“Сорок девушек”. Каракалпакский эпос в переводе Светланы Сомовой

СОРОК ДЕВУШЕК

Государственное Издательство Детской Литературы
Министерства Просвещения РСФСР
Москва 1952 Ленинград

Перевод Светланы Сомовой

А на уступах встречных скал
Вооруженный пост стоял.
Поставил Суртайша стрелков
Закрыть проходы от врагов,
Дорогу к крепости закрыть,
Всех, кто поедет, — истребить.
Высокой серою скалой
Сокрыт был лагерь боевой.
Но солнце над скалой встает,
Военный караван идет,
А со скалы летит грозой
Крылатых стрел свистящий рой.
Враги! И, повод дав коню,
Навстречу грому и огню,
На приступ Гульаим летит,
Как солнце, меч ее блестит!
И сорок девушек летят,
Как звезды, их мечи блестят!

Передние ряды разбив,
Чрез ту скалу перевалив
И как алмазный водопад
Обрушась с каменных громад
В долину, по долине той
Летят воительницы в бой.
Летят!.. И вот он был каким,
Бой первый, что достался им.
Представь, что ожила гора
Из меди или серебра,
Что на дыбы она встает
И на тебя она ползет, —
Ее ты можешь обойти,
Живым остаться на пути.
Но если камни той горы
Наточены, как топоры,
С огромной скоростью летят
И в голову тебя разят,
Ты их не сможешь обойти,
Ты мертвым ляжешь на пути.
С такой огромной быстротой
Вели воительницы бой,
Как будто каждый меч таил
Смертельных сорок тысяч сил.
Их было сорок и одна,
И битва их была страшна.

Заря вечерняя встает,
А войско вражье все ползет,
Несметное, как саранча,
Холмы покатые топча, —
Оно ползет, ползет, ползет,
Не уставая бой ведет.
И только девушки горды,
Сразив передние ряды, —
Из тыла вновь враги ползут,
И снова бой они ведут.
И только что отряд решил,
Что вражеский разгромлен тыл, —
Ряды передние встают,
И снова бой они ведут.
Так кровь смешалася с зарей,
Заря — с багряной кровью той.
Убитыми легло в песок
Калмыцких сорок тысяч войск,
И девушки упали три.
Прекрасные, как свет зари,
Жизнь отдали они свою
За счастье родины в бою.
И вот еще другие две
Недвижные лежат в траве.

Но тридцать пять подруг живых
Как бы вдохнули жизни их.
Не властна смерть, ее беда,
Их снова сорок — навсегда!
И Гульаим, рассвирепев,
Как раненый пустынный лев,
Стремится с новой силой в бой,
Ведя наездниц за собой.
И девять суток протекло…
Ой, сколько крови натекло!
Там и сейчас в теснинах гор
Кровава глубина озер.
И десять суток протекло…
Ой, сколько мертвыми легло!
Там и сейчас в глухих горах
Холмы теснятся на холмах.
Бьют стремена о стремена,
И сталью сталь раскалена!
Мечи стучатся о мечи,
И искры сыплются в ночи
Кремень дробится о кремень,
И черным делается день!
И падающею звездой
Конь с крутизны несется в бой.
Гора из-под его копыт,
В пыль обратясь, за ним летит!
И на одиннадцатый день,
Чуть солнце разогнало тень,
Не устоял спесивый враг
И побежал трусливо враг,
Пред Гульаим мечи склонив,
Дорогу к крепости открыв.

* * *

В сиянье утренних лучей
Слезают девушки с коней
И, прислонив к стволу арчи
В крови, в зазубринах мечи,
Измучены, истомлены,
Сидят под кровом тишины…
Степных цветов, душистых трав,
Арчовых веток наломав,
Печально девушки плетут
Зеленый смоляной табут.
От крови мрамор тел омыв
И белым саваном обвив.
Подруги тихо на табут
Соратниц боевых кладут,
Что жизнь прекрасную свою
Отдали с недругом в бою.
Печально головы склоня,
Молчанье строгое храня,
Они пред сестрами стоят
И в очи мертвые глядят…
И на вершине вековой,
Что высится над всей землей,
Могилу вырыли они,
Зажгли в светильниках огни.
О сестры, спите вечным сном
В краю пустынном и чужом!
О сестры, павшие в бою
За землю милую свою,
Спокойно спите на заре
На белой мраморной горе!
Луна проглянет из-за туч —
Она пошлет вам первый луч,
Созвездья на небо взойдут —
Вам первые лучи пошлют.
И солнце, вспыхнув над горой,
Вас первых одарит зарей!

И памятники Гульаим
Воздвигла воинам своим.

И до сих пор там на заре
На белой мраморной горе
Увидеть путники могли б
Пять глыб гранитных, черных глыб.
Стоит незыблемый гранит
И золотую вязь хранит;
И годы и века пройдут,
Но эту надпись не сотрут —
На камне золотом она
Являет павших имена,
Вещает про великий бой,
Что шел под мраморной горой.
Пред камнем на колени встав
И камень тот поцеловав,
Тут написала Сарбиназ
Про сорок девушек рассказ.