Стихотворения Благи Димитровой в переводах на русский язык

***

БЫТЬ ЖЕНЩИНОЙ БОЛЬНО

Быть женщиной больно.
В объятьях любимого – больно.
И матерью сделаться больно.
Любимый уходит – о, больно!
Ребенка теряешь – да, больно.
Сирот оставляешь – как больно.
Вдовой остаешься – все больно.
И все же больнее всего
Без боли прожить, не изведав
Их всех до одной,
Спокойно прожить и довольно –
Вот это действительно –
Больно!

перевод: Александр Воронин

 

***

Уста в уста и сердце в сердце. Так
ты близок был, что даже виден не был.
И за твоим плечом был свет и мрак,
и сквозь тебя я уходила в небо.

Сердцебиенье звезд я слышала, и ветру,
в листве застрявшему, навстречу я брела,
вбирала рощ летящих силуэты,
и ночь и ветви рощ в объятья забрала.

Пила пространство долгими глотками,
ветра и звезды к сердцу прислоня,
и, крепко обхватив тебя руками,
бескрайность мира приняла в себя.

перевод: Красимир Георгиев

***

Сколько упущенных возможностей быть любимыми…
Закат в оленьих рогах леса – не для нас.
Двое на качелях листопада – не я и ты.
Ночная целительная прохлада – не для наших слов.
Сколько бесценных даров на мелочи мы променяли!
Уединенье – на ненужные встречи,
Поцелуи – на пустые насмешки,
Нежность – на суету.
Сколько упущенных возможностей быть любимыми…
Можно ль вернуть хотя бы одну луну закатившуюся?
Хотя бы одну дикую ягоду у подножья Пирина!
Хотя бы один удар гонга кукушки?
Девять царств променяю на одного сверчка у порога,
Страны чужие – на тишину,
Победы – на поцелуй,
Славу – на одну лишь любовную ночь.
Сколько упущенных возможностей быть любимыми!..

УЛЫБКА

Что нужно миру? Мужество нужно.
Слова, в которых дерзость бы звучала,
И дело, чтоб по дерзости оно
Словам произнесенным отвечало.
Что нужно миру? Женственность нужна.
Одна улыбка, тронувшая губы,
Чтоб пробудила мужество она,
Когда слова беспомощны и грубы.

БЕЗ ЛЮБВИ

Без любви отныне буду обходиться.
Независима от всех, от телефона.
Стихнет боль моя. Чаяньям не сбыться.
Как ручей – во льду, ветер – усмирённый.

Я не буду бледной от ночей бессонных –
но и не увидишь на лице румянца.
Как не пропаду я в пропасти бездонной,
так не воспарю я в небеса багрянцем.

Я не стану хуже – но не будет больше
жестов, от которых горизонты рвутся.
Взгляд мой не померкнет, но не станет – дольше
вскрывшихся просторов, где костры мятутся.

Вечером уже я не томлюсь устало –
но и утро вряд ли для меня воскреснет.
Вот и слово ныне не смутит ни мало:
не окоченею, не сгорю на месте.

Не заплачу больше на плече жестоком –
но и простодушным смехом не отвечу.
Не умру от взгляда – слишком одинока –
просто жить на свете незачем и нечем.

Перевод: Сергей Надеев

РОДИНА

Невелика моя родина –
горсть небольших пространств:
пестрые кромки пашен,
горных пород клубки.

Но развернуть их попробуй,
бережно их распутать –
горную нить за нитью,
за бороздой борозду,

за вершиной вершину, за морщиной морщину,
рану за раной, за цветком цветок,
боль за болью, стон за стоном,
песню за песней,
за мечтой мечту.

И тогда ты увидишь,
как велика, бескрайна
родина моя милая,
родина моя малая –
горсть небольших пространств.

перевод: Вера Инбер

 

ПЕРЕД ВЕСНОЙ

Обещает весна почерневшему саду
белый тюль, серебристый наряд.
Бархат – голым холмам, за терпенье в награду.
Неподвижным кустам – аромат.

Обещает весна даль, прямую на диво,
голубому проему окна.
Старой роще – весеннего ветра порывы,
пробудившего землю от сна.

Как щедра ты, весна! Но услышать хочу я,
что ж ты мне обещаешь? Ответь.
Новый путь? Или новую встречу большую?
Песни новые выучишь петь?

А в душе пробуждается то же волненье,
с той же грустью в былое глядишь.
Неужели меня ты, пора обновленья,
старой скорбью опять одаришь?

перевод: Владимир Соколов

БОЛГАРСКАЯ КРОВЬ

Кровь консервированная, кровь притихшая,
в банки закупоренная и запечатанная,
отправляется в дальний путь.
Она проснется от сна летаргического,
она заклокочет в слабеющих венах
и запульсирует горячо.
Гайдуцкий костер, затянувшийся пеплом,
в ней разгорится
и ринется в бой.
А в пыльных депо,
в канцеляриях,
в ульях цехов
бледные доноры вахту несут.
И внезапно услышится им –
далеко-далеко
их вольная кровь
идет воевать за свободу.

перевод: Юрий Левитанский

 

ВСТРЕЧА ВЗГЛЯДА

Когда встречаешь взгляд
трепещет луч,
пронизывающий тебя
до тайной бездны.
И бытие твое раскрыто
в миг встречи взгляда:
нет уже границ,зависимости, цели,
нет страха, нет и ясноты.

Мгновенное касанье
всего раздробленного мирозданья.

Когда встречаешь взгляд,
пьешь музыку до светлого конца –
верховный миг освобожденья.
Так появляется искра,
когда пересекаются лучи
из двух вселенных, живущих противоположно:
горячего луча из тела
с лучом прохладным духа.

Один вопрос как молния.
И тайна в глубине,
которая ведет тебя к разгадке…
Да будет тайною всегда.

перевод: Лаура Пехливанова

 

ВСЁ ПРОХОДИТ

Бывало, буря громыхнёт
по небесам железной бочкой –
и в перепуге город наш –
дома, деревья, улицы, пролётки,
коней горячечные гривы –
прибит прелюдией потопа,
и нет спасенья никому,
а бабушка моя рассудит:
„Застойный дождь и тот пройдёт”.

Ах, наша жизнь столь коротка…
Моя – погодно непогоды:
век довязать не успевают бури
носок неверной парой молний,
уж гром хозяюшке отбой.
Проходит ливень – пар из лужи:
лучи над слёзами хохочут.

перевод: Терджиман Кырымлы

 

ПУТЬ К ТЕБЕ

Долгою была к тебе дорога,
всё тебя искала, жизнь пройдя
через горе встреч – их было много, –
на которых не было тебя.

И покуда взгляд не повстречала
твой, прошёл он через гул и вой,
но всегда мне музыкой звучало
обещанье встретиться с тобой.

Берегла, твою копила ласку
для того, что будет впереди
встреча непременно, – без опаски
я её лелеяла в груди.

Долгою была к тебе дорога,
так долга, что встретились когда,
я тебя узнала у порога,
а себя уже – едва-едва.

Я была от мук такой прозрачной,
что до дна сумел бы ты прочесть.
Ликовала так, что однозначно
должен был у ног моих присесть.

Долгою была к тебе дорога,
а минута радости – мала.
Если б знать… Но снова, снова, снова
долгий путь к тебе бы избрала.

перевод: Сергей Надеев

 

ВЬЕТНАМ

Разделена земля. Разрублены деревья.
Трепещущее сердце, рассечено кинжалом.
Бревенчатый порог, что выстроган шагами
и дедов и отцов, распилен пополам.
Семейный снимок разорван посредине,
по самому лицу погибшей матери.
Бамбука ствол расколот гулким громом.
Растерзана река. Разорены поля.
Разбита пополам скупая горстка риса.
Распоротое небо всю ночь горит огнем.
Стекает в землю пролитая кровь.

перевод: Лорина Дымова

СВЕЧА ДЛЯ МЁРТВЫХ

Если б не было наших мёртвых –
бессонно во мраке горящих теней,
За кем бы мы шли в темноте?
Эти утраты, душу переполняющие,
боль неуёмная,
и делают нас людьми.

Если бы не было наших мёртвых –
этих бездонных колодезей глаз,
где бы могли повстречаться
лицом к лицу с самими собой
и ощутить укор
совести, чтоб обрести смиренье?

Если бы не было наших мёртвых –
их тихо тлеющих голосов,
кто бы утешил среди одиночеств?
Горести пьём мы, не насыщаясь,
милые запахи дома,
радости наших детей.

Зажгу свечу на вечную память.
Покуда их помним, мы живы,
покуда мы плачем о них, мы сильнее,
Мы истинны – покуда похожи на них.
Если бы не было наших мёртвых,
мы б сами жили как мертвецы.

13 мая 1995 г.

перевод: Сергей Надеев