Московские аллеи

“Московский вестник культуры”, газета. №2, 2009 г.

 

***

Здесь прямо в небо купола
Устремлены, как свечи, к Богу
И сходят ангелы к порогу,
Усталые сложив крыла;

Здесь звон венчальный над зарей
И свет неведомый струится,
Им зачарована столица,
Как храм меж небом и землей.

***

Мостовые и запах булочных,
Дух сонливости, старины…
По судьбе моей вьются улочки
Лефортовской стороны;

Их как минуло – лихолетие,
Стороной пронеслась беда,
И живет, как в другом столетии,
Немецкая слобода;

А церквей и соборов луковки
Всюду солнцем – куда не глянь,
Да трамваи тревожат гулкие
На рассвете звонками рань;

Полукруги горбатых мостиков,
Наклоненные над рекой,
Ранят, ранят мне сердце до смерти
Несказаннейшею тоской;

И тревожат память щемящую,
Даже больше любой молвы:
Ведь была любовь настоящею
В золотом уголке Москвы.

***

Закончим разгадки ребусов,
Их смысл поймем едва ли!
В глухую ночь на троллейбусе
Прокатимся, на трамвае

Московскими закоулками
Продребезжим и врежемся
C разбегу шагами гулкими
В чужую жизнь – в реку прежнюю,

Где чье-то шалит отрочество,
Смолит за углом украдкою,
А женское одиночество
Весну проклинает краткую;

Прикрытая занавесками,
Луна стоит над балконами,
И кажутся судьбы фресками
В глухих дворах за колоннами,

Где тени мелькают длинные
Под выщербленными арками
И кто-то зовет по имени,
Губами, когда-то жаркими…

***
Есть две точки в пространстве памяти,
До которых добраться – заполночь…
Я ношусь – сумасшедший маятник! –
Между Бауманской и Юго-Западом;

В темноте города размытые,
Стрелка прыгает на спидометре,
Бьется сердце, двумя магнитами
Давними – пополам расколото.

То летела влюбленной девочкой,
Каждый вечер – дождем обласкана!
Также фары слепили встречные,
Когда он меня ждал на Бауманской.

Превратилась разлука в заповедь,
Все прошло, но огнями рыжими
Мчусь сквозь город – до Юго-Запада,
Чтоб стихи почитать под крышею.

Есть в движенье шальная лирика:
Мысли, как тормоза, отпущены.
И дорогой сверкает линия
Между прошлым моим и будущим.

***
Эта осень – осколок сказки,
Сон из детства – слезы светлей!
Разом все разметала краски
Глубь московских сухих аллей;

Разноцветил покров зеленый
Чудотворный живой огонь…
Я опавшие листья клена,
Словно звезды, беру в ладонь.