Стихотворения Мирварид Дильбази.

Человек

Без человека ты нема, природа.
И не нужны все прелести твои.
Ты без него в тоске влачила б годы,
Как женщина без друга и любви.

К чему журчанье вод и пенье птичье,
Дыхание цветов и речек бег,
К чему весны нарядное обличье,
Когда бы их не видел человек!

Последний снег, что под лучами тает,
И хмурый дождь, и солнечные дни
Лишь с человеком смысл приобретают.
А без него — кому нужны они!

Текли бы реки, пользы не давая,
Была бы скудной щедрая земля.
И,золото колосьев осыпая,
Тоскливо ждали осени поля.
И трелью не счастливой, а гнетущей
Звенел бы соловей в ночной тиши.
Заря, весна и в росах сад цветущий
К чему без человеческой души?
Кто станет любоваться алым маком?
Кого прохладой осенит листва?..
Природа, совершенна ты, однако
Без сердца человека ты мертва!

 

Красные маки

Перевод А. Кронгауза

Ежегодно,
Где потоки с гор быстры,
Алых маков
Разгораются костры.
И восход бурлит в багряных лепестках,
Словно красные озера на лугах.
И по склону,
Что почти отвесно крут,
Ручейками
Маки красные текут.
Почему-то с детских лет
Что далеки,
Полюбила я вас,
Чудо-лепестки!

Два конца
Моего красного платка
Не поделят
Два весенних ветерка.
И конец платка,
Подхвачен ветерком,
Мака яркого трепещет лепестком.
Сами маки
На лугах дрожат, легки,
Как воздушные весенние платки.

Здешних девушек платки
Как маков цвет —
Веселей для ветерков забавы нет.
Кто вас вздумал
В первый зной нарисовать,
Чтоб украсилась весной Нахичевань?
Если больше видеть их не суждено,
Снова памятью
Приду к ним
Все равно.

 

Далее переводы с азербайджанского
Павла ПАНЧЕНКО«ДОЧЕРИ»

Лишь первый луч падёт в окно –
Как прерывается твой сон,
И снова на портрет глядишь…
Ягнёнок мой, но кто же он?
Зовёшь – молчит. Опять зовёшь,
А он безмолвствует опять.
Голубка, где бы твоему
Сердечку это чувство взять?
Ведь слову чудному «ата»
Тебя и не учила я:
Я не хотела, берегла
От чувства этого тебя:
Ведь ты не видела его
С рождения! Так почему
Портрету радуешься ты
И жадно тянешься к нему?
Ведь ты не знаешь сколько в нём
Родной, отцовской теплоты.
На руки добрые его
Головку не склоняла ты.
Но почему твои глаза
Так вспыхивают всякий раз?
Не потому ли, что вдали
И он с тебя не сводит глаз?
Ягнёнок мой, пускай твой взгляд
Не спрашивает, – где же он?
Твой каждый проходящий час
Тепла отцовского лишён.
Дитя! Запомнить ты должна,
Что отняла его у нас
Война, кровавая война!
То злобного врага вина,
Врага пусть уничтожит он!

1943 год.

“О, ПУТНИК МОЙ!”

Друзья ль тебе ночной порой – туман, холодный ветер, снег,
Тебе, кто ищет к счастью путь в чужом краю, о, путник мой?
Ласкает ли твой взгляд весна, долина, буйных рек разбег?
И песня гонит ли подчас тоску твою, о, путник мой?

Когда луч солнца золотой блеснёт над головой твоей,
Когда увядшие листы слетают медленно с ветвей,
Когда ты в грустной синеве вдруг замечаешь журавлей, –
Ты вспоминаешь ли свой край, родных, семью, о, путник мой?

Ты ль клятвы позабыл свои, уйдя в чужие города,
Что добрых весточек не шлёшь тем, чьи мечты в пути всегда?
Куда бы ты не поспешал, сияла над тобой звезда –
То сердце верное моё, – я не таю, о, путник мой.

Своею грудью, говорят, ты охраняешь этот сад.
Здесь не забудут о тебе, хотя  и годы пролетят.
Своих героев дорогих здесь почитают стар и млад.
Из родника любви живой испей струю, о, путник мой!

1943 год. Декабрь.

“ЗЕМЛЯНКА”

Землянка, белый твой покров не соткан ли зимой?
Землянка, твой хороший гость – не друг ли милый мой?

Устал… Так рано почему проснулся нынче он?
Взгляд чёрных глаз его зачем в пространство устремлён?

Погасла печка, а свеча горит едва, едва.
За чёрной тучею звезда мерцает, чуть жива.

Землянка, что же ты молчишь? Тебе ли быть немой?
Зачем надела ты платок, подаренный зимой?

Зачем вокруг тебя следов не видно никаких?
Темно? Иль слабые глаза не различают их?

Иль спрятал снег его следы – замёл ненужный знак?
Иль, может, выследил его за тем пригорком, враг?

Иль, может, он в густом лесу остался недвижим?
Не дай ты сердцу моему сгореть в разлуке с ним!

Землянка, что же ты молчишь? Ответь, не будь немой!
Скажи, что значит эта грусть – в тебе, во мне ль самой?

Скажи, быть может, снег занёс ту дверь и те кусты?
То в поле ветер зарыдал, землянка, или ты?

1943 год. Декабрь.

“УТРЕННЕМУ ВЕТЕРКУ”

Ты дуй потише, ветерок,
Нельзя же сразу наутёк:
Ты дай мне весточку о нём,
О ком тревожусь день за днём.
Скажи, давно ль перелетал
Ты через снежный перевал? На зорьке радостную весть
Спешил ли другу ты принесть?
Когда алела и реках кровь,
Свистели пули вновь и вновь,
Ты друга не встречал ли там, Живого, назло всем смертям?
Когда долину скрыл туман,
И сыпал снег, и выл буран,
И шёл сквозь пламя и снега
Отряд в атаку на врага,
Ты слышал друга властный зов?
О, хоть единое из слов
Перескажи мне, ветерок!
Студёный, зимний ветерок!
Когда войска с высоких гор
Спускались в яростный простор,
Не осушал ли твой полёт
На лбу его горячий пот?
Ты ль за руку  средь трудных скал
Его тогда не поддержал?
Когда заря сквозь терпкий дым
Встаёт, победная, над ним.
Тебе ль ласкать не довелось Желанный шёлк его волос,
Шепча, как рады все ему
В его краю, в его дому?
На зорьке радостную весть
Ты другу поспешил принесть?
Скажи, в тех бешеных волнах, Где плавал он, отбросив страх,
Врагов ты много ль потопил? Ему помощником ты  был?
Постой, помедли, ветерок,
Нельзя же сразу наутёк!
Ты облетел весь белый свет –
А где ж от милого привет?

1943 год.