«НЕ ОТСТУПАЮ ОТ СВОИХ ПРИНЦИПОВ»

“Работница”, ежемесячный журнал для женщин и всей семьи. №6, 2016 год.

Татьяна Георгиевна Подберецкая – один из ведущих в России профессионалов в области жилищно-коммунального хозяйства, член-корреспондент Академии ЖКХ, член экспертного совета Государственной Думы Российской Федерации по ЖКХ и жилищной политике, Заслуженный строитель РФ и Почетный строитель города Москвы, лауреат многочисленных премий за успешно выполненные проекты.

Выступления и комментарии Т.Г. Подберецкой нередко звучат по телевидению, публикуются в печатной прессе. Многие жители Преображенского района Москвы и Центрального административного округа узнают ее в лицо. При этом мало кто знает, что до того, как освоить все нюансы в столь непростой для женщины сфере жилищно-коммунальных отношений, Татьяна Георгиевна на протяжении долгих лет руководила серьезными геолого-разведывательными экспедициями, работала в Закавказье и странах Востока – Иране, Ираке, Афганистане, своим профессионализмом добиваясь уважения и внимания со стороны коллег и местного населения, разбивая существующие в обществе стереотипы отношения к женщине.

Сегодня в ее графике трудно найти свободное «окошко» для интервью: дни Т.Г.Подберецкой расписаны буквально по минутам, несколько раз в неделю бывают командировки, ежедневно в плане – встречи с населением, участие в работе круглых столов, законотворческих дискуссий. Тем не менее, мне удалось встретиться с Татьяной Георгиевной и доверительно побеседовать о том, трудно ли руководить мужчинами, глубоко разбираться в столь «неженских» темах, как геология и ЖКХ, всегда стремиться к большему и быть абсолютным перфекционистом в профессиональных вопросах.

– Татьяна Георгиевна, в какой семье Вы родились? Как родительское воспитание сформировало Ваш характер?

– Мой папа был военным моряком, мама руководила детскими комбинатами. Оба прошли Великую Отечественную войну. Мама наравне с мужчинами воевала на «Дугласах», тяжелых американских бомбардировщиках, в 45-ой летной эскадрилье. Познакомились они с отцом на фронте. Поженились, в послевоенные годы папа продолжал плавать, мы много перемещались по стране. Родилась я во Владимирской области, после этого меня перевезли в Москву. Приходилось менять школы, адаптироваться к разным местам.

Родители и бабушка были прекрасно образованны, поэтому воспитание мы с братьями и сестрами получили очень достойное. В семье со времен прадедов процветал культ женщины, сказать плохое слово маме или бабушке было невозможно. Очень дружная, спокойная семья, где все относились друг к другу с добротой и уважением. Родня мамы – с повышенной совестливостью, многие пострадали за чужие неправды и проблемы. Честность – одно из главных качеств, которые воспитывались в детях.

До сих пор люблю и с теплом вспоминаю Владимирщину, где жили мои предки еще со времен Ивана Грозного. На местном кладбище похоронены многие родственники. Когда-то мой прапрадед построил в тех местах храм, который в советские годы был разрушен. Я нашла силы и средства его восстановить в память о родных. У моих бабушек были большие семьи, много детей. Одна из них на войне потеряла семерых… А вообще для нашей семьи есть три важных места, которые мы очень бережем: Владимирская область, Москва (мама – москвичка) и Севастополь (там родился отец).

– Как происходил выбор Вашего профессионального пути?

– По жизни я очень «упертый» человек. Окончив школу с золотой медалью, вопреки мнению родителей, сама выбрала геологию – поступила в Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии на факультет использования природных ресурсов. Получила квалификацию «инженер – геодезист». Отмечу, что на курсе, включая меня, обучались всего две девушки – остальные были парни.

После окончания вуза от аспирантуры отказалась, по распределению уехала работать сначала на Кавказ, через полгода – в Иран. Так страны Востока стали моей судьбой и стихией на долгие годы. Через три месяца работы из простого инженера стала главным, а еще через полгода на меня возложили обязанности начальника экспедиции. Доводилось трудиться в Средней Азии и Закавказье, в Афганистане, Иране, Ираке, Турции…

– Как известно, «Восток – дело тонкое»… Как воспринимали Вас мужчины-члены экспедиции и те иностранные коллеги, с кем приходилось общаться в разных странах? Случались ли какие-то сложности в общении и взаимопонимании?

– Могу признаться, что с мужчинами мне всегда было проще работать, чем с женщинами – они более структурированы, меньше подвержены эмоциям. Я выросла среди мальчишек, получала высшее образование в окружении молодых людей, так что соответствующая закалка с детства присутствовала. У меня были прекрасные педагоги-наставники в вузе, которые многому научили. Учеба изначально представляла собой сочетание теории и практики, поэтому к третьему курсу мы уже получили отличные профессиональные навыки, были готовыми специалистами.

Конечно, на Востоке сначала пришлось несладко, поскольку русская, молодая, да еще и женщина-руководитель. Не все мужчины сразу были готовы выполнять мои указания – менталитет в тех краях совсем другой, как и отношение к женщине. Однако признаюсь, где бы я ни работала, проблем с местным населением не возникало никогда. Помогало, безусловно, знание языка и умение находить контакт с самыми разными людьми.

Любая экспедиция – дело длительное, важно, чтобы в коллективе сразу сложилась правильная здоровая атмосфера, которую потом требуется только поддерживать. Для этого нужно сразу себя правильно поставить, четко выстроить профессиональные отношения, проявить уважение к местным традициям, не допускать ни малейшего панибратства. Первое время приходилось быть жесткой, случалось дважды отсылать сотрудников из экспедиции. Вела себя так, чтобы никто не мог в мой адрес даже пошутить, не то, что позволить еще какие-то неправильные действия. Но самое главное в такой ситуации – досконально знать свое дело, разбираться во всех нюансах, проявить себя профессионалом высокого класса. Тогда никаких лишних вопросов ни у кого не возникает.

– Как получилось, что уже в зрелые годы Вы решили круто изменить жизнь и освоить совершенно незнакомую сферу – жилищно-коммунальное хозяйство? Трудно ли Вам дался этот переход?

– После распада СССР я вернулась в Москву. Хотелось оседлой жизни, да и дочка закончила школу, ей нужно было поступать в вуз. К сожалению, в тот период многие люди моего поколения лишились работы, растерялись, не смогли приспособиться к новой реальности. Это коснулось и представителей научной интеллигенции: разваливаясь, российская геология потеряла значительную часть кадрового потенциала. Кто-то сдался, опустил руки, кто-то уехал за границу в поисках лучшей доли, но остались и те, кто продолжал бороться. Я – среди них.

Я не знала, куда хочу трудоустроиться. Просто очень устала от разъездов, мечтала об обычной размеренной жизни, работы с восьми утра до пяти вечера. Однажды пришла за справкой в РЭУ Преображенского района, увидела объявление, что требуется инженер по «спецработам». Я понятия не имела, что это такое, но решила попробовать. Была уверена, что как «технарь» во всем разберусь. Главный инженер РЭУ спросил меня, что такое «верхний розлив». Я ответила, что не знаю и про нижний, но готова изучить этот вопрос… Мой собеседник отреагировал более, чем скептически.

В первый же день моей работы на новом месте все начальники дружно ушли в отпуск, я осталась одна «разгребаться» со всеми проблемами. Сотрудники-мужчины, увидев, что пришла новенькая дама, стали подшучивать. Но ирония быстро закончилась: три месяца ежедневно я ходила с ними по всем объектам, вникала в каждую деталь, разбиралась в самых разных вопросах. Присутствовала на аварийных ситуациях, по звонку выезжала ночами.

Важная часть работы – человеческие взаимоотношения, установление понятных правил, взаимодействие с населением и сотрудниками. В этой области тоже пришлось многое поменять. Не секрет, что в коммунальной сфере часто обращаются друг к другу по имени, порой не слишком вежливо отзываются о специалистах. А у меня в районе жильцы называли слесарей-сантехников по имени-отчеству.

Иногда приходилось лечить подчиненных работников от запоя, отстаивать их в разных инстанциях, помогать решать жилищные вопросы. Постепенно люди начали хорошо зарабатывать, уважать себя, население тоже стало к ним с теплом относиться. Чужие, сторонние компании в нашем районе не работали, мы все решали своими силами. В итоге сложилась сплоченная, толковая и честная команда, со многими членами которой сотрудничаю и сегодня.

– Ваша следующая карьерная веха – руководство Преображенским ДЕЗом. Что бы Вы бы назвали в качестве основных достижений этого периода?

– За почти десять лет работы в этой должности удалось достичь многого. Время было непростое, переломное, наши инициативы считались «пионерскими», пилотными. Когда я пришла «на хозяйство», долгов по коммуналке у ДЕЗа насчитывалось 25 миллиардов, так что на первом этапе пришлось тяжело, случались острые конфликты, приходилось постоянно доказывать свою правоту в разных инстанциях.

К любой работе я подхожу творчески, мне должно быть интересно. В Преображенском районе был создан первый в столице Центр обслуживания населения (аналог современного ЕИРЦ). Мы ввели практику «одного окна». Поставили на все дома приборы учета. Абсолютно новаторские инициативы! Время располагало к поиску нестандартных решений. Хотелось внедрить тот положительный и перспективный опыт, что довелось увидеть в разных местах мира. Благодаря изменениям в законодательстве удавалось эффективно привлекать дополнительное финансирование. Москвичи говорили тогда «Преображенка – это заграница», настолько отличался в лучшую сторону наш район от остальных. Скажу без лишней скромности: действительно, по многим показателям наша работа считалась в столице самой успешной и передовой.

Под моим руководством началось масштабное благоустройство территории, вертикальное озеленение, строительство новых детских и спортивных площадок. Удалось восстановить храм Преображенского полка. Были построены «тематические» дворы со скульптурами. Причем не в элитных, а в самых обычных домах. Мне до сих пор очень нравится реализованная идея под названием «Царство дракона», а также двор с композицией по героям из басен Крылова.

Решили проблему распития спиртных напитков на детских площадках выделением специальных мест отдыха для взрослых, за которыми они должны были сами следить, убирать мусор.
А еще мы организовывали концерты, приглашали исполнителей для того, чтобы порадовать население на «День района». Многие молодые артисты получили успешный старт именно на нашей площадке.

Возникали порой ситуации, о которых вспоминаю с болью. Однажды сумели добиться, чтобы в квартире престарелой нищей пенсионерки подрядчики сделали ремонт, оплатили все накопившиеся долги по коммуналке и закупили женщине продуктов – человек буквально умирал с голоду… В нашей работе нужно вникать в каждую деталь, знать и понимать нужды и потребности людей.

В один из периодов работы в районе остро встала проблема со стихийным граффити. Я встретилась с молодежью, закупила для них баллончики с краской, и мы договорились, чтобы они нарисовали в определенных нами местах красивые картины. И получилось: художники обрадовались, и жителям понравилось. Также решали проблемы сохранности спортивных площадок – назначали ответственного. Вандализма в районе не было.

Вспоминаю, как трудно прививалась практика высаживания цветов, озеленения района. Едва ли не ежедневно наши посадки уничтожали или попросту разворовывали, но мы снова и снова упорно высаживали растения, чтобы жители почувствовали, что это красиво, учились ценить и беречь результаты труда. Я сама привозила из Голландии луковицы тюльпанов необыкновенной красоты. Настаивала на том, чтобы создавать необычные цветники и каскадные клумбы, – кстати, до сих пор стоят.

Большое внимание всегда уделяла отчетности. Ко мне постоянно приходили всевозможные проверки, но работали мы настолько скрупулезно и ответственно, что придраться было просто не к чему. Однажды в многомиллионном проекте нашли 73 рубля (!) нерационально потраченных средств. И не могли объяснить, в чем суть претензии!

Несмотря на то, что в последние годы занимаюсь другими проектами, являюсь экспертом в области ЖКХ для различных властных структур, принимаю участие в совещаниях по этой проблематике, разработке нормативной и законодательной базы, хорошие отношения с руководством Преображенского района сохраняю, мне оттуда нередко звонят – советуются.

– Куда обращаться людям, когда у них возникают вопросы по ЖКХ?

– К сожалению, уровень информированности нашего населения о сфере жилищно-коммунального хозяйства до сих пор не слишком высокий. А между тем, это целый комплекс сложнейших вопросов, который включает в себя не только взаимодействие с коммунальными службами и ответственными структурами власти, но и долгосрочное планирование, разработку бюджета.
Современные безграмотные инициативы чиновников зачастую ломают сложившуюся систему отношений, вмешиваются в рынок. Государственные бюджетные учреждения пытаются контролировать чужую собственность, мешают развитию ЖСК, ТСЖ. В области управления жилищно-коммунальным хозяйством не хватает высококлассных специалистов, настоящих профессионалов с опытом.

Рекомендую сразу напрямую адресовать все возникающие вопросы руководству ТСЖ, управляющей компании. Писать в высокие инстанции – бесполезно, сверху все опять спускается вниз. Проблемы надо обсуждать и решать на местах. Самим гражданам необходимо повышать уровень компетентности, сознательности, учиться быть хозяевами, активнее включаться в процессы по управлению собственностью, выступать со своими инициативами и идеями, учиться беречь и обихаживать то, чем они владеют, чтобы в хорошем состоянии передать недвижимость дальше детям и внукам.

– Какие человеческие качества, на Ваш взгляд, позволили Вам стать успешным человеком и высококлассным профессионалом в разных областях?

– Не скрою, очень помогало упрямство, я не отступаю от своих принципов. Привыкла сама принимать решения – и полностью за них отвечать, добиваться успеха собственными усилиями, осваивая все новое, что преподносит жизнь. Я никогда ни к кому не обращалась за помощью. Так меня воспитали родители.

Называю себя авантюристкой в хорошем смысле слова. Любым делом занимаюсь с великим удовольствием или вообще не берусь за него.

По природе я – трудоголик, работа и возникающие сложности меня стимулируют. Возможно, это качество не слишком благоприятно отражается на близких, – у меня замечательные дочь и внуки, но уделять им много внимания, увы, не получается. Тем не менее, семья – моя опора и главное счастье. Отдыхать не умею, не трачу времени на пустяки, из всех видов спорта предпочитаю экстремальные. Если чувствую, что выдохлась, еду кататься на горных лыжах.

Могу еще сказать о себе, что уже ничего не боюсь. Я была свидетелем революции в Иране, событий на Кавказе, это потребовало мужества, закалило выдержку, придало спокойствия. Философски смотрю на любые сложности жизни.

Убеждена, чтобы состояться в профессиональной сфере, нужно в первую очередь самому быть человеком, иметь внутренний кодекс правил, умение слушать и слышать других.