Статья Елены Герчук «Семья как явление культуры. Аксельроды: дед, дочь, внук»

Оригинал материала находится по адресу:
exlibris.ng.ru/fakty/2002-10-10/7_family.html
Опубликовано: 10 октябрь 2002 года
Автор: Елена Герчук

Семья как явление культуры

Аксельроды: дед, дочь, внук

Во-первых, в этом году исполнилось сто лет со дня рождения художника Меера Аксельрода; к этой юбилейной дате приурочена выставка его живописных и графических работ, театральных эскизов и книжной иллюстрации, открывшаяся в выставочном зале “На Солянке” (ул. Солянка, 1/2).

Во-вторых, в эти же дни в филиале Литературного музея (Трубниковский пер., 17) открылась выставка живописных работ внука Меера Аксельрода, художника Михаила Яхилевича “Стена в пустыне”.

И в-третьих, 6 октября в том же зале “На Солянке” прошел творческий вечер дочери первого из названных художников и соответственно матери второго из них – поэтессы Елены Аксельрод. На вечере публике были представлены две книги стихов: “Избранное”, только что выпущенное издательством петербургского журнала “Звезда”, и вышедшая в прошлом году в Израиле, где последние годы живут мать и сын, “Стена в пустыне” – иллюстрациями к этой книге как раз и являются картины, представленные на выставке в Трубниковском.

На самом же деле все еще гораздо сложнее, потому что эти три события из жизни одной семьи имеют не только формальную, но и достаточно непростую внутреннюю связь. Стихи Елены Аксельрод иногда напрямую посвящены творчеству ее покойного отца, иногда – творчеству сына, но бывает, что и им обоим, образу художника вообще. При этом картины деда и внука вроде бы совсем непохожи друг на друга, но связаны внутренне: лаконизмом, сдержанностью колорита и еще каким-то общим неуютом пространства, совсем, впрочем, по-разному устроенного. В стихах же Елены Аксельрод совершенно определенно существуют оба этих пространства: какие-то пруды, ивы, платформы, нежные, но вовсе не идиллические воспоминания о жизни на родине – и мир, изображенный на картинах ее сына, жуткая, пустая, насквозь простреливаемая Земля обетованная. Вообще-то использование живописи в качестве книжной иллюстрации – затея рискованная, живописное пространство часто оказывается сильнее книжной страницы, прорывает ее насквозь; но картины Яхилевича удивительно хорошо ложатся в книгу, и это снова заставляет вспомнить о его деде, мастере книжной иллюстрации, часть из которых представлена в залах на Солянке.

Желающим самостоятельно разобраться в этих сложных соотношениях сообщаем, что еще один поэтический вечер Елены Аксельрод состоится в залах Литературного музея в Трубниковском переулке 17 октября.