои далеки,
Так бедное сердце болит.

Болит… И когда-то умрёт,
И в каждой минуте – удар,
А в ране бушует пожар.
Теперь уж ничто не спасёт.

***
Иди за мной, я вижу – жаждешь,
Подъём к вершине дарит свет,
Но не ищи путей обратно.
С вершин назад дороги нет.

За этот план придёт расплата,
Как раньше, будешь одинок.
Я в этом вряд ли виновата,
Судьбой всему назначен срок.

Колдуньи злые нагадают,
Пойду бродить везде одна.
Водоворот судьбы затянет,
Бессильно сгорбятся тела.

Сплетём глаза, раскинем руки,
В огромной этой пустоте.
Лишь ветер бешеной разлуки
Удержит нас на высоте.

Уста безжизненно промолвят:
Куда летишь, душа моя!
И свежий ветер жизни новой
Подарит праздничный наряд.

***
Ах, если бы я стала старушкой,
С мечтами о прошлом в груди,
Бессильной, слепой анемоной.
Но поиски истины жгли.

Ах, если б я стала старушкой,
Устав по ступенькам идти.
Потёртой старинной иконкой,
Понявшей, что дни сочтены.

Склоняясь с особым пристрастием,
Как лава, застыв навсегда,
Пойму, что в погоне за счастьем
Мы счастливы были вчера.

Забытое

Влюблённое сердце знакомилось с Лесом,
Счастливо вдыхая густой аромат.
И плыли деревья под звёздной завесой,
И хвойные ветки качали ветра.

Морщинки у моря, от долгих раздумий,
Разгладит влюблённый ночной.
Я, мысленно, трогаю пену морскую,
С душистой прилипшей травой.

Теперь люблю цветы совсем другие.
Мне кажется, что прежний мир исчез.
Ну где же вы, так прежде дорогие,
Седое море и густой сосновый Лес?!

Осенняя молитва.

Когда ночная тишина
Мой сад обнимет, дождевые,
Покроют небо облака.
Как купола, они святые.

Замрут, в волшебной темноте,
Кусты, деревья, и склоняя
Покорно головы к земле,
Молитву грустную читают.

Мы подойдем с последней просьбой,
С простой молитвой к небесам.
Подхватит ветер голос звонкий,
Ответит гулом куполам.

Заплачет облако, всех вместе,
Под шелест листьев и дождя,
И плачь последнего оркестра,
Нас похоронит темнота.

И пусть не будет видно звёзд,
Судьба не будет подчиняться,
И свяжут руки нам поврозь,
Молитва будет продолжаться.

Как умру

Я уйду однажды утром, утром грустного Апреля,
Пробежит по телу, робко, отблеск первого луча,
И застынут мои губы, жизнь одна – гранатом спелым,
Я глаза свои закрою, тихо-тихо, навсегда.

Я уйду однажды утром, грустным утром грустной жизни,
Где прохлада, вместе с болью, проливается слезой,
Лепестки падут на землю, в этот праздник мой великий,
И земля святая станет мне кроватью вековой.

Быстро время раскидает всё, что в жизни я любила,
Соберутся, издалёка, летом в кучки облака.
И придут со мной проститься все, что так меня любили,
Поцелуют и осыпят лунной струйкой серебра.

Я уйду однажды утром, утром грустного Апреля,
Из груди моё дыханье вас коснётся, и опять
Та любовь, что остаётся, восковой свечой истлеет,
В темноте напоминая, как я буду тосковать.

 

Была эта ночь прекрасная…

Была эта ночь прекрасная,
И в сердце и взгляде твоём,
Наполнена песнями старыми,
И звёздным ночным волшебством.

Только любовь в одиночестве вечном
Светила далёкой желанной звездой,
Стала мечтою в тоскующем сердце,
В тоскующем сердце, в келье пустой.

Ах, старые песни плакали,
Так сладко щемило в груди,
И скромно признание прятали.

Ах, старые песни плакали,
Печалясь, а тайны любви

Хранить обещали цветы.

С молчаньем лилий, что поникли …

С молчаньем лилий, что поникли
В руках  моих побеждённых,
С мыслями, что напрасно возникли
Одна за другой, обречённых,

С глазами, которые раньше
О чём-то таком тосковали,
Как-будто увидят дальше
Чего-то, что все исключали.

Стою в восхищении и верю,
И верю всему заочно.
Стихи полистав, проверю,

Найдётся ли в строчках изъян.
Глаза мне подскажут точно,
Что это уже не обман.

Хризантема

Бледный порфир! Волшебные слёзы
Стали кристаллами в складках парчи.
Что же с того, что несёшь ты корону
Своей красоты по задворкам ночи.

Солнечный луч, поцелуем мгновенным,
Если и высветлит пряди волос,
Он не подаст тебе новой надежды,
Будут холодными ночи без грёз.

Бледный порфир! Вам северный ветер
«славу» споёт и сорвёт лепестки
прежде, чем смогут завянуть они.

Сколько кристаллов вам иней оставит
робко, униженно, столько метель их
бессердечно на слёзы расплавит…

Вечер

Ну здравствуй, вечер, что пришёл с повинной,
И так старался ласки раздарить,
И мысль мою в объятья заманить,
И прогуляться по темнеющей тропинке.

Да так, как будто только и ждала
Пройтись по ней с восторгом молчаливым,
Прекрасной, радостной мечтой, неуловимой,
Одетой в тонкие прозрачные крыла.

Ну здравствуй, что пришёл и сделал милость –
Усталый взгляд прохладой погасил,
И душу на свободу отпустил,
Чтобы в спокойствии безбрежном растворилось.

Час осени стучится в мои двери…

Час осени стучится в мои двери,
О том, что плачет, я узнала по глазам,
И взгляд её, с остатком опьяненья,
Блуждает по нехоженным холмам.

Какие же мысли там часто бродили,
Какие фантазии меркли порой?
Вечерний наряд её тени покрыли,
И рот её горький такой…

Когда опустится осенний сладкий вечер,
И пригласит меня безмолвно, на ходу,
За ним последую я в эту темноту.

Шаги у осени спокойны и беззвучны,
Но вера моя будет горяча, увидишь,
Как с тобой мы будем неразлучны.

Посвящение

Друг, час грустной осени настал.
Он у моей двери. Она венец надела
Из желтой мирты, и в руках
Гитара победительницы пела.

Старинные струны гитары рыдали,
Молилась и пела обитель святая
За каждую боль и за каждое знанье,
Что сладкими были и горькими стали.

Стук сердца осени за дверью затихал,
Он шел туда давно, не размышляя.
Друг, час этой осени настал.

Лишь редко-редко звук гитары долетал,
Как-будто голосом мне нежным напевая

Твои стихи, что ты когда-то мне читал.

Эта осень, в одеяньях ярких…

Эта осень, в одеяньях ярких,
Нас расставила по-одному,
Принесла для обмена подарки,
Никому не сказав – почему.

По улицам притихшим разлетелись,
Как гром небесный, посреди весны.
Везде мы вместе, но на самом деле
Мы в одиночестве холодной тишины.

Лишь только музыка твоей печальной песни
Сюда доносится в безмолвной духоте.
Ах, где же ночь, когда твой голос прежний,
Споёт со счастьем песню о судьбе?

Мне музыка печально напевает
о том, что поздно – жизни не спасти.
Похоже, дверь «туда» уже открыта, да и дорогу видно впереди.