Стихотворения Ингер Хагеруп в переводе Анны Ахматовой

Прелюдия!
Нам светофор мигает: “Стой!..”
Сквозь мокрый майский день
По свежим лужам мы одни
Бредем среди листвы густой,
Где разукрасила сирень
Лиловые огни.
И под дождем уютно нам,
И странно мы молчим.
Мы знаем – время не пришло,
Но нашим сладостно сердцам
Услышать, как звучит светло
Любви безмолвный гимн.

 

Карин Бойе
Все мы умрем когда-нибудь, подруга!
Тебя не знала я, но ты со мной,
Тебя я вижу здесь – в купе вагонном,
Ты словно снег, что прячет пламя Юга…
Тревожная в молчанье напряженном.
Упсальская равнина – мрак ночной,
И звезды над тобой летят высоко.
Была ты в мира самой одинокой.
Подруга! Всех людей конец известен,
Но будет жить души высокий строй.
Боль раскаленная твоих прекрасных песен
Тебя навеки сделала живой.

 

Норвежская рождественская песня
Снег за окном. Уютный дом. Родила сына мать.
Счастливой ночью рождества должны все сладко спать.
Большая елка. Блеск свечей. Детишек хоровод.
В рождественский счастливый день ждет радостей народ.
Забыть нужду, забыть печаль велит нам добрый Бог.
Танцуй и пой и ешь с семьей рождественский пирог.
А “храбрецы”, что день за днем далекий край бомбят,
Бросая щедро тонны бомб на головы ребят, –
Решили, ради рождества, устроить “выходной”…
Да будет мир на небесах и на земле покой.

 

Нурдаль Григ
Лишь ночь мильоны покрывал бросала над брегами, –
Свою Норвегию ласкал он нежными руками.
И что-то властное опять его сюда манило,
Он знал, что значит тосковать и горевать о милой.
В пылу борьбы и под огнем он был необычайным,
Мечтанье это стало в нем его оружьем тайным.
Сколь юным сердце быть должно, чья страсть неодолима.
Позор и честь несет оно своей страны родимой!
Сколь юным сердце быть должно и трепетным сверх меры,
Когда огонь несет оно чистейшей твердой веры!
Во времени ль огонь горит? Пока пылает пламя –
Норвегия боготворит его, как чести знамя.

 

***

Ты хотел, чтоб милой безделушкой
Стала я по прихоти твоей,
Шуткой и забавою за кружкой
Между веселящихся друзей.
Но слова иные сердце знает,
Что пылают и сгорают в нем…
Сколько женщин молча погибает
Под любви безжалостным ярмом!
Это сердце ты берешь рукою,
Безделушку милую губя…
Ты хотел, чтоб стала я такою,
Я и отрекаюсь от себя.