Стихотворения Надежды Бромлей

***

Как скаредна весна, как заставляет ждать!             

Какъ седина сухих кустарников печальна!             

Покров земли и бел, и черен погребально;             

Громады снежных туч сдвигаются опять.             

И затверделый снег, встречая первый гром,             

На берегах лощин лежит, не тая,             

И тонкие концы березовых бахром            

Не зацветут, не зацветут до мая!             

Густой узор весной расправленных ветвей             

Все темен, – золотом зеленым не расцвечен.             

У рам невыставленных в комнате моей             

Печальна чернота двойная поперечин.

 

***

Какое самое первое слово?
Какое самое светлое слово?
Какое самое главное слово?

Его никогда не напишут с ошибкой.
На первой странице оно в букваре,
Его произносят повсюду с улыбкой,
И каждый малыш говорит во дворе…

Какое самое первое слово?
Какое самое светлое слово?
Какое самое главное слово?

Шепни его тихо, скажи его звонко.
Главное слово любого ребенка — «МА — МА».

 

***

Учитель старый сладострастья,

меж темных лип чужого сада

Столкнуло нас июльское ненастье, –

Не отклоняй мерцающего взгляда,

Дай руку темную – я рада.

Ты помнишь дымные и огненные речи?

Десятый год от нашей первой встречи,

Десятый год настал.

Ты детской страсти долго не наскучил,

и сердце детское сжигал

И тело детское измучил…

Ты научил как сладко-сладко лгать:

Так дай же мне поцеловать

Двойную губ твоих змею

И, содрогаясь, бешено сказать,

Свое “спасибо” и “люблю”.

Как прежде я тебя целую и дрожу,

Фантазия и страсть шипят во мне ключом,

ты тяжело и злобно дышишь: –

Я старому врагу по-старому скажу

Тихонько, – на ухо: – о чем? –

– Ты слышишь?

И жарче, и тесней прильну,

Как в прежние, как в старые года,

ты засверкаешь и прильнешь,

“Так будет?” – я шепчу

И ты кивнешь

“О, да!”

 

***

Сырое утро; за третьим домом
Улица съедена теплым туманом.
Печаль рассвета к вчерашним ранам
Прильнула мягким свежащим комом.

Трамвай скрежещет, стою на площадке,

дышу туманом, бежит мостовая; –

Вчерашние боли теплы и сладки,

Дрожа, толкают бока трамвая.

Красивый кто-то, но в черном взгляде

Лишь повседневность… твердит старуха

В платке и варежках: дай Христа ради…

– О крылья смерти: о холод духа!..

Смеюсь устало, кривятся губы,

Глаза тоскуют, суха гортань,

А мысли нежны, красны и грубы,

Поникло тело, – душа восстань!

Вчерашних встреч случайны, разны,

Благоуханны и пряны речи,

Больную кровь томят соблазны,

И ждут назавтра иные встречи.

 

***

Дорогому Гиггинсу

 

Мой Гюг! скажите ради Бога —

Не лгут, что зим окончен счет

И скоро тропик Козерога

Тверскую вдоль пересечет?

— Мне Соня сказала намедни

Прошу у Смышляева справиться!

Возможно, что бредни,

Но мне это нравится.

— Что пожелать? К чему, мой друг?

Мои желания несбыточны:

1. Хотела б я, что б были, Гюг,

Мои черты, как Ваши, выточены.

2. Нуждаюсь тысячах во стах

(Вы мне из кассы не отчислите?)

3. К чему бы смыслить Вам в стихах?

А Вы, как назло, смыслите.

4. Хочу фанфар — побольше меди

(Весь мир — моя прелюдия):

— А что же для Студии, лэди?

Но я — это Студия (держите Чебана).

5. Хочу к Вам в гости, милый друг,

(Мне безразлично, чай ли, кофе ль.)

Пасхально Ваш целую профиль,

Мой Гиггинс Гюг