Стихотворения Александры Фукс

ПОСЛАНИЕ ДМИТРИЮ ПЕТРОВИЧУ ОЗНОБИШИНУ

Среди семейных огорчений,

Почти с растерзанной душой

Сидела я в уединеньи,

Чтоб горечь облегчить слезой,

И голос дружества советный

Меня утешить не умел, –

Вот в этот час твой стих приветный

Как бы с небес ко мне слетел.

Я все прочла; – о дар чудесный!

Исчез моей печали след,

И в миг луч радости небесной

Лил на меня целебный свет –

И вот я смелою рукою

Тотчас на лад свой лирный строй;

Восторженной моей душою

Возвысила я голос мой,

И звучно заиграв на лире,

Восторг со трун ее летел,

Забыла я о горьком мире,

Благословляя свой удел;

И мысленно перед судьбою

Свои колена преклоня,

Она с Поэзией святою

Так ознакомила меня;

Твоею Музой вдохновенна

Запела песни я певцам

Идань несла вся восхищенна

Непостижимым их дарам.

Не правда ль? Наши песнопенья

Замерзло сердце греют вновь,

Приводят чувства в оживленье

Чаруют, как сама любовь.

Воспела я того Поэта,

Который так чудесно пел;

Стрелою быстрой кругом света

Его уж Гений облетел;

Как будто бы все понимали

Его Божественный язык,

Единогласно все вскричали:

“Ты, Пушкин, славен и велик!”

Воспет и тот поэт известной,

Который так любезен мне:

Он лирою своей чудесной

Гремит в далекой стороне,

Имеет дар он всех собою

В одну минуту восхитить

И чувства лирною струною

В сердца других вмиг перелить.

А ты, певец младой и нежной!

Возможно ли тебя забыть,

Твой дар и быстрой и любезной?

Тебя увидеть – полюбить.

Поверь твои приветны звуки

Дошли тотчас к душе моей,

А голос сердца и в разлуке

Твердит: люби своих друзей.

 

РАЗГОВОР С МУЗОЮ ПОСЛЕ ОТЪЕЗДА ЕВГ. АБР. БАРАТЫНСКОГО ИЗ КАЗАНИ

Я

Что так задумалась, что так печальна стала,
Моя наставница, мой мудрый верный друг?
Тоска видна в глазах, как будто потеряла
Ты радости свои. Среди своих подруг
Сидишь в молчании и взор свой недовольный
Ты выразительно бросаешь на меня.
Чем я тебя, какой ошибкою невольной
Могла так рассердить, и в чем моя вина?

ОНА
Ах, ты притворница! ужель не отгадаешь
Вину тоски моей, когда ты и сама
Не менее меня задумалась, скучаешь,
Когда ты и сама не менее грустна;
С тех пор, как с нами нет любимого поэта,
Певца нежнейшего для будущих веков;
С тех пор мне скучно здесь, я не найду предмета
Рассеять чем себя. Хоть ты в мой мирной кров
Приходишь иногда меня забавить лирой;
Но тон ее не есть тон сердца моего,
Я расстаюсь с тобой опять с душой унылой,
Я не желаю вновь свиданья твоего.

Я
Что ж делать мне? Даются нам веками
Бессмертные певцы, вина ли то моя;
И что здесь твоего любимца нет уж с нами,
Неужели и в том все виновата я!
Ты прежде так была ко мне великодушна;
Я не могу понять, за что теперь терплю?

ОНА
За то, что не могу смотреть я равнодушно,
Когда скучает кто из тех, кого люблю;
Зачем просить опять ты снова начинаешь
Моих товарищей на вечера свои?
И ты меня своей нередко называешь,
А уж они давно, давно друзья мои.
Я не могу сносить, их скука утомила
На вечерах твоих. Тому пришла пора;
Уж в доме у тебя не то, что прежде было,
И не спешит никто к тебе на вечера;
Хотя ты занимать гостей не перестала,
Все так же кажется и убрано светло;
Но света для души теперь у вас не стало,
Собрание бесед упало, отцвело.
Ты знаешь, что того уже давно нет с нами,
Кто радость для меня повсюду разливал;
При нем с охотою я занималась вами,
Он ваши вечера собою оживлял.
Как будто б между вас его щастливый гений,
Летая, рассевал все скучные мечты,
Все думы мрачные протекших огорчений,
И рассыпал на вас веселия цветы.
То время протекло. Тебя я умоляю,
Оставь в спокойствии, не мучь моих друзей,
Их звать на вечера я строго запрещаю:
Довольно без твоих им в жизни скучных дней.