Статья, посвященная торжествам по случаю празднования 70-летия Владимира Брендоева

70 ЛЕТ ИСПОЛНИЛОСЬ БЫ 6 СЕНТЯБРЯ ОЛОНЕЦКОМУ ПОЭТУ ВЛАДИМИРУ БРЕНДОЕВУ

Он жив, язык родителей!

Три дня продолжались в Олонце торжества по случаю юбилея поэта. Это были дни заключительного этапа фестиваля карельской поэзии “Tas synnynrannan minun algu” (“Здесь Родины моей начало”). Идея фестиваля принадлежит работникам отдела краеведческой литературы Олонецкой национальной библиотеки. Автором проекта стала Галина Федулова, а огромную работу по претворению его в жизнь провела Мария Леонтьева. Именно благодаря им, библиотечным работникам, юбилейный для поэта год и сама знаменательная дата превратились в праздник карельской поэзии и карельской словесности.

Стремление писать стихи жило в нем всегда. Вначале он пробовал писать на русском языке, но все-таки, если человек карел, то он мыслит на карельском, и писать по-русски ему крайне тяжело. Когда он приезжал в Куйтежу, то часами пропадал в библиотеке, где работала его сестра. Однажды на полках он разыскал сказки Пушкина, изданные на карельском языке. “Надо же! – удивился Володя. – Значит, и мне можно на карельском писать”. И пошутил: “Я буду Пушкиным на карельском языке…”
(Из воспоминаний жены В. Брендоева Марии Николаевны)

Поэзия в каждом рисунке

Еще в марте работники Олонецкой детской библиотеки объявили конкурс детских рисунков, темами которых послужили строки из стихотворений Владимира Брендоева. Победители в трех возрастных номинациях были названы в апреле, однако познакомиться с самими работами юных художников олончане получили возможность накануне 70-летия знаменитого земляка.
Как сказала работник библиотеки Марина Кондратьева, организаторы преследовали две цели. Во-первых, познакомить ребят с творчеством олонецкого поэта. Во-вторых, предложить детям выразить через рисунок свое отношение к карельскому языку.
Сегодня можно говорить о том, что попытка удалась в полной мере. Красками, гуашью и карандашом дети с любовью рисовали “Ладогу-море”, березку в родном дворе, цветущую сирень, тем самым осмысливая произведения Владимира Брендоева и подтверждая языком изобразительного искусства его строки: “Он жив, язык родителей!”

Неоконченная руна для поэта

Карельский язык, достойный вклад в развитие которого внес Владимир Брендоев, продолжает жить. Об этом говорили собравшиеся в читальном зале Олонецкой национальной библиотеки на встречу с авторами, пишущими на карельском языке.
За столом с традиционными пирогами звучали на карельском стихи и рассказы, пословицы и воспоминания о Владимире Егоровиче. О своем пути в поэзию рассказывали Иван Савин, Анатолий Коппалов, Зинаида Дубинина… олончане и гости города, чья жизнь и творчество неразрывно связаны с карельским словом.
Боль за родной язык, за безвозвратно исчезнувшие карельские деревушки звучала лейтмотивом встречи, об этом же писал и сам Владимир Егорович. Логичным было и ее завершение: нужно присвоить имя Брендоева библиотеке или улице. Аплодисментами было встречено полученное от правительства республики сообщение о том, что новое судно рыболовецкого флота будет носить имя олонецкого поэта.

Но что может быть лучшим подарком ушедшему поэту, как не стихи. Стихи на карельском. Они звучали в юбилейный день везде: на могиле Брендоева и при открытии мемориальной доски на доме, где он жил, на творческих встречах и на заключительном концерте фестиваля. Вообще, в этот день звучала преимущественно карельская речь, словно доказывая свое право на существование и еще раз подтверждая слова Владимира Брендоева : “Он жив, язык родителей!”
Любовь к родной земле и боль за свой народ, за свой язык, которые пронес через все свое творчество певец олонецкой земли, продолжают жить и востребованы нынешним поколением олончан.

Андрей ВОЛКОВ

НА СНИМКАХ: Владимир Брендоев (фото из архива); цветы и стихи на могиле поэта; во время фестиваля.