Птица Феникс. Памяти Елены Башкировой

Елена Ивановна Башкирова – всегда энергичная, подтянутая, бодрая, остроумная – такой она останется в памяти очень многих людей. Казалось, время над ней не властно. Птица Феникс – она сгорала в собственном огне и воскресала неоднократно. Входила в помещение – и заполняла его целиком. Фонтанировала идеями, постоянно осваивала что-то новое. Удивляла окружающих жизнестойкостью, философским отношением к происходящему, умением прекрасно выглядеть в любой ситуации, держать удары, прощать и любить.

На определенном жизненном этапе Елена Башкирова стала для меня не только профессиональным наставником, проводником в мир социологии, но и настоящим другом, близким и дорогим человеком. Она научила быть спокойнее, уверенней и смелей, раздвинула горизонты мира, направляла, оберегала, помогла преодолевать текущие невзгоды. После общения с ней менялось восприятие, многие проблемы оказывались мелкими и незначительными, решения находились сами собой.

В памяти живет калейдоскоп незабываемых встреч, поездок, впечатлений, размышлений, подаренных мне Еленой. До сих пор иногда вспоминаю ее острое словцо, замечания не в бровь, а в глаз, советы умудренной опытом, многое познавшей женщины. Со стороны она могла казаться закрытой и неприступной, изображать на переговорах «железную леди», жестко и бескомпромиссно добиваться поставленных целей. Елена Ивановнабывала импульсивной и непредсказуемой, под воздействием момента могла принять неоднозначные решения, о которых сожалела впоследствии. От коллег и сотрудников требовала постоянной полной отдачи, вникала во все рабочие нюансы, была строгим и принципиальным руководителем. Воспитала десятки социологов и маркетологов, востребованных сегодня по всему миру. Легко увлекалась, “очаровывалась” людьми, но если они в реальности не соответствовали созданному образу, – сразу расставалась с ними и шла дальше. Выслушивала мнения со стороны, но решения всегда принимала исключительно сама и несла за них полную ответственность.

А вот те, кого она однажды по-настоящему впускала в свою жизнь, знали ее ранимую отзывчивую душу, неиссякаемую чуткость, щедрость и доброту. Сколько помню, она всегда кому-то помогала. Елена Башкирова, несмотря на скептический, прагматичный разум ученого и бизнесмена, находилась в постоянном душевном поиске, задавала себе и другим вопросы, на которые трудно найти ответы. У нее был свой, особенный духовный путь, извилистый и нелегкий.

Елене Ивановне было не занимать сил для создания и развития исследовательских компаний. Всего в жизни она добивалась сама, ценой труда и невероятных усилий: стояла у истоков изучения общественного мнения в нашей стране, одной из первых в России стала заниматься такими сложными темами, как человеческие ценности, вела мониторинги политической и общественной ситуации, внедряла новейшие методики маркетинговых исследований. Никогда не сдавалась под ударами конкуренции, не боялась придумывать и реализовывать проекты с нуля в любом возрасте, не отчаивалась, хотя временами приходилось очень трудно. Ее обаянию были подвластны политики, генералы, ученые, крупные бизнесмены, актеры, она умела находить общий язык с самыми разными людьми, убеждать и вдохновлять. Прекрасно выступала, “держала” аудиторию. Особенно удавалось Елене Башкировой международное сотрудничество. Она свободно владела несколькими иностранными языками, собеседования и переговоры нередко проводила по-английски. Активно передвигалась по миру, была уважаемым членом самых авторитетных профессиональных ассоциаций, многие зарубежные компании на заре развития рынка социологических исследований в России хотели работать персонально – именно с ней.

За чашкой чая с Еленой можно было говорить обо всем, она знала жизнь, принимала людей такими, какие они есть, у нее было широкое и отходчивое сердце. Оно безраздельно принадлежало тем, кого она любила больше всех на свете: дочери Маше, внукам, о которых она могла часами рассказывать. Елена Башкирова умела отменно готовить, принимать гостей, дом действительно был ее крепостью. А родная семья для Елены Ивановны, всегда оставалась, быть может, самой заветной и тщательно охраняемой от недоброжелателей частью ее бурной и непростой жизни.

Однажды я приняла решение полностью посвятить себя литературному творчеству, наши дороги постепенно разошлись. Спустя два десятилетия Елена Ивановна спросила, рассматривая мои новые книги: «Скажи, это стоило того?» И я ответила: «Да». Она приняла мой выбор, хотя, возможно, не до конца поняла и одобрила его. Когда я сегодня думаю о Елене Башкировой, отчего-то становится очень тепло: часть ее горячей дерзкой души осталась во мне и никогда уже не остынет. Даже после ее неожиданного ухода.

Будем вспоминать эту сильную, красивую, яркую, необычную женщину с любовью, радостью и благодарностью!

***
Я знаю сроки рождений
В веках, меж разных народов.
Жизнь – сноп лучистых мгновений,
Калейдоскоп эпизодов.

Родные держатся вместе,
Разлука – странное слово! –
Они близки, даже если
Я в одиночестве снова.

Продлится время свиданий,
Вернется песней рапсодов, –
Не помню бед и страданий,
Не верю в даты уходов!