Внизу то ламбушка, то рыжее болото…

Внизу то ламбушка,
                               то рыжее болото,
то редкий лес,
                       то скальная гряда…
Смотреть на родину
                              с высокого полета
приходится нам в жизни иногда.

Все вроде видел,                                
                   да не в том обличье,
все узнаешь,
                    но не под тем углом,
стирается родное и привычное,
срезается распластанным крылом.

Щемило сердце горестною болью
при виде старых и знакомых мест:
как шуба, вся изъеденная молью,
в плешинах-вырубках
                                   стоял под нами лес.

И, словно мира древнего осколки,
вставали косо под виражный крен
покинутые старые поселки
и серые остатки деревень.

И, провожая долгим-долгим взором,
глядели
            и печаль скрыть не могли
глубокие н синие озера —
глаза родимой матери-земли.