РОСТОК

Альманах. Выпуск 7.

Красноярск: “ЛИТЕРА-принт”, 2012. – 172 стр. Тираж 200 экз.

Альманах поэзии и прозы красноярской молодежи и писателей из других регионов.

Составитель – Ольга Чинякова.

Стихотворения из сборника

***

Мне, отлученной от родни и рая,

Встающей трудно на обратный путь,

Позволь взглянуть в твои глаза, Израиль,

Из рук твоих живой воды хлебнуть,

Чтобы в холодной темноте изгнанья

Я знала точно: у души есть дом!

И бесконечность нашего свиданья

Сияла в сердце огненным щитом.

***

Ты далек, только очень близко

Я – стремительна и упряма.

О тебе напишу записку

И оставлю – под камнем Храма,

Что был дважды уже разрушен.

Но восстанет опять – так скоро!

Здесь сольются в молитве души,

Возрождая священный Город.

За любовь не дано награды,

Близость – долгая сердца мицва.

Я в разлуке с тобою рядом.

Слез дожди очищают лица.

Лбом врываюсь в седую древность.

Сны галута и боли – мимо.

Наше счастье, свобода, верность –

В серых стенах Иерусалима.

***

С тобой в разлуке третий год.
В душе зима, на стеклах иней.
Планета, сделав оборот,
Летит в безжизненной пустыне.

В камине тлеют угольки.
Ты знаешь, здесь так много снега!
И медленней стучат виски:
Кровь тоже устает от бега.

Я вся прозрачна, как слюда,
Сомненья разлетелись в вальсе.
Изольда — просто изо льда,
Застыла музыкой февральской.

Бела несмятая постель,
Все реже вспоминаю имя.
Вдруг теплой вестью —
сквозь метель! —
Уже весна в Иерусалиме!


Дальний путь до конца не виден,
Маяками – огни в темноте.
Мы учились прощать обиды,
Выходить из физических тел,

Узнавать: мир слишком условен,
Эта жизнь – подобие квеста…
Не печалиться, не злословить,
Принимать с бесстрастностью вести,

Останавливать тех, кто рушит,
Объяснять, что значит – свобода
И беречь бессмертные души
Богом избранного Народа.

***

Увези меня обратно
на Святую Землю,
Где все камни живые,
в каждом — скрытая память,
Где Создателя образ ветрами
по душам развеян,
А с вершины горы до сих пор
спускается пламя.
Увези меня, милый.
Я знаю на ощупь дорогу.
Я сольюсь с тишиной,
в ней открою россыпи клада!
Я хочу озвучить любовь.
Стать еще ближе к Б-гу.
И купаться с тобой
по утрам в водопадах.

***

Мою праматерь звали Ева.

…Как голубеет неба синь!

Росло до неба жизни древо:

Святыня – в тишине пустынь.

А мы шагали сквозь расстрелы,

Лежали мертвые во рву:

Евреи, финны и карелы,

Познавшие свою судьбу.

Теперь нас окликают братья.

За миллионом голосов

Стоят невидимые рати,

Хранители земных часов.

А правнуки – живая поросль.

– Я прошлое казнить не дам!

Свободна кровь, и вьется волос,

А прадеда зовут Адам.

***

Все мы ищем свой путь и забытый исток,

Плоть от духа неотделима.

Как прабабка моя, я надену платок

И пойду по Иерусалиму.

Он стоит на холмах, город мой золотой.

Из холодного плена исхода

Я вернулась назад, я вернулась домой,

К свету Бога и силе народа.

Шли сюда через казни и концлагеря,

Тесноту поездов и паромов,

И спасала евреев, хранила Земля

От смертей и от новых погромов.

Память предков – высокий мучительный суд.

И когда-нибудь дети и внуки,

Пережив испытанья, в Израиль придут,

Чтоб сложить здесь молитвенно руки,

Встать у Храма, всю мудрость и горечь принять.

На чужбине тоска нестерпима!

В поколеньях пылает на сердце печать:

Трудный путь до Иерусалима.

***

Именам не стереться.
Даже в черной пустыне –
Пламенеет свеча.
У меня через сердце
Льются слезы Хатыни,
И чужие младенцы
В моем чреве кричат…

Обгоревшие кости
Жаждут поминовенья!
Их мольба леденит.
Горький дым Холокоста –
Всем набат от забвенья:
Это очень непросто –
Оставаться людьми.

***

К ответу наше поколенье требуют
Все узники, чьи души высоки:
Мне разрывают сердце трубы Треблинки,
Освенцима свинцовые тиски!

О, сколько вас, доныне неоплаканных,
Зарытых в рвах, пропавших в лагерях!
Иду за вами – темными бараками,
Где безнадежность, отчужденье, страх.

Спускаюсь в бездну ужаса кромешную,
И рассыпаюсь пеплом из печи.
– Скажите миру правду безутешную,
Чтоб не рождались снова палачи.

Вновь крик летит из душегубки газовой,
– До повторенья катастрофы – шаг!
Предупреждают те, кому обязаны
Мы радостной возможностью дышать.

– Не допустите повторенья, правнуки!
Мы отвечаем строгому суду
И каждый миг стоим на вахте памяти,
Предотвращая новую беду.