Подборка стихотворений Светланы Макаренко-Астриковой из книги “Серебряные метели”, 2008 год

Мы любим – как идем ко дну
В пучине неба”…
           И. Филиппова.

1.
Мы любим, будто мы идем ко дну…
И на ладонь озябшие синицы
Садятся. И мелодию одну
Насвистывают. Мне она приснится.
В ней ветер. И холодная волна
И розовая пена – цвет черешни.
И я вино из строчек пью до дна.
Чтоб написать все то, что неизбежно!
Мы любим, будто мы идем ко дну,
Но так светлы моменты узнаванья
Того, что не было! И снега седину
Метет по улицам, в углы дворов и зданий,
Январский ветер….

2.
….И любим до дна и до праха
До боли, до горечи ран!!
А сердце – уставшую птаху,-
Корим за ненужный обман.
До дна и до слез ненавидим,
До острых иголок в виске!
И сердце в холодной обиде
Висит на одном волоске
От смертной холодной пустыни.
Познаем ее глубину?
Что было, что будет? Отныне.
Все выльем мы в чашу одну.
И выпьем – до дна и до праха,
До боли, до горечи ран.
Прилипшая к телу рубаха
И голос охрипший. Дурман
Из строчек моих навевает
Тебе непонятные сны.
Но так наяву не бывает –
Живи же без чувства вины!

3.
Отдай одиночеству дань,
Отшельник, усталый и строгий!
А длинные прежде дороги
Сомни, как платок или ткань.
Все выброси в старый сундук –
В нем дремлет разбитое сердце
То самое. Кофе без перца
И сломанной трубки мундштук –
Вот все, что тебе остается!
Отдай одиночеству дань.
Отшельник мой старый
Не пьется?
Что ж, “Чибо” – элитная дрянь!
Отдай одиночеству дань!
Воздай похвалу и осанну.
И, спину приклеив к дивану,
В уме ворошить перестань
Слова, что порядком поблекли
Тускнея, как в печке угли…
Сядь ближе, ведь ноги промокли
И чувства – давно на мели!
Нет, я не смеюсь. Право, что ты!
Я тоже сижу у огня.
Пишу.
И немного наивно
Надеюсь:
Дождешься меня.
В конце, на углу поворота,
Расправив измятый платок.
Я знаю, обидам – нет счета.
Но лучше – забвенья поток,
Как солнечный свет….
_____
9 января 2008 г.

Пойми меня! Давно уже не Леда!
Рябиновой настойки горек вкус.
Меня смущает странная победа.
Свои грехи я знаю наизусть…
Свои ошибки. Тень своих улыбок
Морщинки. Их спешу не замечать.
Сорокалетний стан уже не гибок
Но попытайся что то мне прощать?
Хотя б немного! Я давно – не Леда.
А ты – не Зевс. И не был никогда
И в профиль – Богом!
Странная беседа
Щемит мне сердце.
Что за ерунда!
Я не хотела…
Как горька рябина!
Ее соцветья.
Ягоды ее…
Глаза твои.
Напоминают сына…
Все остальное?
Дамское вранье!

Здесь нет любви, мне только что сказали
Есть много строк, в которых – пустота
А остальное. . . Ты поймешь едва ли.
Все суета, мирская суета…. . .
И дамская забава.
И чернила
Давно засохли
В баночки простой.
Все было. Было.
Все когда – то было.
И даже ты.
Влюбленный.
Но – не мой.

3.
Я у другой украла этот день
И эту ночь. И просветы, и всплески
И вот луне совсем уже не в мочь
Лучом сбивать узор на занавесках
Я все украла. Сумасшедший тать
Я радуюсь мгновениям, что проходят
И как песок сквозь пальцы пропускать
Мне надо их. А силы – на исходе.
Я всё украла…. . Чем же я живу?
И что меня пьянит и что волнует?
Рифмованную, странную канву
Мне сердце неспокойное диктует.
Я крохами сыта, как воробей
Мгновениями из часов песочных
Я всё краду. Но обвинять – не смей.
Мне Бог судья. Но он судить – захочет?…
февраль 2008 г.

* * *
Ну, догадайся! Хоть о чем – нибудь!
И помоги мне справиться с тоскою.
Опять озноб. Мне, право, не заснуть.
Я Музе заплутавшей дверь открою.
Она – шутница. И войдет в окно,
Мне на плечо упав дождинкой – каплей.
Ее ждала. И старое вино
Налью в бокал,
Чтоб пальцы не озябли…
Все расскажу ей. Лучшей из подруг.
С усмешкой попрошу её совета.
Тебе ведь догадаться недосуг –
К чему озноб
В начале самом лета?…
К чему слова летучею гурьбой,
Роясь, как пчелы,
Ластятся к бумаге?
Еще хочу я говорить с тобой
Хоть мы от расставанья в полушаге…

* * *
О, как моя строка сегодня зла!
И рифма как к тебе несправедлива
Я это все огню бы предала,
Но записала – четко и красиво!
О, как моя строка сегодня зла!
В ней ревность полусдохшею собакой
Лизать мне пальцы тихо приползла,
Пока черчу я на бумаге знаки.
Пока леплю слепую эту вязь,
Пока строфу выдумываю снова!
Молю тебя! Исчезни. Мне не снясь.
Ну почему не встретила другого?!

* * *
…И море лежало у ног,
И ластилось белым барашком.
Да, нужен неведомый срок,
Чтоб сердце легко, без поблажки,
Тебя отпустило к другой,
Смеясь неудачам, как счастью..
Меня окатило волной
И смыла волна безучастно
Песок, на котором следы
Оставило сердце в тревоге.
Нет, не было вовсе беды.
Промокли немного лишь ноги!
__________________________
2008 г. март.

Из цикла ” Дикая мята”

* * *
…И пряное дыханье дикой мяты*
Коснулось вдруг моей щеки и губ
И пар из чашки, змейкою заклятой
Подполз к моей щеке. Как ветер глуп!
Он дует в окна, раздувая шторы,
Он манит лето в длинную весну.
А мята, отметая разговоры,
Меня склоняет к сладостному сну
Но в этом сне я рифмы не услышу
Той самой, что мне ветер принесет.
Воркует голубь под высокой крышей.
Ленится лето. Медленно идет
К порогу моему, где запах мяты…..

Реминисценция из стихотворения А. Ахматовой

2.
Травы ранние, с медвяною росою,
Вдруг увянут, так и не созрев.
На закат с багряной полосою
Наложу пичужкин я напев,
Тот, что поутру за шторой слышу.
Странный вдруг получится мотив.
Так весна во сне, в подушку дышит,
Лето в изголовье ощутив?.

3.
Мне кажется, что есть воздушный рай.
Тот самый рай, где мы не согрешили!
За нас тогда все ангелы решили
А, может, демоны? Как хочешь, представляй!
Да, есть незримый, невидимка – рай,
Тот самый рай, где яблоки и травы,
Где мягко шепчут пышные дубравы,
Про то, как сладок горький молочай
Где родники – водою не напиться.
И где рябина – холодно – сладка.
Там все щебечет дивная синица
Про то, что на дубу кора – тонка…
Мне видится что, есть небесный рай
Тот самый рай, где мы не согрешили.
Мы жили там. И мяту там сушили
Чтоб с ней испить забвенья крепкий чай.

Да, мы забыли все! Вовек не сможем вспомнить
Какие там дожди и облака.
Но к лире, посредине ночи темной
Все почему тянется рука….
И пишутся тогда стихи о рае,
Где, может быть, мы не были с тобой?
Иначе б – согрешили! Непременно.

Апрель 2008 г.