ПОД НЕБОМ ЕДИНЫМ

Литературный альманах мировой русскоязычной диаспоры №3, 2009 г.

Руководитель проекта – Елена Лапина-Балк.

В сборнике объединены литературные материалы русскоязычных авторов из разных уголков планеты.

Стихотворения из сборника

***

Лосихою – к водопою!
Чужим ушам – не слышна,
Идешь по жизни тропою
Спокойно-лунного сна;

Кругом трава и деревья –
Проводники, ведуны,
И камни помнят поверья
Давно забытой страны;

Маршрутом тайным – на север!
Где быстрых лодок причал,
Созвездьем клевер рассеян
В седых расщелинах скал;

Туманов утренних мутность
Скрывает сердце земли,
Где бьется древняя мудрость,
Которую – сберегли;

Незримых жил протяженье –
Троп потаенный узор!
Карельский край – отраженье
Небес на шлемах озер;

Дозор! Незримые стражи,
Не пролететь! Не вползти!
Как в гималайские башни,
Чужим закрыты пути;

Но есть сердца, как колодцы,
Так глубоки и чисты
В них дальний зов отзовется,
Знаменья будут просты.

Нагая сонная Лада
Обнимет сизые мхи,
И пламенный ангел ада
Нашепчет другим стихи.

***

Если поторопят умереть,
Пусть ударит в спину – ветра плеть:
Лучше нам с тобою полететь

Над седыми скалами вдвоем,
Там остался финских предков дом,
В нем уже покоя не найдем;

Над слезами синими озер,
Где ты жил, игрок и фантазер,
Где жила я… Оклик память стер.

Прочь от знойной сухости песка!
Изглодала севера тоска,
Нам бы сампо-мельницу искать;

Кантеле печальный перелив
Как ручей журчит, нетороплив,
От разлуки сердце – на разрыв.

Ничего не сможем изменить:
Нам смолой в сосновом прошлом стыть,
Через жизни, годы бьется нить

Колдовских и сумрачных кровей
Неуютной родины моей;
Что нам плеск полуденных морей,

Если наш единственный приют
Там, где сны забвенья не дают,
Где весной подснежники цветут

По лесам да посреди болот…
Мудрый Вяйнемейнен нам споет,
А старуха нити распрядет.

Возвращенье – странников удел –
Ты со мною разделить успел…
В висках свисток:
в исток – из тел!

***

Я заблудилась в пещерах юга,
Но только вышла опять в Асгарде,
Мне примеряли дар нибелунга,
Возили в лодке по синей глади,

Кивал ветвями знакомый ясень,
И Один руны в ладонях высек.
А я смеялась: не нужно власти,
Дай хоть немного любви – и смысла!

Все тайны мира – твои трофеи!
А у меня – искры ожерелья.
Я ускользаю путями Фреи,
Лови в волне мои отраженья!

Ветра с вершин заблудились в струнах,
Из облаков – голубая барка.
Куются копья, поют колдуньи,
Зовет все дальше звезда-собака.

Я сквозь тебя прорасту травою,
Сверкну зарницей багрово-алой.
И ты однажды уйдешь, как воин,
Через столетья – назад в Валгаллу.

***

Прощай, мой друг! До встречи на местах,
По памяти известных достоверно,
Я жду тебя на стрелках и мостах,
Где шум волны и запахи таверны;

Нас снова занесет на острова,
Пусть умирать до срока стало вздором,
Вот только сердце зазвенит, едва
Пройдем колонным долгим коридором;

К морским ступеням прижимаюсь лбом,
Вгрызаюсь солью в потемневший камень
И по привычке в городе любом
Тянусь к граниту жадными руками;

Когда-нибудь всех повстречаю тут,
Мой Петербург! Мучительное место!
Жива любовь, чьи спазмы душу рвут,
Грядущее, как прошлое, – известно;

Свидание пьянит и веселит,
Как мы вольны и радостны, бродяги!
Вновь млечный путь летит из-под копыт,
И на фрегатах поднимают флаги.

***

Звездами в морозном дыме
Судеб миражи.
У тебя чужое имя
И чужая жизнь;

На свою – не обернуться,
Даже возраст стерт,
В старом Яффо много улиц,
Что приводят в порт…

Чувство тайное хранится
В сердце узелком.
Я к тебе сквозь все границы
Пробралась тайком,

Оттого, что дорог прежним,

  • В снах и наяву!
    Именем забытым – нежно
    Ночью назову,

Пробуждая ненароком
Память давних дней,
Стала огненным пророком
Зрелости твоей,

Сердца рухнувшим запретом,
Белизной снегов
И негаданным приветом
С дальних берегов.

***

Мы друг друга с восторгом приняли,
Наше чувство – углем на извести!
Нарисуй меня черной линией,
Хочешь – длинной, хочешь – прерывистой,

С остановками для дыхания –
Так скрывают волнение школьники!
Нарисуй меня без сострадания,
Все изломы и треугольники!

Силуэтом, сожженным заживо,
Разнесенным – дыханьем ветреным!
Нарисуй меня – в воздух ряженной,
Вопреки всякой геометрии;

Я в просторах живой гармонии –
Пронесусь по мольберту рифмами.
Нарисуй меня белой молнией,
Сумасшедшими биоритмами!

Вдохновенье – опасной кручею,
Взлет эмоциям и движению!
Нарисуй меня, как получится,
На полотнах воображения!

Как увидится, как представится –
Оставляя на небе полосы,
Нарисуй меня не красавицей,
А скользнувшим по сердцу образом.

***

Строчки нижутся, как бисер.
Сумерки. Смотрю в окно.
Кто-то дальний бросил в выси
Бархатное полотно;

Ветер потревожил струнки,
Звуков расплелась канва,
В небе звездные рисунки
Засверкали, как слова,

Подчиняясь вечной власти,
Во вселенском вечеру –
Точно одинокий Мастер
Начал с бисером игру,

Заплетая в тихом трансе
Смысл слов и звездный свет…
Так и дышат в резонансе
И создатель, и поэт.