РОЖДЕНИЕ СЛОВА

Электронная библиотека авторов Карелии на сайте Национальной библиотеки Республики Карелия.

Август, 2023 г.

* * *
Откуда вышла речь? Она из родника,
Что радостно журчит, к ладоням приникая,
Из шелестов сухого тростника,
Снегов и льдов неведомого края?..

А может быть, восстала из пучин,
Громов и молний, мудрости деревьев,
И погребенной магии зачин
Смог голоса грядущему доверить?..

О нет, Господь уста людские отворил,
Чтобы рождалось в мир живое слово
Благодаренья, истины, любви
И творчества, что будет вечно новым.

* * *
Умолкнет гул, в темницах рухнут стены,
Откроются просторы тишины,
И станет ясно для души смятенной,
Кто мы и для чего сотворены;

Очистившись, вновь засияет разум,
Преодолеет чисел частокол,
Польется речь… Мир словом с Богом связан,
Вселенной движет огненный глагол.
* * *
Старо как мир, а все же — ново!
Впитав тысячелетий стать,
Нам души наполняет слово,
И суть его — не разгадать.

Являет власть, имеет силу,
Меняет плотность и объем,
Конец времен предотвратило,
Из бездны вырвалось — живьем!

Клеймо лжецов, огонь пророков,
Отрада мирных пастухов,
Уста неведомых истоков,
Энергия молитв, стихов!

Бессмертного творенья область,
К грядущему нетленный мост, —
Запечатленный в слове образ
Создателя планет и звезд.
* * *
Стихи — живое полотно,
Мистическое рукоделье!
Окно с небес озарено,
Звезда стоит над колыбелью.

Всей бренности наперерез
Вершится чудо — вдохновенье!
Трехмерный мир иссяк, исчез —
Распахнуто иное зренье.

Струится радужная ткань:
Знакомые места, портреты,
Веков и судеб филигрань,
Утраченной любви сюжеты.

Душа воспримет чувств поток
И плотью облечет умело:
— Явление бегущих строк
На плоскости бумаги белой!

Свет изливается в слова —
Рожденья радостная мука!
Запечатленная молва,
Единство образа и звука.
* * *
Где речь твоя с рекой переплелась
В сказаниях, легендах, перегудках, —
Провидческая зародилась страсть,
Опровергая доводы рассудка.

Доселе слышен в ритме — кровоток,
Дары огня — запечатлелись в слове!
Встает любовь, как солнце, между строк,
И всякий раз — ее познанье внове.

Источник жив, искрит из-подо льда,
В устах людских — то жар, то шепот грусти…
Сквозь сотни лет журчит былин вода,
Сердец и судеб пробуждая гусли.
* * *
Рыдали звезды, падали, сгорая,
Над головой суда свистела плеть,
А всем казалось, я пришла из рая,
И многие со мной хотели петь.

Я о тебе ни с кем не говорила,
Переживая огненность родства,
И проходила черный жар горнила,
Соединяя судьбы и слова.
* * *
Когда кострами были дни объяты,
Никто не знал, кто служит и кому,
Он мне сказал: «Тебе ль не быть крылатой?
Тебе ль не петь?..» — и отступил во тьму.

Среди пустынь, утрат неодолимых,
Ищу конца, но голос роковой
Взывает вновь: «Тебе ль забыть любимых?
За мертвых всех… Тебе ль — не быть живой?!»

***
Когда о главном говорить нельзя,
Поэта с неба истиной разят.
Его стихи звучащие слышны
В отчаянье всеобщей тишины.
Над ним земной не действует закон:
Единому всецело предан он,
Кто инженер космических фигур,
Исток любви, хранитель всех культур,
И только в нем – могущество и власть,
Живое слово – высшей воли часть.

***
Слова теряют суть, они пусты,
Их ветер развевает, как листы
Сухие – и несет по мостовой
Неясный гул и междометий рой.
Прошелестели, и опять их нет,
Нас паутиной оплетает бред.
Разомкнуты границы, берега,
Скрывает знаки серая пурга.
И может статься, лишь поэты здесь
Напоминают: тайный смысл есть!
Не погремушки, полые шары, –
Но мудро сотворенные миры!
Хочу увидеть, как взойдет огнем
Живое слово – откровенье в нем!

***
Бьет источник счастья среди нагорий,
А в низинах льются потоки горя,
Обдавая кровью, золой и серой,
Пей из них, родная, страдай без меры!
Ибо нужно познать и отведать это,
Чтоб родиться в мире большим поэтом;
Распадись, умывшись водою мертвой,
Пусть тебя терзают хлысты и метлы,
Остановят сердце и душу вынут…
А в живых останешься – делай выбор.

* * *
Искать в мирозданье значения букв,
Словам возвращать изначальные связи,
Принять без иллюзий любовь и судьбу,
Стихами лечить человечества язвы.

Послушно божественный свет проводить,
Корням нашептать о разросшемся древе,
Задумывать жизнь, что еще впереди,
Молиться о чуде, все помнить — и верить!
* * *
В пространстве чистого листа —
Фигуры, имена, пейзажи,
Был каждый в жизни чем-то важен…
Безвременная маета!

Я погружаюсь в глубину:
В теснении теней, видений
Вдруг искру чувствую, идею,
Цепляюсь за нее одну.

Суть выпростав из шелухи,
Чудачества, случайной фразы,
Воспламеняя дух и разум,
Рождаются на свет стихи.
* * *
Как судьбу мою ни разматывай,
Только дальше бежит клубок…
За Цветаевой и Ахматовой
Искупительным вихрем — Блок.

Оказалось, души спасение —
От рожденья в себе нести
Маяковского и Есенина,
В заповедных стихах расти.

Слышишь, гусли звучат напевные,
Из заветных взошли глубин,
Где остались герои древние,
Каждый — воин и исполин!

Даже если от всех отрезана,
Позабыта, воспрещена,
Я выплескивалась поэзией
В неспокойные времена

И бродила по миру странницей,
От истоков пила живых.
— Голос мой на земле останется,
Отзовется в веках иных.
Не заклятие от забвения,
Лишь загадки имен и встреч,
Но в мгновения откровения
Бесконечна, бессмертна — речь.
* * *
Владимиру Маяковскому
C высот заоблачного роста,
Заглядывая в «Окна РОСТА»,
Идет «тринадцатый апостол».
Былое отвергает грубо,
О настоящем правду рубит,
Грохочет необъятной грудью.
Душа в тисках огромной дыбы,
Обрушены столетий глыбы,
В тысячетонных ритмах — гибель.
Гудит труба призывом медным…
Через снега и километры
Молчанье возвращают ветры.
Людские помыслы нечисты,
Ломают слово футуристы
На пепелище книжных истин.
Бурлит страстей многоугольник,
Пойми теперь, кому любовник,
И отчего до крика больно…
Забыт закон, разграблен свиток,
Безвольный вождь под властью свиты,
Кровавой смутой волки сыты.
Предвосхищая сцены ада,
Гримасничает буффонада:
Каждый четвертый — вон из ряда!
Сомненья обрывает поступь.
Казалось, на земле все просто…
— Кто здесь поэт? И чей апостол?..

* * *
Шумит в ночи Гвадалквивир,
Над рощами витает рондо,
Отсюда тембр гитарный родом,
Аккорды Кордовы в крови;

Шуршанье высохших олив —
Смешенье голосов, акцентов…
Колокола старинной церкви
Им вторят — долгий перелив.

Севильский веер, пламень — шаль,
Гортанный говор андалузский,
Цыганка в черно-красной блузке
Трагический чеканит шаг.

А в устье — ритмов кружева
Взбивает океан мелодий,
Тень Лорки по обрывам бродит,
Прибой переводя в слова.

* * *
Ты думал, все и вправду так,
И написать стихи — пустяк,
Взял шрифт и выбрал интервал,
Чтобы с небес продиктовал
Тебе дежурный серафим
Поэму голосом глухим.

А ты попробуй шар земной
Принять в предел души одной,
Взлететь — и провалиться в ад,
Калекой выползти назад,
Пройти уроки немоты,
Непониманья, темноты.

Знать почестей слащавый рай,
Где шепчут: «Славу выбирай!»
Призывный голос медных труб
И схимы одинокий сруб
Испробуют тебя на слом, —
А ты идешь своим путем,

В отрыве от друзей, семьи,
Все странники кругом — свои;
Но в пенье птиц, в дыханье трав
Созвучья тайну разгадав,
К творенью до конца времен
Освобожден и пробужден;

Тогда, вернув огонь назад,
Ты сможешь правду рассказать
О том, что видел на веку,
Исканья уложить в строку,
И может, через сотню лет
Признают: это был — поэт!

* * *
Бывает трудно отличить
Шедевр искусства от подделки,
Сравнить масштабы величин —
Звезды и газовой горелки.

Где подлинник, где — лом и хлам,
Кто иллюзионист, кто — гений,
Расставит время по местам
Неспешной сменой поколений.

* * *
Умолкла мыслей молотьба,
Преображаясь немотою,
Сменилась знаков ворожба
Первоначальной простотою,

Прозрачным холодом вершин,
Упругим натяженьем лука,
И струны замершей души
Предчувствуют рожденье звука.

Нет промедлений и преград,
Дорога творчества открыта!
Истоки мира говорят
В горящих буквах алфавита.

* * *
Избавь меня от чужих имен,
Отступников, голосящих ночами,
В зените жизни, как в самом начале,
Твой зов отчаянием заглушен.

Изнемогает душа от ран,
Разящих рифм закрутили вихри,
И если есть для поэта выход —
Он в тишине Твоего шатра.

***
Я собираю краски бытия –
В моей душе роскошная палитра!
За каждый миг любви благодаря,
За радуги и слезы, что пролиты.

Нет, все не зря! Под солнечным лучом
Вдруг вспыхивает капля дождевая, –
Огромный мир, что сферой облечен,
Как всякая душа земли живая.

И я гляжусь в ручьи, глаза собак,
Разгадываю судьбы в ликах, листьях…
Молюсь, чтоб твой источник не иссяк,
А многоцветной радостью струился.

***
Среди цветов и дикой мяты
Мне, босоногой и крылатой,
Искать божественных даров.
Раскручивать небесный свиток
Путей судьбы, доселе скрытых,
Чужих загадок и миров.
Бежать по глади речки смятой,
Дразнить лохматые закаты,
Ждать: молний, образов, стихов…

***
Она смятенна и неясна,
Как сонной раковины гул,
Моя поэзия! Напрасно
С судьбой смириться не могу.

Порой обманчиво-невинна,
Порой загадочно-дерзка,
Она ведет по жизни длинной
И вдохновляет свысока.

Моя надежда и опора,
Уверенность в любом бою,
Звучанье ангельского хора,
В котором за друзей пою.

Прости светло мои ошибки,
Сомненья, слезы – отпусти,
Позволь восторг незримой скрипки
Лучом на землю провести.

Над бездною и колыбелью,
Меж лет счастливых и лихих,
Зов неба, слышный еле-еле,
Моя любовь, мои стихи.

* * *
Еще поют мистрали, менестрели,
Вздымаются мятежные моря,
А говорят, поэты — устарели,
В забытом веке — лирика моя.

Кругом тяжелый скрежет шестеренок,
Железный рой бесчисленных машин,
Но в колыбели чувствует ребенок
Волнение божественной души.

И красота — всегда с тобою рядом,
Прислушайся — не смолкли соловьи!
Обнимет жизнь — благоуханным садом,
Я отзовусь — балладой о любви.

* * *
По первому зову — к листу,
Час жизни и смерти как будто:
Смятенье, ночная побудка,
И больше уже не усну.

Успеть пережить, записать —
Горит у поэта работа!
За кратким восторгом полета —
Смиренных трудов полоса.

Звучаньем небесным люблю
Мою беспокойную землю!
С ней творческий импульс приемлю
И многих еще вдохновлю.

* * *
Никто не принуждал: «Молчи!»
Безумием не заклинал в ночи,
Для бегства много других причин:
Штиль моря и аромат бахчи.

Глядело небо со всех сторон,
Как расщепляет жизнь фараон,
Речь укрывалась во тьме времен,
Ее вместили беглец, гаон.

Отшельничества избрав печать,
Я перестала в других звучать,
Одела мир облаков парча,
Чтоб новый смысл в тишине зачать.

Безмолвие — совершенный дар!
В анналах, хрониках — ни следа,
Но различаю: где города
Грудились, днесь высока вода.

Я скоро гляну из тысяч лиц
И господам пирамид, гробниц
Передаю, что огнем зарниц
Ворвется слово в уста цевниц.

***
Воскрешать кумиров – какая мерзость!
Не за них горели в веках, служили.
Отливается дерзость – в зрелость,
Вяжет струны из сухожилий.

Напрягаются позвонки и ребра,
Точно вся я стала – одномоментно! –
Грозной лирой, звучащей гордо,
Обжигающим инструментом.

Я скажу за тех, кто напомнить вправе,
Даже если рано ушли, погибли,
О великой силе, бессмертной славе! –
Разлетится голос победным гимном.

Нет, не хватит монастырей и тюрем,
Чтобы все умолкли, во тьме исчезли…
В нужный час – среди повсеместной бури –
Слово грянет в душах змеиным жезлом!

Разольется в скалах вода живая
И обрушит древней темницы своды.
Лишь такой любви на земле желали,
Поднимались, ждали в веках – свободы!

***
Живешь во мне, бесплотный гений
Запретных тем, заветных ниш,
Лучами дальних вдохновений
Чаруешь душу, бередишь.

Вдруг из разломов сокровенных
Звучат такие голоса!
В них память огненных вселенных,
Где путь нелегкий начался.

В земном пристанище суровом
Сияй последним маяком,
Стань мудрости бессмертным словом,
Неутомимым родником,

Взывай и поднимай на кручи,
Не дай забыться взаперти!
С тобой весь мир смогу озвучить,
Стихами – время воплотить.

* * *
Длиннее дни, благоуханней — ночи,
Шум отступает, меркнут голоса,
На лепестках прохладная роса —
Рассыпанные бусы многоточий.

Что мне до пересудов и молвы,
Когда открылись новые пространства!
И в них уже не царствуй — только здравствуй,
Сливаясь с философией травы.

Сорвется вздох, потом придут слова,
Других стихов в душе пролягут русла…
Без простоты — нет зрелого искусства,
Учись молчать, будь тишиной жива!..

***
Слова души приходят в тишине:
Шумы дневные отступили, смолкли,
Движенье чувств и образов слышней,
Далеких песен долетает оклик.

Дай прозвучать во тьме, среди толпы,
Превозмогая ураганы века,
Предвестием архангельской трубы,
Чей гимн не заглушить, не исковеркать.

* * *
Нечастый дар — соединять слова
И душу очищать теченьем речи,
От мастерства взойти — до естества,
Где изначальный образ безупречен.

Попутчики манили разменять
Сокровище на балаган базарный, —
Но с неба крылья стерегли меня,
За искушенья — страстью наказали.

Я уклонялась от бурленья толп,
Ища в пространствах идиом, убежищ,
Забытых смыслов, заповедных троп
Ростки великой тишины безбрежной;

Льды расходились, таяли снега,
Грядущим морем грезили ущелья…
Я собирала песен жемчуга
И выплетала судеб ожерелья.

***
Спускалась в ад, в кострах плясала,
Сны воплощала наяву!
Поэзия меня спасала,
Держала в бурю на плаву.

Случалось – ночь и парус порван,
Никто не знает, где земля…
Поэзия вела, упорно
Крутой волне благоволя.

Неосязаемая малость:
– Не вытравить, не отобрать!
Поэзия в душе осталась,
Божественная благодать.

Борение живого слова,
Свет через тьму пропащих лет…
Гореть, взлетать и падать снова! –
Не сомневаться, что – поэт.

***
Вместо кружев – паутина,
Дробь, базарная молва,
Безвозвратная пучина –
Оскверненные слова.

Как из трескотни постылой
Тысячи развязных ртов
Вырваться – творящей силой,
Заревом первооснов?

Вдохновиться древним чудом
Искр, облеченных в плоть,
Стать сияющим сосудом
Смыслов, что вложил Господь?..

***
Сменялись стражи, бились над душой,
Но не могли поймать, стреножить ветер.
Через меня высокий голос шел,
Что для него – преграды, стены, клети!..

Звучал повсюду – ясно, как в раю,
Очнулись трубы, скрипки зазвенели…
Так я узнала, для кого пою
И в чьем дыханье – жизнь моей свирели.

***
Огонь ведет моим пером,
В открытости границ – робею,
И эхом отдается гром
Из поднебесья – в подреберье.

Усилие вселенных двух
Опровергает тьму устоев.
В поэте – человек и дух,
Которого он удостоен.

***
Художник ищет свет. Далекий звук
Торопится расслышать композитор.
Поэт стремится из безмолвных мук –
К стихам, в осеннем воздухе разлитым.

Их окрылит порыв, а не успех,
Движенья чувства – родственны деревьям!..
Творец глядит из пробужденных всех,
Кто созиданью дар души доверил.

***
Опять заструюсь серебристым дымком над бумагой,
Извергну любовь, что пульсирует в сердце моем,
Восстанут стихи среди пепельных волн – Карадагом:
Пока вдохновляем и чувствуем, – в слове живем!

Салютом огня в поднебесье забрасывал случай,
А ночь линовала дождем горизонтов тетрадь…
Смиренье и страсть я хочу с наслажденьем озвучить,
В тебя перелить, несгорающим буквам отдать.

***
Не предавай судьбу за бремя славы
И мимолетный ураган страстей,
Поэзия звучит не забавы,
Чем громче пафос, тем слова пустей.

Не становись в ряды продажных судей
И лицемеров, яростных служак,
Среди слепых истории орудий
Свободной воли возведи маяк.

Разумен будь в желаньях и свершеньях,
Не опасайся травли и нужды,
Твои стихи в грядущих поколеньях
Взойдут сияньем северной звезды.

***
В смятенные мгновенья мира,
Под грохот рухнувших основ,
Явилась пушкинская лира –
Гармония раздумий, слов

Волшебное прикосновенье
К истокам жизни и мечты!
Не прекращается творенье
Любви, свободы, красоты.

Божественное равновесье
Вмещаемо и вглубь, и вширь
Безмерностью – земной, небесной, –
Всечеловеческой души.

***
Вселенная, океан языка!
Вихрение замыслов, молний, мелодий
Безвременных! – Сила волны велика,
Выплескивает киловатты просодий.

Смешение запахов, звуков, цветов
В расплывчатости голосов и дыханий;
Бесчисленность разумов, вспышки миров,
Отсутствие жесткости очертаний.

В единстве неявленном слово живет,
Вне знака и символа, шрифта и текста.
Полифония – пророк и рапсод,
Им дар сопряженья достался в наследство.

Поэт воспевает стихийный подъем,
Возврат к изначальным высотам творенья!
Исполнено сердце небесным огнем,
Предчувствием образа и воплощенья.

***
Поэт, душой не ведай осужденья,
Не подстрекай, не объявляй войны,
Но призывай – искать соединенья!
Дни разделений в мире сочтены.

Твой путь – молить о просветленье скором,
Держать баланс космических весов
И на Земле звучать великим хором,
Вселенским половодьем голосов.

***
Благодарю за радость творчества
Сегодня и вчера и впредь,
Дары любви и одиночества,
Возможность говорить и петь!

И для меня доныне праведно
Через века, дожди, ветра
Сиять в неугасимом пламени
Души – на острие пера.

Электронная библиотека авторов Карелии на сайте Национальной библиотеки Республики Карелия