Краткая биография Ады Оношкевич-Яцына

ОНОШКО́ВИЧ-ЯЦЫ́НА Ада (Олимпиада) Ивановна [6(18).1.1896, СПб. – 18.10.1935, Л-д] – поэт, переводчик.

Родилась в семье литовца Ивана Феликсовича О.-Я. и польки Станиславы Иосифовны Висьмонт. Петерб. история семьи Оношковичей-Яцына начинается, по-видимому, в 1863, когда дед О.-Я. Феликс Иванович Оношкович-Яцына переехал из Литвы на службу в столицу. В честь его русской жены – Олимпиады Васильевны Орловой – и была окрещена их внучка, единственная дочь и второй ребенок из четырех детей И. Ф. Оношковича-Яцына. Отец О.-Я. вышел в отставку в чине действительного тайного советника, вел активную обществ. деятельность (был председателем Об-ва помощи пострадавшим в русско-японской войне солдатам и их семьям, председателем Народного об-ва трезвости в Стрельне, нач. канцелярии Александровского комитета раненых, членом Ученого комитета Министерства народного просвещения), в последний год жизни был гласным СПб. городской Думы.

В 1913 О.-Я. окончила гимназию Л. Таганцевой; после начала Первой мировой войны работала сестрой милосердия. События революции трагически отразились на судьбах близких. В 1917 ее старший брат Сергей эмигрировал в Париж, а в 1918 от тифа умер брат Николай; три года спустя, в 1921, мать и младший брат Иван покинули Пг., перебравшись в семейное поместье Деверцы в Литве. Сама О.-Я. поначалу намеревалась ехать вместе с ними, но, в конце концов, осталась в Пг.

Весной 1920 А. Волынский приглашает О.-Я. в лит. студии Дома Искусств: «Дарование у Вас несомненное: гибкость и легкость фразы, много тонкости, изящества и удивительно меткое попадание в далекую цель» (см.: Оношкович-Яцына А . Из дневника // Минувшее: Ист. альм. Вып. 13. М.-СПб., 1993. – Запись от 16 марта 1920). Такой отзыв изв. критика окрылил О.-Я., и с этого дня она стала регулярно посещать открытые лекции и семинары Дома Искусств. О некоторых ее оригинальных стихах благосклонно отзывался Н. Гумилев, однако подлинное призвание О.-Я. обнаружилось во время занятий переводами в студии М. Лозинского. Лозинский (в дневнике О.-Я. он фигурирует под именами Maitre и Chere-folle («милая безумица»), Миш, Мишатский) оказал огромное влияние, как на творческое, так и на личностное становление О.-Я., ставшей в 1921 героиней любовного романа. И. Одоевцева вспоминала: «Ада [Оношкович]-Яцына была его любимейшей ученицей. Такой же “лучшей ученицей” Лозинского, как я Гумилева. Ада [Оношкович] не была красивой, ни даже хорошенькой. Но этого ни она, ни другие не замечали. В ней кипела такая бурная молодость, она была полна такой веселой силой и энергией, что никому и в голову не приходило заметить, красива она или нет. Ада [Оношкович], несмотря на дарование, не стала настоящим поэтом, не выступала на поэтических вечерах и нигде не печаталась» (Одоевцева И . На берегах Невы. М., 2005). Между тем успехи О.-Я. в худож. переводе были сразу отмечены К. Чуковским, кот. уже в июне 1920 предложил юной «ученице Лозинского» самостоятельную работу во «Всемирной лит-ре». В это время у О.-Я.-переводчицы появляется «свой» автор – великий Р. Киплинг, чье балладное тв-во было мало известно русскому читателю (предшественницей О.-Я. была О. Чюмина, опубликовавшая в 1897–98 в ж. «Мир Божий» и «Вестник иностранной лит-ры» перв. русские стихотворн. переводы Киплинга – «Песню мертвых» и «Король и певец»; в 1899–1902 в русских периодич. изд. опубл. киплинговские пер. Е. Студенской). Среди др. работ О.-Я. в кач-ве переводчицы – пьеса «Амфитрион» Г. Клейста (вошла в 1 т. Собр. соч. Клейста под ред. Н. Гумилева и В. Зоргенфрея, М.-Пг., 1923), роман «Лето» Р. Роллана (совм. с О. Подьячей, под ред. А. А. Смирнова, М.-Пг., 1923–24), роман «Золотой телец» Ф. де Миомандра (под ред. М. Л. Лозинского, М.-Л., 1924), роман «Люсьен» Ж. Ромэна (под ред. М. Л. Лозинского. Л., 1925), пьеса «Сганарель, или Мнимый рогоносец» Ж.-Б. Мольера (М., 1956). Помимо этого О.-Я. переводила Ж. Расина, В. Гюго, Дж. Байрона, С. Колриджа, Р. Тагора, Г. Гейне и др. Член секции переводчиков ВСП (ЛО). Собств. стихи О.-Я. печатались в альм. Цеха поэтов «Новый Гиперборей» (1921), «Дракон» (1922) и др.

Знаковым для творч. пути О.-Я. стал 1922, когда в Пг. тираж. в 3 000 экз. изд. «Избр. стихотворения» Киплинга в ее пер. Этот сб. открыл русскому читателю «Томлинсона», «Мэри Глостер», казарменные баллады – «Дэни Дивер», «Бил Окинс» и знаменитую «Пыль», посвященную англо-бурской войне 1900–02, («День-ночь-день-ночь – мы идем по Африке, / День-ночь-день-ночь – все по той же Африке. / Пыль-пыль-пыль-пыль – от шагающих сапог. / Нет сражений на войне»). С этого момента к О.-Я. приходит подлинная лит известность. В том же 1922 О.-Я. выходит из окружения Лозинского и становится женой Е. Шведе.

«Русский Киплинг» стал главным творч. достижением О.-Я. Все ее переводы были переизданы в сб., вышедшем в год смерти Киплинга (1936) в изд-ве «Худож. лит-ра» (под ред. В. Стенича). Здесь к ранее изданным переводам были добавлены 13 новых. Но до выхода кн. О.-Я. не дожила, и ее тексты для сб. редактировал (удачно) Г. Фиш, в результате чего «Мэри Глостер», «Пыль» и «Саперы» заметно изменились по сравнению с вариантом 1922, а сам Фиш был указан как соавтор.

В тв-ве О.-Я. особое место занимают детские стихи. В 1924 в изд-ве «Петроград» вышла детская сказка в стихах « Игрушки в лес убежали », напис. О.-Я. совм. с Е. Малкиной, входившей в группу учеников Лозинского. В том же году в Гос. изд-ве выходит 20-страничная детская книжка « Мышонок и луна », написанная О.-Я. в соавт. с близкой подругой, поэтессой и переводчицей М. Рыжкиной, писавшей под псевд. Памбэ. В 1925 кн. изд. во второй раз, а в 1928 в том же изд-ве выходит кн. О.-Я. для детей « Шарманка ».

Гл. источником сведений о жизни О.-Я. является ее « Дневник » – из 17 тетрадей сохранились только 11 с половиной, в целом же они охватывают события с 1912 по 1928. Дневник О.-Я. не был предназначен для публ. Он содержит в осн. личные, интимные переживания автора и отражает события общественно-полит. жизни лишь в той мере, в какой они непосредственно влияли на жизнь О.-Я., ее семьи, друзей и близких (так, напр., из событий ист. лета 1917 года наибольшего внимания удостоено мирное плавание по Волге). Тем не менее, эти опубликованные ныне дневниковые записи имеют большую историко-лит. ценность. О посл. годах жизни О.-Я. изв. мало. После ее смерти от тифа в 1935 Е. Шведе переслал копии стихов О.-Я. Горькому, рассчитывая на посмертную публ. В отзыве Горького говорилось: «Стихи Ады Шведе понравились мне своею простотой, искренностью, гармонией формы и содержания. Лично я хотел бы видеть их изданными, но опасаюсь, что редактора в ГИХЛе найдут их старомодными и недостаточно современными. Все же советую Вам послать рукопись в Москву, ГИХЛ, Николаю Никандровичу Накорякову». Рекомендованный в кач-ве редактора Накоряков был репрессирован в 1937, и идея издания стихов О.-Я. так и осталась невоплощенной.

Проживала в Пг.: Тучкова наб., д. 10, кв. 12.

Соч .: Шарманка: Стихи. М.-Л., 1928; Мышонок и луна. Стихи для детей / В соавт. с Памбэ. Л., 1925; Игрушки в лес убежали. Пг., 1924; А. И. Оношкович-Яцына. Дневник 1919–27 / Публ. Н. Телетовой // Минувшее: Ист. альм. [Вып.] 13. М., 1993$ Стихи // Царскосельская антология / сост., вст. ст., подгот. текста и прим. А. Арьева. СПб.: Вита Нова, 2016.

Лит.: Петрицкий В. А. «Врезанные в память письмена…» СПб., 1998; Витковский Е. Против энтропии. Статьи о лит-ре // http://lib.ru

Е. Ляшенко