Прививка от энцефалита

Поездка в Южную Африку одарила меня и другим незабываемым впечатлением. Чтобы сделать уникальные фотографии, мы с Марком путешествовали в горных местах, куда добирается не всякий турист. На столике в лодже лежало оповещение, что по территории ходят вооруженные представители местных племен, и вступать в контакт с ними не рекомендуется. А еще на всякий случай гостей предостерегали: в траве водится черная мамба, свидание с ней грозит самыми неприятными последствиями.

Никаких прививок до поездки я не делала, все сложилось достаточно спонтанно. О возможных опасностях, погружаясь в природные реалии, даже не думала. Ровно до того момента, пока одним прохладным иссиня-черным вечером не увидела на груди у Марка неизвестное насекомое. Вечерами холодало. Фотограф собирался растапливать камин и принес в хижину дрова. Видимо, с ними прибыл и непрошенный гость, африканский клещ, как я сразу предположила. Никаких подручных средств для самостоятельного изъятия кровососа у нас не было, так что пришлось отправиться к служащему лоджа, местному жителю, за помощью.

– Точно, клещ! – уверенно подтвердил он мои подозрения, вооружившись очками с одним запыленным, треснувшим стеклом. – Можно подхватить энцефалит. Клещи у нас активные, зараженных много.

Я увидела, как краска сходит с загорелого лица Марка вместе с привычным выражением беспечности. Да и сама слегка испугалась.

– Ясно. Что надо делать?

– Оставлять его в теле нельзя, – авторитетно заявил служитель. – До ближайшей больницы триста километров. Но сейчас ночь, горы, можете не успеть добраться.

– И какие у нас тогда варианты? – хрипло выдавил из себя Марк.

Весело насвистывая, местный житель полез куда-то под стойку, извлек ржавый примус, спиртовку и длинную кривую иглу. На грязноватую тряпицу и слежавшуюся серую вату я старалась не смотреть.

– Будем выжигать! – торжественно объявил темнокожий экскулап.

– Выжигать?! – выдохнули мы с Марком хором.

Служитель запалил спиртовку, достал литровую бутыль с подозрительной мутной жидкостью, протер иглу. Потом раскалил ее на огне. Я отвернулась, Марк опустился на стул. Запахло жареным в прямом смысле этого слова.

– Есть! – наконец торжествующе воскликнул наш спаситель. На конце иглы я заметила жирную черную точку.

Продолжая насвистывать, абориген прижег ранку открытым огнем, залил жидкостью и потушил примус. Марк балансировал на грани обморока.

– Это все? – прошептала я.

– Да, идите в хижину, ждите. Если до утра температура не поднимется, все будет хорошо. А если вдруг начнется жар… Срочно приходите, будите! Вызовем санитарный вертолет.

На негнущихся ногах мы вернулись в хижину. В голове калейдоскопом проносились бессвязные картинки. Марк просил у меня прощения за то, что притащил в Африку, и давал дружеские наставления. Я держалась, но с ужасом думала о том, что может произойти дальше. Раз в несколько минут проверяла у несчастного температуру, да и у себя заодно. Не было в моей жизни более длинной ночи.

К счастью, обошлось. С первыми лучами солнца мы поспешили к целителю. Он обработал рану еще раз и удовлетворенно хмыкнул.

– Будете долго жить!

– И часто вам приходится этим заниматься? – поинтересовалась я, когда стало очевидно, что буря миновала.

– Да, каждый сезон бывают искусанные туристы. Клещей у нас много, москитов тоже. А те вообще малярию переносят. Приходится оказывать первую помощь на месте, мы привыкли… Считайте, что повезло. И у вас теперь есть прививка от энцефалита.

Я горячо поблагодарила нашего находчивого друга и Всевышнего. Но задумалась о том, что, возможно, перед отъездом прививки и вправду стоило сделать.