Стихотворения Людмилы Татьяничевой

***

Я без Урала не могу.
Стоит перед глазами
Он то утесами в снегу,
То синими лесами.
То сталью,
Зреющей в печах,
Берущей жар у солнца.
То стройкой
в просверках,
В лучах
Мгновенно
обернется…
И память,
Вызвездив костры,
Положит светотени
На степь.
И на Магнит-горы
Гигантские ступени.
…Стою на тающем снегу,
Охмелена весною.
Я без Урала не могу.
Урал всегда со мною.
Да, он со мной,
А не вдали,
За сизой кромкой леса.
Растворено
в моей крови
Твое, Урал, железо!

Малахит

Когда-то над хребтом Урала,
Соленой свежести полна,
С ветрами запросто играла
Морская вольная волна.
Ей было любо на просторе
С разбегу устремляться ввысь.
Отхлынуло, исчезло море,
И горы в небо поднялись.
Но своенравная природа
То море в памяти хранит:
В тяжелых каменных породах
Волной играет малахит.
Он морем до краев наполнен,
И кажется: слегка подуть —
Проснутся каменные волны
И морю вновь укажут путь.
Меченые атомы
Меченые атомы,
Поэзии слова.
Назло своим анатомам
Поэзия жива.
Ее слова —
То лезвия,
То ласковый родник.
Для каждого поэзия
Находит свой язык.
Из сердца
Из казачьего
Жизнь проросла цветком.
Попробуй обозначь его
Обычным языком!
На огненном железе я
Видала кружева.
То пламенной поэзии
Нежнейшие слова.
С людьми,
Душой богатыми,
Поэзия в ладу.
Слов меченые атомы
Лежат не на виду.
***
Пуля,
Жизнь скосившая
сыновью,
Жгучей болью
захлестнула мать.
Некого с надеждой
и любовью
Ей теперь под кров свой
ожидать!
От глухих рыданий
обессиля,
Задремала.
И приснилось ей,
Будто бы она —
Сама Россия,
Мать ста миллионов
сыновей.
Будто в поле,
Вихрем опаленном,
Где последний догорает
бой,
Кличет,
Называя поименно,
Сыновей,
Что не придут домой.
Беззаветно храбрых
и красивых,
Жизнь отдавших,
чтоб жила она…
Никогда их не забыть
России,
Как морей не вычерпать
до дна…
Снег дымится.
Он пропитан кровью.
Меж убитых тихо мать
идет
И с суровой терпеливой
скорбью
В изголовье
Вечность им
кладет.
А в душе не иссякает
сила.
И лежит грядущее
пред ней,
Потому, что ведь она —
Россия,
Мать ста миллионов
сыновей!
Кони
Я в один из самых синих дней
Из загона выпущу коней.
Для отрады,
Не для похвальбы
Выпущу коней своей судьбы.
Выбежит, игрив и легконог,
Золотого детства стригунок.
Я его горбушкой угощу
И на луг зеленый отпущу.
Явится,
Внезапный, как стрела,
Конь-огонь,
Не знающий седла.
Серебром уздечек и копыт
Юность моя дробно прозвенит.
Положу я сахар на ладонь:
— На, поешь,
Мой норовистый конь! —
…Выйдет зрелость —
Конь мой коренной,
Крепкогрудый,
Масти вороной.
Умница,
послушный седоку,
Он меня подхватит на скаку.
Дам ему отборного овса
И с надеждой загляну в глаза:
— Конь мой сильный,
Конь мой коренной,
Расставаться не спеши
Со мной! —
У меня есть и четвертый конь.
Он устал от скачек
И погонь.
Чуть бредет,
Недугами томим.
Это — старость,
Конь студеных зим.
Но пока еще не время мне
О последнем говорить коне!

В КАБИНЕТЕ КОСМОНАВТА

…В глухой провинции Вселенной
Планет, что снегу, намело.
На космонавта смотрит Ленин
С портрета дружески светло.
В глазах спокойное вниманье,
И утвержденье,
И вопрос,
И дорогое пониманье,
Насколько этот путь непрост!
Враги нам гибелью грозили
И нашей гибелью клялись.
Легко ли лапотной России
Взбираться было в эту высь!
Легко ль,
Прорвавшись в эти дали,
Где смерть и вечность
В двух шагах,
Пространств и времени скрижали
В своих удерживать руках?!

Завидной чести удостоен,
Ведёт корабль среди планет
Великий труженик, и воин,
И революции полпред.
На космонавта смотрит Ленин
С портрета дружески светло.
В глухой провинции Вселенной
Планет, что снегу, намело.

ЧЕРНЫЙ ТОПОЛЬ

Не люблю, а забыть не могу.
Все зароки не в срок, да не впрок.
Ты стоишь у развилки дорог
Черным тополем в белом снегу.

Я хотела тот тополь срубить,
Да топор уронила под лёд.
Я бы рада тебя позабыть,
Да вот память забыть не даёт.

* * *
Я не сама.
Мне солнце приказало
С тобою ночи коротать без сна.
Мне на тебя ветвями указала
В тот первый день
Таежная сосна.
Я не звала.
Позвали соловьи
Тебя волшебным пением своим.
Зачем мне руки жаркие твои?
Так тесно в них рукам моим!
Еще не поздно.
Я еще могу
Увидеть поле в голубом снегу.
Ведь я Снегурка.
Пусть играет Лель
В свою свирель!
Но бьет в виски живая кровь моя:
Я — женщина,
А не Снегурка я!
И я вхожу,
Не в снах, а наяву,
В огонь любви,
Как в красную траву.

НЕ НАДО ОДИНОЧЕСТВА БОЯТЬСЯ

Едва разлука выстелет снега,
К нам входит одиночество без стука.
В нём часто видят хитрого врага,
А я нежданно обрела в нём друга.

Не надо одиночества бояться,
Живущим в многолюдной быстрине,
Оно даёт нам с мыслями собраться
И с совестью побыть наедине.

* * *
Откинув бремя повседневности,
В ночной целительной глуши
Перебираю драгоценности
Хранимые на дне души.
Их у меня не так уж много,
Но больше и не надо мне.
При подведении итогов
Они не падают в цене!
Неважно – молодость иль старость.
Дорога есть.
И я – иду.
Все лучшее –
В душе осталось.
И сердце с совестью
В ладу…

ХОРИСТКА

В рисунке глаз,
В чертах неточных
Есть прелесть, что не всем видна…
Она в троллейбусе полночном
Сидит у темного окна.
Еще в ушах не отзвучали,
В душе еще не улеглись
Аплодисменты в белом зале
И громко
Вызовы на «бис».
Не ей одной кричали:
– Браво! –
А хору –
Славен этот хор!
Но ни при чем тут вовсе слава,
Ведь не о славе разговор.
Есть чувства
И скромней, и выше…
Без грусти думает она:
«Пусть в хоре
голос мой не слышен,
Но песня –
Далеко слышна!».

СТРАХ

В штормовых морях полночных,
В диком огнище,
В горах,
Говорят, – и это точно! –
Человека губит страх.
Чтобы сила измельчала,
Он захватит душу в плен.
В страхе кроется начало
Лжи.
Безволия.
Измен.
Лучше голову на плаху,
Лучше камни рушить лбом,
Чем у собственного страха
Быть покорливым
Рабом!

ИСКРЕННОСТЬ

Что такое искренность?
Открытость
Жаждущей доверия души.
Это чувства
И рассудка слитность,
Вызов лицемерию и лжи.
Встретясь с нею,
Распознаешь быстро:
Так она бесхитростна,
Проста…
Искренность –
Негаснущая искра
Сильного и доброго костра!

* * *
Изведав горечь укоризны,
Обид,
Ошибок,
Мелких драм,
Учитесь радоваться жизни,
Ее обыденным дарам!
Рассвету,
Взлету журавленка,
Речушке,
Моющей пески.
Улыбке милого ребенка.
Пожатью дружеской руки.
Работе,
Сделанной как надо,
Дороге,
Чтобы вдаль влекла.
Летучей ласке снегопада,
Добру домашнего тепла.
В ракете
Или же сквозь призмы
Приблизясь к солнечным мирам,
Спешите радоваться
Жизни, ее обыденным дарам!

* * *
Что смолоду о старости мы знаем?
Усталый шаг…
Недуги…
Седина…
Так, тундры не изведав,
Мы считаем,
Что красок жизни лишена она.
Корим за скудность мы ее
Заглазно,
Во всем как есть
Отказывая ей.
А тундра величава.
И прекрасна
Незащищенной нежностью своей!

ГОРОД “N”

Есть город безымянный на Урале.
Он на скале, где беркута гнездо.
К нему ползут по сдвоенной спирали
Тяжелые улиты поездов.
Подъем такой, что кажется отвесным,
Но машинист – хозяин здешних гор.
И вот пред нами в чистоте небесной
Уральский город крылья распростер.
Обозревая дальние высоты,
Он здесь стоит с неисчислимых лет.
Янтарным медом налитые соты,
Дома и ночью излучают свет.
Преданьями здесь улицы мощены,
Брусникой пахнет от сосновых стен.
…И день и ночь уходят эшелоны
От города с военной кличкой N.
Отсюда отправляются составы,
Они везут чугун, железо, месть.
И тот, кто бой для тишины оставит, –
Тот не найдет себе приюта здесь.
Не будет мира, тишины, покоя,
Пока войны не минет тяжкий срок.
Как грозный дзот, стоит на поле боя
Уральский безымянный городок.

1943 г.

НАДЕЖНОЕ СЛОВО

Из древних уральских руд,
Когда – Не скажу я точно,
Железное слово “Труд”
Сработано было прочно.
Взвесив его в руках,
Прапрадед сказал сурово:
– Останется жить в веках
Надежное это слово!
Вместе с словами “Мать”,
“Правда”, “Народ”, “Россия” –
Пойдет да пойдет шагать,
Все зло, что ни есть, осиля.

МОЯ ПРИВИЛЕГИЯ

Я не ждала от жизни привилегий.
Считала счастьем быть такой, как все.
Весною холить робкие побеги.
Качать в ладонях веточку в росе.
В жару со всеми я томилась жаждой.
Сухарь последний другу берегла.
И вот в пути запела я однажды Ту песню,
Что не петь я не могла.
Я рыла доты,
Строила заводы
И в зелень одевала пустыри,
С народом вместе прожитые годы
За мною встали,
Как богатыри.
Да, я не знала праздности и неги,
Оттого не стала я бедней,
И то, что я живу без привилегий,
Считаю привилегией своей.

* * *
У зимнего дня на виду
Солнце роняет корону…
По склону раздумий иду
Я будто по горному склону.
Иду,
Ни о чем не тужу
И в облаках не витаю.
Лишь пройденный путь свой
Слежу
Да близкие судьбы
Читаю…
Вдруг
Сердце мое леденя,
Под ноги мне падает
Птица…
А время отчаянно мчится
При мне,
Но уже без меня.

 

Молчанье

Когда, утратив свежее звучанье,
Обычными становятся слова, —
Приходит к нам высокое молчанье,
Стозвучное, живое, как молва.
Так, выразить словами не умея
Всех мыслей,
Обращенных к Ильичу, —
На каменных ступенях Мавзолея,
Как в первый раз,
Я клятвенно
Молчу.

СПОКОЙСТВИЕ

Трудно мне
Спокойствие дается.
Я молчу,
Не поднимая век,
Чтоб не выдать,
Как устало бьется
В моем сердце –
Потайном колодце –
Криком исходящий человек.
Только я не жалуюсь,
Не плачу,
Никого на свете не виню.
И свою большую неудачу,
Если сил
И воли не утрачу,
Заключу в надежную
Броню.
И растопит молодое солнце
Эту стужу,
Черствый этот наст.
– Мне легко спокойствие
Дается, –
Я скажу,
Не опуская глаз.

* * *
Не бурей вызвана в крови
Осенняя бессонница…
Но утверждением любви
Мне каждый день становится.
Весь мир
Мне хочется обнять,
Чтобы сильней увериться:
Любовь –
Всему живому мать.
На ней
Все в жизни держится!

НЕЗАБУДКИ

За развилкой разлук,
За поляной черничной
Я нашла этот луг.
Он совсем необычный.

Там растут незабудки.
Одни незабудки.
Стебли их,
Словно девичьи пальчики,
чутки.

Голубые цветы невысокого роста,
Ни шипов, ни колючек…
Срывать их так просто!
Их срывают, любя.
А потом забывают.

Но не зря
Незабудками их называют.
Потому этот луг
Не похож на обычный.

После встреч и разлук.
Потрясений различных,
К незабудкину лугу,
Мечтая о чуде,

Очень часто приходят
Усталые люди.
Ранним утром,
Слушая птичью побудку,

Каждый ищет свою незабудку,
Свою незабудку,
Что сквозь годы глядит
Голубыми глазами.

Ту, которая.. –
Впрочем, вы знаете сами…

ТАК СЛУЧИЛОСЬ

Так случилось, что зим
Было больше чем лет,
Были стужи сильней,
Чем жара.
Мы как жданного гостя
Встречаем рассвет,
Что в Сегодня пришел
Из Вчера.
Так случилось,
Что стал ты с годами нежней,
Неотрывней
И ближе стократ.
Говорят,
Что становятся люди родней
После горьких невзгод
И утрат.
Как разгладились гор
Просветлевшие лбы!
Строгий кедр
К нам стучится в окно,
Это дерево
Нашей с тобою судьбы:
Погляди, как ветвисто оно.

* * *
На огненной стоишь черте
Тревожного заката.
А близ тебя,
Проходят те,
Кто дорог был когда-то.
Не сожалея,
Не скорбя, –
Спокойны и далеки…
И, как под током,
У тебя
Дрожат, белея, щеки.
И лишь отвергнутый тобой
Вдруг вскрикнул
В маяте:
– Как тяжело тебе одной
На огненной черте! –
Любовью,
Жалостью томим,
Встал рядом виновато, –
Неотделим,
Необходим
В тревожный час
Заката.

ОСЕНЬ

Я пишу тебе, милый, со станции Осень.
Здесь подолгу стоят на путях поезда.
И кленовые листья неслышно уносит
В своих бледных ладонях речная вода
Перелетные птицы торопятся к югу.
И случайные люди от дома вдали
Неизвестно зачем утверждают друг другу,
Что он не грустят, а грустят журавли.
Но однажды журавль, ниже всех пролетая,
Мне сказал, помахав бесприютным крылом,
Что у них на земле два единственных края.
И что каждый их ждет, как родительский дом…
Может быть, он и прав,
Только я не об этом.
Чтобы высказать все,
Мне не хватит письма.
Если строгий кассир не продаст мне билета,
Как ты будешь один на разъезде Зима?

ОТКРОВЕНИЕ

Читая откровения поэта
О любви,
Сжигающей дотла,
Кажется, не женщина –
Комета
Его судьбу лучом пересекла.
И видится она необычайной,
Несущей в сердце
Неизбывный свет.
Он ищет в ней гармонию
И тайну,
Которых у нее, наверно, нет.
Поэт,
Во власти домысла
И страсти,
Рисует лик,
Прекрасный без прикрас,
Не женщину,
А зримый образ Счастья,
Способный уголь превратить в алмаз.

БАЙКАЛ

Я видела его зеленым
С цветною галькою на дне,
С рыбачьим ботом просмоленным,
Легко скользящим по волне,
С игрою чаек на просторе,
С едва приметным ветерком,
Но что Байкал похож на море
Я убедилась только в шторм.
….Вскипает море, словно кратер,
В гранитной чаше берегов,
Как будто пробуя характер
Своих бывалых земляков.
Матросы шутят:
Будет схватка,-
И вдаль глядят из-под руки.
Они не робкого десятка
И, как Байкал, сибиряки.

 

Гордые

Гордым легче.
Гордые не плачут
Ни от ран,
Ни от душевной боли.
На чужих дорогах не маячат.
О любви, как нищие, не молят,
Широко раскрылены их плечи,
Не гнетет их зависти короста…
Это правда —
Гордым в жизни легче,
Только гордым сделаться —
Не просто.

 

Сыновья

Два хороших сына у меня.
Две надежды,
Два живых огня,
Мчится время по великой трассе.
У меня —
Две юности в запасе.
Жизнь горит во мне, неугасима.
У меня две вечности —
Два сына.

* * *

Не забуду я этот год.
Где бы только я ни жила,
Меня сердце к нему приведет,
Как слепого к порогу жилья.
И в бреду я узнаю твой сад
Весь в березовой тонкой резьбе.
Закружит меня листопад
И опять повернет к тебе.
Будут вьюги крылами мести
По свинцовым снегам Колымы,
До тебя сумею дойти
Первопутком нашей зимы…
Если горе без слез и сна
Не спросившись придет ко мне, —
Меня вынесет наша весна
На высокой своей волне!

* * *

Любовь без страсти –
Это дружба.
Страсть без любви –
Почти вражда.
Ей все, чем жил до ныне, – чуждо,
Ей мысль, ей боль твоя – чужда!
Страсть, даже долгая,
Мгновенна,
Как взрыв, что рушит корабли,
…Мы славим, приклонив колена,
Единство страсти и любви!..
Союз любви…
С какою силой,
Надеждой,
Верностью живой
Мы говорим любимым:
«Милый»,
«Люблю»,
«Твоя»,
«Навеки твой»…
И убеждать себя не нужно,
Что нам такая речь – чужда.
……………………………..
Любовь без страсти –
Это дружба.
Страсть без любви –
Почти вражда.

* * *

Не разлюбленной стать, –
Боюсь разлюбить.
Разлюбить –
Это корень судьбы
Надрубить.
Это камнем окатным
Рухнуть на дно.
Станет мир черно-белым,
Как в старинном кино.
Это – лучшую песню
У сердца отнять…
Разлюбить?..
Нет, уж лучше
Разлюбленной стать.

ЛЮБОВЬ НУЖДАЕТСЯ В ЗАЩИТЕ

Как песня, как стихотворенье,
Как символ радости земной,
Весной, в минуту озаренья,
Возник нежданно образ твой.

Апрель восторженно и шало
Звонил во все колокола,
Тебя я в мыслях возвышала
И воспевала, как могла.

Но в стуже зим, в угластом быте
Твой образ потускнел во мне…
Любовь нуждается в защите,
Как всё живое на земле.

* * *
Гордым легче.
Гордые не плачут
Ни от ран,
Ни от душевной боли.
На чужих дорогах не маячат.
О любви, как нищие, не молят.
Широко раскрылены их плечи,
Не гнетет их зависти короста…
Это правда –
Гордым в жизни легче,
Только гордым сделаться –
Не просто.

ЛЮБОВЬ

Любовь – это тайна и чудо,
И нам не узнать никогда,
Придет ли, когда и откуда,
А если уйдёт, то куда…

Дороги не сыщет обратно,
Лишь будет манить издали…
На солнце отчётливы пятна –
Ожоги ушедшей любви…