Подборка стихотворений Анны Иоганны Кёниг

***

Душа без родины. Какое испытанье!
Ни добрых слов, ни теплого участья.
Вокруг чужие беды, мрак, несчастья,
И вечный плач, и вечное страданье.
Потухший взгляд тебя едва коснется.
Никто тебя не слышит. Всюду страх.
И горечь остается на губах,
И от молчанья сердце захлебнется.

Моя душа утешит всех, но в ней
Своя печаль, иных скорбей сильней.
Чужим страданьем сердце сведено,
Но о своей беде молчит оно.
Как эту ношу мне нести одной?
Ах, добрый ангел, сжалься надо мной.
Перевод Ирины Грицковой

КРЕДО

Я призывать к проклятьям не смогла.
Кичиться злобой не мое призванье.
И только жалость, боль и состраданье
Я через эти годы пронесла.

Пусть грешникам простятся злодеянья.
Их имена еще покроет мгла.
Пусть ненависть спалит меня дотла —
Запрячу в сердце я негодованье.

И как зимою ищет воробей
Повсюду крошки хлеба беспрестанно,
Ищу любовь средь горя и скорбей —

Всех нас она связует, как ни странно.
Она всегда со мной в душе моей.
Она поможет. Поздно или рано.

Перевод Ирины Грицковой

МОЛИТВА
Дай мне забыть земли тщету, о Боже.
Дай мне твою изведать доброту, о Боже.
Дай свет излить слепым в их темноту, о Боже.
Дай розам в ранах процвести, о Боже,
смиренью из тягот взрасти, о Боже,
к святыням вечным на пути, о Боже.
Дай никнущим в надежде сил, о Боже,
как мне надежду ты ссудил, о Боже,
мне милость дал и мне грехи простил, о Боже.

Перевод А. Парина

 

МОЛИТВА БОЖКУ СЧАСТЬЯ
Перуанский божок,
улыбающийся на стене,
ну, хоть раз еще вырони счастье в ладони ко мне.
Перуанский божок,
чей и пристален взор и тяжел,
ну, хоть раз еще сделай обильным и праздничным
стол.
Перуанский божок,
чья ухмылка пронзает насквозь,
ну, хоть раз еще выигрышно кости игральные брось,
перуанский божок,
амулет человечьей тщеты,
прежде чем постарею и стану такою, как ты.

 

 

ФАУСТА И НАЗАРЕЯНИН
Из ночи, из отчаяния, из глухих подземелий пришел ты,
с загнанным, ничего не видящим взором,
смерть дышала тебе в затылок,
ядовитый волчец застрял у тебя в волосах,
в паутине твоей бороды.
Ты был весь, как натянутый лук,
нацеленный в возлюбленные свои небеса,
в небеса твоего потускневшего бога.
Я тебя приняла, широко распахнув объятья,
и любил ты мое умащенное, вспыхивающее светом тело
со следами твоих поцелуев
больше гораздо,
чем все раны своего потускневшего бога,
который не мог, как Фауста, дать тебе счастья,
не мог, как она, от смерти тебя спасти,
который себя самого не смог уберечь от креста.

Перевод О. Татариновой

 

СТАТУЭТКА ПАНА
В двух обликах ко мне являлся Пан.
Один был-древний бог лесных полян.
Он зелен был, как лес, и всем знаком,-
с копытцем козьим, с маленьким рожком.
Пришел другой-и улыбнулся мне.
Он, юный, жил не в камне, а в огне.
И робко дрозд запел, исчез туман.
Стал таять лед. -Я знала: это Пан.

Перевод Г. Ратгауза

ВЕШНИЙ ДОМ
Мне всегда была подругой весна,
как и каждому, кто ее пел.
Но сегодня в цветах приходит она,
и душою восторг овладел.
Она мне дарит и луг, и лес,
и дом, и двор, и зверей,
и во мне твой любимый образ воскрес,
вешний полдень жизни моей.
О, подумай, подумай, любимый мой,
что за счастье нам жизнь сулит!
Летний вечер. Гравий шуршит под ногой,
в нашем доме лампа горит.
Вот зима. Нам холод не страшен, и вот
мы тихо смеемся, шутя.
И в кроватке – заветной любви нашей плод,
уснуло наше дитя.

Перевод Г. Ратгауза

ЛИКА
Лика, ближе ко мне, и обними меня крепче!
Скорбь ледяную мою сразу растопит твой жар.
Волосы цветом, как медь, шелестят, шуршат и сияют
Ярче моих, что живит тайно египетский сок.
О, почему ни один из гостей тебя не приметил,-
Ты отворяешь им дверь в час, когда. я еще сплю.
Было пятнадцать весен мне, как тебе, и в лохмотья
Я одета была, тяжкий носила кувшин.
В жарком поту я сновала то вверх, то вниз по ступеням
Цирка; певучий мой зов жаждущим воду сулил.
Если бы Ливия, спор проиграв, не рухнула наземь
Прямо в цирке, без чувств, муж бы не крикнул:
«Воды!».
Я и сегодня с кувшином ходила бы, в тех же лохмотьях,
Дом не имела бы свой, ты бы моей не была.
Как я рыдала тогда… Мелькали белые тоги.
Кто, торопясь ей помочь, сбросил амфору мою?
«Что ты плачешь, малышка? Горюешь об этих осколках?
Юные кудри твои-как золотое руно».
Слышу я вновь этот голос, чувствую нежную ласку.
Это Петроний тогда кудри погладил мои.
Неповторимую ночь я помню: в желанных объятьях
Встретила страсть я тогда, словно любимую дочь
Мать встречает… О, Лика, зачем шелестят твои кудри?
Умер Петроний вчера. Кто же достоин любви?

Перевод Г. Ратгауза

 

МОЛИТВА
Пошли мне все перенести, господь,
Пошли душой Добро твое найти, господь,
Пошли слепцу свет на пути, господь.
Из ран дай розам расцвести, господь,
Мне отреченье в тяжкий час прости, господь,
Навеки в вере утверди, господь.
Надежду дай мне обрести, господь,
Пообещай мне что-то впереди, господь,
Одобри и вознагради, господь.

Перевод О. Татариновой