Весна в Иерусалиме

“Еврейская старина”, альманах. 30 сентября, 2011 г.

***

С тобой в разлуке третий год.

В душе зима, на стеклах иней.

Планета, сделав оборот,

Летит в безжизненной пустыне.

В камине тлеют угольки.

Ты знаешь, здесь так много снега!

И медленней стучат виски –

Кровь тоже устает от бега.

Я вся прозрачна, как слюда,

Сомненья разлетелись в вальсе.

Изольда – просто изо льда,

Застыла музыкой февральской.

Бела несмятая постель,

Все реже вспоминаю имя.

Вдруг теплой вестью сквозь метель:

-Уже весна в Иерусалиме!

***

Души сходящиеся части

Мечтают снова – стать одним.

Познав заоблачное счастье,

Век не насытиться – земным.

Смиренно ждать у двери Бога,

Держать зажженную свечу.

Ты дал мне даже слишком много…

-Но большего еще хочу!

***

Сдвинуты даты, смешаны сроки,

Вектор меняется в сумрачном веке.

-Женщина станет новым пророком,

Скажет всю правду о человеке.

Словом коснется души напрямую,

Искрой любви даст рожденье восходу.

Силу небесную, радость земную,

Мудрость Шехины подарит Народу.

Спустится с неба за ней колесница.

Проникновенно, огненно, строго

Женщина будет Богу молиться!

…Будет всегда услышана Богом.

***

Ночью голос дрожит.

Тень свечи на стене.

Может, ты еще жив

На безвестной войне.

В небе тянется мост

От груди до груди.

Не утешит погост:

Духу долго бродить…

Через сотню часов

В неизвестном году

Я услышу твой зов,

Поднимусь и приду.

Чайкой носится весть.

В серых струях дождя

Март был выплакан весь.

До сих пор жду тебя…

***

Я пришла к тебе легкой поступью,

Из других краев, из чужих земель.

Оба призваны, оба позваны

Как огонь души – на Кармель.

Только горькое было яблоко:

Поровну от добра и зла.

Я тебя умоляла клятвенно,

Что любила – не предала.

Откровенье уставшим месяцем.

Озарит опустевший сад.

Только звезды на небе светятся,

Только души – еще звенят…

***

Тело здесь, остальное – там!

Мне не стало в разлуке проще.

Я брожу по святым местам,

Связанным с одним прошлым.

В настоящем туман и муть,

Испытаний не видно края!

Вспоминай про меня чуть-чуть,

Проминая небесный гравий!

Мы бессмертны и тем сильны,

Дым растраченных весен горек!

От тебя остаются сны

И подаренный мне Город.

***

Ты далек, только очень близко

Я – стремительна и упряма.

О тебе напишу записку

И оставлю – под камнем Храма,

Что был дважды уже разрушен.

Но восстанет опять – так скоро!

Здесь сольются в молитве души,

Возрождая священный Город.

За любовь не дано награды,

Близость – долгая сердца мицва.

Я в разлуке с тобою рядом.

Слез дожди очищают лица.

Лбом врываюсь в седую древность.

Сны галута и боли – мимо.

Наше счастье, свобода, верность –

В серых стенах Иерусалима.

***

Безоговорочно. Бессрочно.

В открытый космос. В глубину!

К ногам бросая оболочки,

Обезоруженный, шагнул.

Как в день небесного рожденья,

Душа взметнулась, обожгла.

И скорость нашего сближенья

Вернула к музыке тела.

Забыть о чуде невозможно:

Огонь творенья озарил!

Ты бьешься у меня под кожей.

Снаружи то, что изнутри.

***

Всей жизни – вспомнить будет мало

И осознать. Из высших сфер

Разряды в миллион ампер.

Вдруг дрогнувшее покрывало

Сползает, обнажив химер.

Горит закат багрово-алый.

Ростки в веках дает Шумер

И царствует первоначало.

***

Увези меня обратно на Святую Землю,

Где все камни живые, в каждом – скрытая память,

Где Создателя образ ветрами по душам развеян,

А с вершины горы до сих пор спускается пламя.

Увези меня, милый. Я знаю на ощупь дорогу.

Я сольюсь с тишиной, в ней открою россыпи клада!

Я хочу озвучить любовь. Стать еще ближе к Богу.

И купаться с тобой по утрам в водопадах.

***

Дальний путь до конца не виден,

Маяками – огни в темноте.

Мы учились прощать обиды,

Выходить из физических тел,

Узнавать: мир слишком условен,

Эта жизнь – подобие квеста…

Не печалиться, не злословить,

Принимать с бесстрастностью вести,

Останавливать тех, кто рушит,

Объяснять, что значит – свобода…

И беречь бессмертные души

Богом избранного Народа.

***

Брошены зерна. Всходами злаков

Звездные карты новых вселенных.

Я не просила подсказок и знаков,

Видела кромлехи и дольмены.

Мудрость и память любви принимаю.

Сердца просты и прекрасны знаменья.

Следом иду – сквозь затменья – к Синаю,

К мигу, в котором смыкаются звенья.

***

Сквозь отреченья, чужую зиму,

Ошибок и заблуждений петли

Одна дорога – к Иерусалиму! –

Горят в душе маяки столетий.

Пускай другие помочь не могут:

Пески и воды сковали царства.

Одна дорога – к тебе и к Богу! –

Через проклятия и мытарства.