ПОД НЕБОМ БАХЧИСАРАЯ

“Трибуна”, общероссийская еженедельная газета. 4 сентября 2014 г.

Однажды во время путешествия в Крым дорога сама неожиданно вывела меня к Бахчисараю – одному из подлинных историко-культурных магнитов этих мест, бывшей знаменитой столице Крымского ханства.

Въезжая в город, мгновенно ощущаешь его необычную ауру, проникаешься причудливым эклектичным колоритом, сочетающим элементы самых разных эпох и культур. Когда-то здесь мирно жили вместе крымские татары, караимы, армяне, греки… Устремленные к небу тонкие минареты и сверкающие в солнечных лучах купола храмов, караимские кенассы и уютные, заросшие зеленью, старинные дворики, мастерские и ресторанчики определяют удивительный и непохожий на другие крымские местечки облик города, формируют его спокойный, гармоничный характер.

Невольно в памяти возникают многочисленные исторические сюжеты и литературные ассоциации. Вдохновенная атмосфера Бахчисарая бережно хранит память о династии крымских ханов: одной из самых ярких достопримечательностей является роскошный дворец – бывшая резиденция правителей.

В уникальный комплекс зданий Хан-сарая входят музеи, библиотека, мечеть, гарем, сады, баня, конюшня и даже кладбище… Строения ансамбля не раз находились под угрозой разрушения, но сегодня делается все возможное, чтобы сохранить и передать потомкам жемчужину крымско-татарской архитектуры.

В гулкой галерее дворцовых залов прохладно даже в жару. Перемещаясь по зданиям, задерживаю внимание на деталях: впечатляют цветные стекла, росписи на наружных стенах, узорные потолки, прихотливый дизайн внутренних помещений, многочисленные низкие диваны и изысканные ковры, располагающие к утонченным беседам, вкушению яств и наслаждению. Подлинный «дворец-сад»: из окон открывается вид на обширную парковую зону, снаружи и внутри – большие и маленькие фонтаны, среди которых, вне сомнения, – главный шедевр, воспетый гением А.С.Пушкина.

Как и столетия назад, по каскаду мраморных чаш медленно соскальзывают капли воды, похожие на скупые слезы хана Гирея, скорбящего о потере любимой – Диляры Бикеч. Великий русский поэт был настолько впечатлен легендой, послужившей созданию этого архитектурно-лирического памятника, что поведал о ней в знаменитой поэме «Бахчисарайский фонтан». Традиционно в верхней чаше находятся две свежесорванные розы, их приносят ежедневно, – считается, во время посещения дворца Пушкин положил в воду живые цветы как символ бессмертной любви… Кстати, память Александра Сергеевича в Бахчисарае тоже чтят: в старом городе установлен монумент в его честь.

Среди других привлекательных для туристов местных достопримечательностей – необычный парк «Крым в миниатюре», где за короткое время можно познакомиться с многочисленными интересными местами полуострова. Но мне захотелось проявить силу характера и подняться в пещерный город Чуфут-Кале (в переводе – «Еврейская крепость»). При желании на овеянные туманом горные вершины можно попасть на внедорожнике, но гораздо приятнее проделать пеший путь, с чувством, толком и расстановкой, без устали любуясь окружающими природными красотами.

Сначала тропа приводит к скальному Свято-Успенскому монастырю, где взору открываются храмовые постройки, с трудом прилепившиеся к грандиозной серой груди каменной глыбы. Поднявшись к церкви, можно увидеть редкие иконы, удивиться кельям, выдолбленным прямо в горной породе, испить воды из местного родника. Во время Крымской и Великой Отечественной войн здесь размещался госпиталь. В годы советской власти монастырь был закрыт, зато сейчас подворье активно реконструируется, благоустраивается окружающая территория.

Поднимаясь дальше по тропе, восхищаясь видами окружающих гор, удивляюсь козам, спокойно пасущимся на почти отвесных склонах, рукотворным строениям, виртуозно «вписанным» в каменные ниши, прохожу мимо захоронений погибших воинов и кладбища дервишей. Наконец передо мной открывается торжественная картина: на фоне раскинувшегося небесного безмолвия появляются строгие каменные постройки. Трудно представить, что на протяжении нескольких столетий здесь, на негостеприимных высотах, рождались, трудились и умирали, молились Всевышнему люди. Условия далеко не самые простые для выживания. Облака опускаются так низко, что ветер бросает волны прохладной влаги прямо в лица путешественников, на стеклах фотообъективов немедленно образуются тяжелые капли.

Глядя на почти библейскую долину Иосафата, вхожу в город, двигаюсь вдоль крепостной стены и понимаю, насколько мощно укреплен был Чуфут-Кале: естественные преграды в виде суровых скал в сочетании с оборонительными сооружениями, защитными рвами делали город почти неуязвимым для многочисленных противников. Главная проблема жителей заключалась в дефиците пресной воды, ее через систему желобов собирали особым образом и хранили в многотонном резервуаре в скале. Для питья воду поднимали из близлежащих источников, для прочих нужд использовали выпадающие осадки. Подземная гидросистема являлась объектом особой важности и секретности.
Провести несколько часов на горном плато среди облаков – необыкновенно романтично. При взгляде с высоты особенно вдохновляют пейзажи: под отвесными обрывами раскинулись узкие долины, густо поросшие пышной растительностью. Местами их прорезают вьющиеся по ущельям дороги. Многие дома в Чуфут-Кале были расположены под землей, чтобы попасть в чью-то заброшенную «усадьбу», необходимо раздвинуть сухую траву, осторожно пригнуться и спуститься в пещеру.

Нередко за узким входом открывается просторная зала с небольшими окнами, колоннами, прекрасной акустикой и ступеньками, ведущими на следующий «этаж». Особенно удивительно, когда под каменными сводами вдруг неожиданно начинает звучать живая музыка – порой здесь экспериментируют музыканты.

В Чуфут-Кале можно осмотреть и надземные, более привычные для нас постройки. Вот за каменными стенами Большая и Малая караимские кенассы – молельные дома. У входа надписи на древнееврейском языке, остатки миквы – ритуального бассейна. Крымские караимы бережно хранили заветы предков, чтили Тору как главный источник святости и духовных знаний. Уцелел и добротный дом известного ученого-гебраиста, путешественника, собирателя еврейских древностей А.С.Фирковича, который поселился тут в 1865 году для исследования традиций, быта и религиозных практик караимов. Исследователь был похоронен здесь же, на старом караимском кладбище, в 1874 году.

В Чуфут-Кале можно также увидеть развалины мечети и мавзолей Джанике-Ханум с арабской вязью у входа – место упокоения дочери хана Тохтамыша. Когда-то в городе функционировал монетный двор, работала первая в Крыму типография, выпускавшая преимущественно книги религиозного содержания. Местоположение и могучая энергетика города как будто предопределяют его особенное, строгое, молитвенное устремление для последователей всех вероисповеданий.

Чуфут-Кале оказался покинутым его обитателями в конце XIX века, но включая фантазию, и сегодня можно представить себе непростые детали городского быта, притронуться к камням, помнящим извилистое течение времени в истории Крыма. У меня после посещения Чуфут-Кале осталось в душе очень возвышенное, торжественное настроение, точно я постояла на тонкой грани между землей и небом, где до сих пор звучат отголоски старинных молитв и песнопений, призывающих к миру между представителями различных народов и конфессий.