Переводы стихотворений Виттории Колонна

LXXIX. Qui fece il mio bel Sole a noi ritorno…

Перевод С. Шервинский, Стр. 183

Сюда вернулся он, мое светило,
Добычей царской нагружен богато.
Ах, мука вновь зреть место, где когда-то
Для глаз моих день солнце озарило.

Тысяча слав его здесь окружила,
Почет от самых знатных; в час возврата
О слышанном свидетельствовал свято
Изысканный рассказ и взоров сила.

Он, побежденный просьбами моими,
Мне показал рубцы, сам повествуя
Про ряд побед, столь многих и бесспорных.

Грущу о них, как веселилась ими.
В различных мыслях радуюсь, тоскуя,
Лью мало сладких слез и много скорбных.

VI. Vivo su questo scoglio, orrido e solo
Перевод Р. Дубровкин, Стр. 183

Приют мой одинокий прост и строг:
Живу, как птица, на утесе голом,
К возлюбленным сердцам, к ветвям веселым
Не возвращаться я дала зарок.

Зато для гимнов здесь простор широк:
Ты солнцем светишь мне над мрачным долом,
И стаи мыслей с клекотом тяжелым
Слетаются, свернув с других дорог.

Тут наступает счастья миг коротки,
Когда они, восторженны и кротки,
К блаженству дольнему влекут меня.

Но если б слов пылающая сила
Твой образ возродила из огня,
Я бы восторга высшего вкусила!

X. Qual digiuno augellin, che vede et ode
Перевод Р. Дубровкин, Стр. 185

Птенец, когда его терзает голод,
Вдруг видит мать и птицу над гнездом:
Любовью возникающей ведом,
За ней готов лететь он в зной и холод.

Он сердится, что слаб еще и молод,
Что крылья расправляются с трудом,
Но наконец покинут тесный дом,
И воздух криком радости расколот.

Так сердце торжеством твоих лучей
Питаю я, о истинно живая,
Неугасимая лампада дня!

Пером скрипучим водит за меня
Любовь, и часто, солнце воспевая,
Не понимаю собственных речей.

Сонет 1.

Пишу, чтоб говорить тоска могла:
Она мне – хлеб, и брезгую сластями.
Мое я Солнце не дарю лучами,
Великий дар Земле – его дела.

Еще причину горевать нашла:
Его не стою с жалкими стихами.
Прославят лучшими его строками,
Чтоб Смерть от славы прочь ни с чем ушла.

Его люблю и верю, и болею
Утратой – горем лишь одним сильна я.
Ни разум мне, ни время – не леченье.

Мой голос – плач, скорбит, не услаждая,
Вздох сумрачный, не радостное пенье.
Возьму я не изяществом – страданьем.

Сонет 2.

От долгих мыслей, долгого стремленья
Со мной любимый образ мой всечасно:
Его мой разум видит живо, ясно,
Спасая там, где не поможет зренье.

Божественное с ним делить свеченье,
К нему быть ближе дух мой рвется властно, –
Откроет крылья, в небе реет часто,
Отринув тяжесть и к земле влеченье.

Так, радости причастна совершенной,
Я, мнится, слышу речь, что помогает
Гармонии небес мне приобщиться.

Иль, может, сжалившись, тот несравненный
В печаль мою свет дальний посылает,
Чтоб, пусть не во плоти, но мне явиться?

Сонет 4.

Я свой огонь надеждою усладной
Всегда и разжигала, и питала,
Но вырос жар, – зачем ее не стало? –
Горю печалью несмягчимой, жадной.

Что сделать мне, – не ждущей, безотрадной, –
Чтоб воспаляться язва перестала?
Какое насыщенье мне пристало,
Коль сад обобран смертью беспощадной?

Но, может, муку, что меня сжигает,
Мне факел чистый вызвал той любовью,
Что вечный свет навечно посылает.

Страсть чудная жива самой собою:
В душе моей питанье получает,
Ее вполне достойное ценою.

Сонет 5.

Неугасимый свет мой, ты сражался,
Приязни сил природы не имея.
Твой меч, отвага, честь в любое время
Служили, как бы ветер не менялся.

Умом, разумным взглядом добивался
В столь краткий срок победного решенья,
Что подвиг был – предмет для удивленья
И совершившим всякий восторгался.

Ни люди, ни стихии, ни твердыни
Стези не преградили беспримерной,
Искусству или доблести сдаваясь.

Земных вершин достиг ты – и, наверно,
Ты высших почестей вкушаешь ныне,
Венком небесной славы украшаясь.

Сонет 6.

Как тихо, ласково ты, море, было,
Как я в челне богатом отплывала!
Груз ценный и украшенный немало,
С попутным, свежим ветром ты стремило.

И небо, что лучи отрады скрыло,
Без туч, без гроз свет чистый посылало…
Удачи бойся! Мирное начало
Не всяк конец пути определило.

Фортуна, нечестивица ты злая,
Изменница, разишь неправым гневом:
Cвирепа буря, ужасы все ближе…

Дожди, ветра, блеск молний ослепляют,
И гады жадные раскрыли зевы…
Но верную звезду в пути я вижу!

Сонет 7.

Петля все туже – кто меня избавит,
Коль ум, любовь – ее все поощряло,
Ни гнев, ни смерть – не в помощь мне нимало,
Cилок сплела мне вера, время ставит?

Иль кто огонь, что душу жжет, ослабит?
Душа не просто столько не страдала,
Но мукой счастлива, как честью, стала, –
Ни вздох, ни плач огня уж не подавит?

Мой свет одежды тленной не имеет –
Взлетел в большую даль, в благое царство,
И я в жару, в неволе потому-то …

Пусть хитрость, мощь, судьба объединятся –
Моих причуд упорных не изменят:
Огонь любезен мне, милы и путы!

Сонет 9.

Вы были мною, Вами я была;
В любви одной душой мы быть умели,
Своих мы жизней порознь не имели,
Но ту лишь, что в возлюбленном жила.

Вас благодать всевышняя взяла –
Мир низменный без Вас мне дорог еле.
Когда бы Вы мне помощь дать хотели,
Чтоб за двоих врага отбить могла!

Вокруг меня рассейте тень, пошлите
Мне крылья – и взлететь я попытаюсь
На правый путь, что показали Вы же.

Для Вас глаза закрою, отрекаясь
От ложного и суетных событий.
Открыв их, настоящее увижу.

Сонет 10.

В какое же глумленье превращаешь
Ты жизнь, любовь! Светло – приходишь тьмою,
В груди моей с острейшею тоскою
К любимому желанье зажигаешь!

Дары, что от природы получаешь,
Тем в радость, кто не ласкан был судьбою;
А мне – в печаль: ведь ты, играв со мною,
Меня к горчайшим вздохам возвращаешь.

Как вижу изобилье, цвет ярчайший,
Так знаю вновь отчаянья терзанье:
И мне когда-то чудный плод достался,

Что смерть отобрала. Его дыханья
Был миг лишь, благородный и кратчайший,
А мне плащ скорби навсегда остался.

Сонет 11.

Им, кто был Солнцем – мне, мир озарялся.
Иных его сиянье оскорбляло,
Иным и зависть зренье затемняла, –
Но всем равно свет ясный доставался.

Ушел – мир мрачен, холоден остался.
Чтить благородному его пристало,
Завистнику ж раскаянье настало:
По своему незнанью ошибался.

И в смерти – славен больше, независим
От времени, чья алчность избегает
Ему вредить, хоть приберет другого;

Герой его деяньям подражает,
Но нового не явится такого:
Он скрылся – сколь же многого не видим!

Сонет 13

Сокровища, что подвиги давали,
Триумфа пышность, честь его добиться,
Священным лавром на челе гордиться
Cтремленье к похвалам легко вселяли.

Но небеса нам знание послали:
Есть выше слава – должно к ней стремиться,
Гореньем истины воспламениться;
Мудрейшие сердца его признали.

А мой любимый свет в одном созданье
Мог красоту святым огнем дополнить
И поселить в душе благую правду.

Сумел, повсюду обретя признанье,
Меж нас дерзанье лучшее исполнить,
За это – в небе лучшая награда.

Сонет 14.

Мечта, других забот не признавая,
С душою вместе плачет о потере;
Их общих слез на грудь мне все сильнее
Идет поток, сок жизни изливая.

Смотрю, как в зеркало, в нем узнавая
Любимый образ… Стану веселее:
Мне вид его всех радостей милее –
Но все ж замена непрочна такая.

Его увижу – и не будет плача,
Поток все реже и пройдет, как не был,
Глаза вздох жаркий сделает сухими…

Без утешенья было бы иначе:
Слез нежность умолила бы и небо,
Чтоб злые звезды сделало благими!

Сонет 15.

Я б лучшего союза не желала!
Создатель сам устроил это дело;
Благословив как душу, так и тело,
Влекла нас нежность, и любовь связала.

Но, хоть хвалить его и не устала,
Скажу: освободиться бы хотела.
И в здравье, и в болезни я б сумела
Тебя хранить – утраты боль настала.

Душа не рада жизни, но томится
И во плоти, что узница, страдает:
Здесь тошно, а взлетела б – не пробиться, –

И с Солнцем лишь своим она желает –
То будет счастье! – вновь соединиться:
Ведь жизнь, живя в любимом только, знает.

 

Переводы сонетов – В. Ржевская