Алла Тер-Акопян. Монолог, обращенный к небу. Памяти Марины Цветаевой

1

Что случилось?

Что случилось?

Жизнь сквозь время просичилась.

И остался влажный след

в тех глазах, что жили-были,

в тех глазах, что так любили

бывший белым черный свет.

 

2

 

Ну что ж, Твоя, Всевышний, сила.

В Твоем баске звучит металл.

Уединения просила –

Ты одиночество мне дал.

 

И усмехаешься: полезней

молчать. И каждому – свое!

А жизнь страшнее всех болезней –

все умирают от нее!

 

Идет дорогою земною

в один конец людская рать…

И чье дыхание за мною,

и чьи шаги – не разобрать.

 

3

 

Так случилось:

Ты средь круговерти

голосов, пылинок и светил

о любви, о родине, о смерти

голосом моим заговорил.

 

А потом вторым, седьмым и снова

вдруг моим,

как в чертовом кругу…

Так за что

Ты убиваешь слово,

не осевшее в строку?

 

4

 

Плачет голос в тишине –

колос хлеба.

Надо мною, обо мне

плачет небо.

 

Голос жизни высоко,

голос ветра.

Я упала гдубоко –

на два метра.

 

5

 

Благодарю за то, что я была,

за Твой привет.

Как хорошо, что  я не умерла

в семнадцать лет!

Почувствовала трение крыла

о белый свет

 

Как хорошо, что  я не умерла

в семнадцать лет!

Что жизнь? Веселый всплеск весла,

круги, и нет.

Как хорошо, что  я не умерла

в семнадцать лет!

 

6

 

Ты забудешь травинку,

забудешь звезду

и меня.

Но однажды я вырвусь из клетки.

Как цветок эдельвейс,

вознесенный и редкий,

я сквозь память Твою прорасту.

 

Будет вечер

и алых небес полыханье.

Будет ветер метаться

над миром нагим.

И, припомнив,

меня одаришь Ты дыханьем,

и обличьем нежданным,

и правом другим.