Вырубленный бор

Стих не звенит, как ранняя листва,
В запеве радость и не ночевала.
Я выхожу к делянке — как мертва!
Как мрачен вид последнего привала!
Отвергнувшие суетность земли,
В голубизну летевшие вершины
Уткнулись в склон,
Меж вереска легли,
Свой затяжной полет
Не завершили.
И замерли истерзанные пни,
Готовые вцепиться напоследок
Обрубками тяжелой пятерни
В того, кто посягает на подлесок.
Обидчику и горе — не беда,
И, здесь оставив гусеницы оттиск,
Он укатил неведомо куда,
О поросли нисколько не заботясь.
А ей не встать,
А ей не глянуть вслед
Тому, кто за единое мгновенье
Убил, не размышляя, сотню лет
Полета к солнцу, лепета, цветенья.
Неповторима мира красота
В ее возобновлении великом,
Невыносима эта немота
Пригорка, захлебнувшегося криком!
Молчат пичуги, сосны не шумят,
И, весь непримиримость и решимость,
Окружный бор, насуплен и космат,
Готовится к отпору, напружинясь.
Но я нарушу зовом тишину
И, следуя душевному веленью,
Виновника к ответу притяну —
Пусть перед лесом встанет На колени!
Пусть под открытым небом простоит
До той поры неведомой, покуда
Чащоба иглами не зазвенит,
Не совершится новой жизни чудо!
И может быть, зеленый этот шум,
Весенняя природа на распутье
Заставит взяться и тебя за ум
И позднее раскаянье разбудит.
И, повалив сосну, ты новых две
Посадишь. И, взлелеяны по-братски,
Они взорлят, купаясь в синеве
И славя мира утренние краски.
Заброшенных не будет лесосек,
И деревца,
На ребрах скал упрочась,
Твоей мечте великой, человек,
Отсалютуют
Взрывом ранних почек!