Стихотворения в переводах Веры Рудич

Оригинал материала находится по адресу:
www.vekperevoda.com/1855/rudich.htm

ВЕРА РУДИЧ
1872, Санкт-Петербург – после 1940

Окончила гимназию и курсы сестер милосердия. Работала наборщицей в типографии, корректором в суворинской газете “Новое время”. Печаталась с 1894 года, первый сборник “Стихотворения” вышел в 1902 году, еще четыре опубликованы в 1908, 1910, 1912, 1914 годах – все в Санкт-Петербурге в Издательстве А. С. Суворина. Вторая книга Рудич, “Новые стихотворения” (1908), была удостоена Пушкинской премии Академии наук. Вера Рудич была посетительницей литературного кружка “Пятницы Случевского”; увлекалась теософией. Поселилась в родовой усадьбе на Волыни; после переворота 1917 года “оказалась” за границей, изредка печаталась в эмигрантских изданиях. Участница антологии “Русская поэзия в Польше”, Варшава, 1937. К сожалению, на многих переводах Рудич ставила не имя автора, а лишь язык оригинала – поэтому они с большим трудом поддаются идентификации.
________________________________________

ХАНС КРИСТИАН АНДЕРСЕН
(1805-1875)

* * *

Оседлаю коня полудикого
И помчусь в беспредельную даль:
Не уйду ли от горя великого,
Не развею ль по ветру печаль?
Знойным солнцем за день напоенные,
Дышат жаром пустыни пески.
Жарче в сердце желанья влюбленные,
Рвется грудь от любви и тоски.
Загорается небо безбрежное
Мириадами ярких светил.
Но ярче то пламя мятежное,
Что в груди я моей затаил.
Кровь горячей волной подымается…
Конь мой! Дальше в раздолье степей!
Сердце, сердце во мне разрывается
От любви безнадежной моей!

ВИКТОР ГОМУЛИЦКИЙ
(1851-1919)

* * *

В старый домик с войны невредим он вернулся,
И рыдает от радости старая мать.
“Сын мой! Мальчик мой милый! Господь оглянулся
На печаль мою! Дома, со мной ты опять!
Страшно было, сыночек, в сраженьях и в битвах?
Я-то, я-то, что слез за тебя пролила!
Перед Матерью Божьей в горячих молитвах
Сколько длинных, бессонных ночей провела,
Сабли острые так вот и вижу, бывало,
Слышу – пули вот так и летают, свистя…
Я бы ноги теперь у врагов целовала,
Что мое не убили дитя!” –
Вдруг затихла и смотрит с тревогой неясной,
Гладя бережно русые кудри его:
“Ну, ты-то, сынок мой, мой мальчик прекрасный,
Ну, а ты… не убил никого?”
Тихо в комнате стало. Потом задрожали
Освященные вербы у темных икон:
С этих стен, что его кодыбель окружали,
Был вопрос материнский ему повторен.
Ярче вспыхнул язык огонька золотого
У лампады пред образом скорбным Христа…
Виден очерк суровый лица молодого
И сомкнутые плотно уста.

ЛЕОПОЛЬД СТАФФ
(1878-1957)

КРЕСТНЫЕ МУКИ

Как пусто. Отчего ж ко Мне вы не пришли,
И ты, трудящийся, и ты, обремененны
й? Расслабленный ушел с постелью, исцеленный.
Пяти хлебов куски в корзинах унесли.
Пусть смолкнет плач ягнят… Ваш праздник жертвы просит?
Я плоть Мою и кровь на жертву отдаю.
Прощен блуднице грех. Кто первый камень бросит?
Разбойник будет ныне же в раю.
Как тяжко смерти ждать под дикий рев толпы!
Больнее колет он, чем терния шипы.
Петух запел. Еще. Как ранят сердце звуки.
Где Петр? Уж близок час. Теперь недолги муки.
О Мать! Поближе стань. Утишь их злобный крик.
Ты плачешь, Иоанн? А ты, Мой ученик,
Бежишь, серебренников взять своих не смея?
Прости им, Боже Мой. Творят, не разумея!