Стихотворения Визмы Белшевица

***

Тебя люблю я, как растет сосна:
Спокойно, тихо и неудержимо.
Подняв над мелкой порослью вершину,
К сиянью солнца тянется она.

Ты можешь ранить тонкую кору,
Польётся кровь древесная из раны.
Напрасный труд – смолы наплыв стеклянный
Затянет вскоре нежную кору.

Нет места мелкой горечи обид
В хмельном кипенье света, роста, жизни.
Едва сосне навстречу солнце брызнет,
Нет места мелкой горечи обид.

Меня не понимаешь ты? Так вот:
Когда щекою ты к сосне приникнешь,
Ты всё поймешь, ты в душу к ней проникнешь…
Тебя люблю я, как сосна растёт.

Перевод с латышского В.Тушновой

 

***

Руена* – лестницы, лестницы, лестницы
Лестниц на тот свет.
Вихрь подметает ступени пустынные.
Стен и дверей нет.
Не затанцуешь в залах разрушенных.
На сквозняке – сирень.
Хоть бы руины остались от Руены!
Лишь за ступенью ступень –
Лестницы. Только Мадонна гранитная
Всё ещё молится тут,
Руки воздела над этими лестницами,
Что никуда не ведут.
Души покойных домов неприкаянно
Ходят по ним сейчас.
Тихо вокруг, и мадонна гранитная
Не открывает глаз.
Руена в нимбе закатного пламени.
Лестницы в никуда.
Ноги чужие лестницу мёртвую
Не осквернят никогда.

* Городок в Латвии, разрушенный фашистами.

 

Мотая дней клубок    
Перевод Сергея Окулова

Вокруг мгновений, вокруг взглядов мотаю,
Я своей жизни нитку мотаю,
Дни мотаю и ночи мотаю,
И клубок мой с годами крупней.

Когда закончу я мотать нитку эту?
Изменился оттенок у цвета.
Те мгновенья — когда-то и где-то,
Может, просто пригрезились мне?

Я уж не знаю. Я привычно мотала,
И всё то, что я не испытала,
От меня навсегда исчезало
Под рядами намотанных дней.

 

***

Перевод Сергея Окулова:

Ветры бесятся. Ветры воют. Рига молчит.
Молчат камни стен неприкрытых.
На всех гербах молчат звери.
Молчат все башни. Петухи на шпилях
Тоже молчат.

Ветры буйствуют. Рычат. Рига молчит.
Словно вещь какая, молчит.
Под ударами равномерными
Трещит железо.
Вступивший в бой падает.
Но его капли крови
Молчат.

Ветры размахиваются. Бьют. Рига молчит.
Равнодушие? Тупость? Ступор?
Не спрашивай. Тебе не ответят.
Временному надо кричать,
Что он прав. Доказывать.
Вечный может молчать.

 

***

А была ли Беатриче? Беатриче не было.
Было вечное величье голубого неба.

Под влюблённым взглядом Данте
Ликом стало личико.
Флорентийская мещанка стала Беатриче.

Беатриче, боль поэта – ты была любимой,
Женщина, которой нету, луч неуловимый.

Людям этого не надо; люди, умирая,
Вспоминают муки ада и не помнят рая.