Подборка стихотворений Кристины Россетти

Дома

Я умерла. Душа моя вернулась
Увидеть дом, где я жила.
Я в дверь вошла и улыбнулась –
Сидели там мои друзья.
Нектаром фруктов наслаждались,
Пускали по кругу бокал,
Шутили, пели и смеялись.
И каждый радости вкушал.

Я разговорам их внимала.
Один сказал: “Мы по утру
Пойдём к далёкому причалу,
Бредя по мокрому песку.”
Другой сказал: “В глубины моря
Проникнем мы в отлива час.”
Другой добавил: “Будет скоро
Премного лучше чем сейчас.”

“В грядущем”, – так они кричали, –
“Настанет счастия пора.”
И так все хором повторяли,
Не вспоминая о вчера.
Они в грядущее стремились,
А я в свершённое ушла.
Они мечтою обольстились,
А я … А я была вчера.

Я в этом “прошлом” задрожала,
Но не устроила раздор,
А только тихо молча встала
И не спеша пошла во двор.
Из-за любви, а не по злости,
Тогда я бросила их мир,
Оставив память, как о госте,
Что только на день приходил.

Перевод Дмитрия Густова

* * *
Я часто думаю: луна не устает?
Бледна под дымкою вуали,
С востока к западу она скользит
По небу, отдыха не зная.

И прежде, чем наступит ночь,
Луна белеет, как бумага,
А утром, на рассвете,
Словно снежинка, тает.

Перевод Анастасии Угольникова.

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

О, если б вспомнить этот миг и час,
Тот день, когда меня ты встретил…
Кружил ли надо мною зимний ветер
Иль летний день неумолимо гас?
Исчез тот миг. Я даже Божий глас
Не слышала. Жила, не понимая,
Что семя брошено, и древо в мае
Вдруг расцветет не для других, для нас.

Счастливейший из дней! И этот день я
Развеяла бесследно. Так вокруг
Рассеивает снег одна из вьюг.
О, если бы запомнить мне мгновенье,
Где было первое руки прикосновенье.
О, если б знать! О, если б вспомнить вдруг!

Перевод Генриеты Флямер

День Рождения

Моя душа как птицы песнь,
Что слышна в отзвуках ветров;
Моя душа как древа ветвь,
Что гнётся тяжестью плодов;
Моя душа как яркий блик,
Что отразился на воде;
Моя душа счастливей всех –
Моя любовь пришла ко мне.

Воздвинь над нею балдахин,
Укутай в шёлк и горностай,
И с сотней серо-карих глаз
Павлинов для нею создай;
Создай во злате виноград
И листья сделай в серебре,
Ведь День Рожденья жизни всей
Пришёл, Любовь пришла ко мне.

Перевод Дмитрия Густова

Из бездны

Зачем высоки небеса,
Зачем внизу лежит земля?
Не достижима звёзд краса,
В ночи скользя.

Луны не нужен блеклый круг,
И весь тот неизменный мир;
Пусть даже повторится звук
Небесных лир.

Я не смотрю на звёрз огни,
На солнца яркое пятно.
Одна лишь страсть живёт в груди,
Но тщетно то:

Предел из плоти круг меня,
За ним лишь счастье я найду.
Но уповаю сердцем я.
И тем живу.

Перевод Дмитрия Густова

Май

Я не могу сказать о том, как это было,
Но знаю точно я: всё это приходило,
Чтобы уйти и взять с собою вдаль
Всё то, что видел Май; о, милый юный Май.
Когда над свежими и нежными полями
Росли колосья порознь со цветами,
Когда не высижены были яйца все,
И птицы помнили о песнях в тишине.

Я не могу сказать о том, как это было,
Но знаю точно я: что было вдаль уплыло
Как милый Май, как сладкий сон – точь в точь,
И унесло с собой все наслажденья прочь,
Оставив старость мне, унынье, хлад и ночь.

Перевод Дмитрия Густова

Песня

Не пой печальных песен,
Мой милый, как умру.
Ни роз, ни кипарисов
Мне не сажай в главу.
Под ливнем, под росою
Пусть травы лишь растут.
А ты, коль хочешь – помни,
А хочешь – позабудь.

Теней я не увижу,
Не ощущу дождя
И не услышу песен
Я грустных соловья.
Во мраке беспредельном
Я буду молча плыть.
Возможно – смогу я помнить,
А может – смогу забыть.

Перевод Дмитрия Густова

Monna Innominata
(сонет сонетов)

Беатриче, обессмерченная “altissimo poeta … cotanto amante”; Лаура,
прославленная великим, хотя и слабым, певцом, заплатили одинаковую
исключительную цену их исключительной добродетели и явились к нам в
блеске своего шарма, но (как минимум по моему мнению) со скудной
притягательностью.
Эти героини всемирной славы были продолжены толпой безвестных
“donne innominata”, воспеты тьмой едва известных поэтов в той земле и в тот
период, которые были одинаково близки и Католикам, и Альбигойцам, и
Трубадурам, любой из которых мог дать множество изображений в
зависимости от своих поэтических возможностей, и делал это до тех пор, пока
сохранялся барьер приличия, удерживающий секрет двоих, чтобы тем воздать
взаимной любви, несовместимой со взаимной честью.
Но позвольте такой женщине говорить за себя, и портрет, оставленный
нам, будет иметь больше нежности, нежели тот, что будет написан даже самым
близким другом. Или имела Великая Поэтесса наших дней и земель только
несчастье вместо счастья; или окружающий её мир пригласит её, чтобы
оставить, вместо “Португальских сонетов”, неповторимую “donnа innominata”,
представленную не от воображения, но от чувств; и она достойно займёт свою
нишу совместно с Беатриче и Лаурой.
Кристина Россетти

(Ниже приведены только первые семь сонетов из четырнадцати. – Прим. переводчика Дмитрия Густова)

MONNA INNOMINATA
A SONNET OF SONNETS

BEATRICE, immortalised by “altissimo poeta … cotanto amante”; Laura,
celebrated by a great though an inferior bard, – have alike paid the exceptional
penalty of exceptional honour, and have come down to us resplendent with charms,
but (at least, to my apprehension) scant of attractiveness.
These heroines of world-wide fame were preceded by a bevy of unnamed ladies
“donne innominate” sung by a school of less conspicuous poets; and in that land and
that period which gave simultaneous birth to Catliolics, to Albigenses, and to
Troubadours, one can imagine many a lady as sharing her lover’s poetic aplilude,
while the barrier between them might lie one held sacred by beth, yet not such as to
render mutual love incompatible with mutual honour.
Had such a lady spoken for herself, the portrait left us might have appeared
more tender, if less dignified, than any drawn even by a devoted friend. Or had the
Great Poetess of our own day and nation only been unhappy instead of happy, her
circumstances would have invited her to bequeath to us, in lieu of the “Portuguese
Sonnets,” an inimitable “donna innominata” drawn not from fancy but from feeling,
and worthy to occupy a niche beside Beatrice and Laura.

1
“Lo di che han detto a’dolci amici addito” – Dante
“Amor, con quanto storxo oggi mi vinci!” – Petrarca

Приди, я жду, с тобой мечты мои.
Иль нет, не приходи, чтоб жажда не кончалась,
Чтоб встреча та ещё сильней желалась.
Они так редки и так коротки.
Когда с тобой, то дни мои легки.
А нет тебя – со счастьем я рассталась;
Душа и ум – с тобою всё умчалось.
Живу тобой, весь мир в твоей груди.
Но ты придёшь, и боль сожмёт всё тело
Лишь от того, что ты уйдёшь, я знаю.
Но я как месяц тихо убываю
Пока не явишься печален и устал.
О где ж та песнь, что от того я пела,
Что лишь меня ты счастьем называл.

2
“Ero gia l’ora che volge il desio” – Dante
“Ricorro al tempo ch’io vi vidi prima” – Petrarca

Как я хочу не позабыть тот день,
Тот час, тот миг той первой нашей встречи,
Когда лучи ложились нам на плечи,
Иль укрывала нас деревьев сень.
Но исчезает всё, как будто тень
Рождает мрак, где раньше были свечи,
И память о том дне уходит всё далече
И вскоре растворится насовсем.
И я молюсь, чтоб я не позабыла
Тот день всех дней, что ныне уж вдали.
Но коль к нему уже мне нет пути,
Так пусть хотя б навек я сохранила
То первое касание руки.
Хотя б его. – Оно ведь было, было.

3
“O ombre vane, fuor che ne l’aspetto” – Dante
“Immaginata guida la conduce” – Petrarca

Ты снился мне пред тем, как я проснулась.
Ах если б можно было б дальше спать,
Чтоб не ушёл ты, чтоб и не узнать,
Что лета свет зимы сменила хмурость.
В счастливых снах … Вот я тебя коснулась,
Вдруг покраснев … твоя улыбка, стать.
И так легко из ночи день создать.
Но вдруг бледнею я, я ото сна проснулась.
Ведь лишь во сне едины мы с тобою,
И только в снах даём мы, не беднея,
Свою любовь друг другу, ты и я.
Но если сон печальных дней милее,
То смерть конечно ж краше бытия.
Хотя и там всё так же под луною.

4
“Poca favilla gran fiamma seconda” – Dante
“Ogni altra cosa, ogni pensier va fore
E sol ivi con voi rimansi amore” – Petrarca

Я полюбила первой. Ты потом
Свою любовь сравнять сумел с моей.
И так тянулось долго день за днём.
Но лучше чья любовь? Моя – длинней.
Твоя затем была моей сильней.
Любила я в мечтах, а ты считал –
Любил за то, что есть, за то, что знал, –
И вёл учёт науке той своей.
Но стой, ужель в любви есть “твой” и “мой”;
Без “Я” и “Ты” всегда любовь была.
Вдвоём одно, и в каждом вечно два.
И всё в любви живёт одной судьбой.
Любовь в двоих ведь только тем жива,
Что меж двоих в одном огонь живой.

5
“Amor che a nullo amata amar perdona” – Dante
“Amor m’addusse in si gioiosa spene” – Petrarca

Душа души моей, о ты, кто для меня
Меня самой важней, да будет Бог с тобой.
Пусть сохранит в тебе он веру и покой,
Да обретёшь ты мир Ему служа,
Весь край земной душою возлюбя,
Да умалит твои Он горести рукой,
Рукой Своей, простёртой над тобой,
Твой каждый шаг и вздох благословя.
То всё тебе; а что же, друг мой, мне?
Любить тебя всегда, меж гор и средь низин,
В ночи и днём и в счастье, и в беде.
Любить тебя сильнее, чем бывало,
Чтобы любовь моя тебе защитой стала.
Ведь Бог нас создал в помощь для мужчин.

6
“Or puoi la quantitate
Comprender de l’amor che a te miscalda” – Dante
“Non vo’che da tal nodo amor mi scioglia” – Petrarca

Доверься мне, упрёк так тяжек твой.
Люблю тебя, но Бог сильней любим;
Как быть, ведь в сердце может быть один;
Ужель сравнюсь я с Лотовой женой
И оглянусь, не с Ним, чтоб быть, с тобой.
Так говорила я безумием своим,
И так лишь Бог всегда был мной хвалим,
Пока Христос своей святой судьбой
Мне не раскрыл взаимосвязь всего.
Казалось мне, любовь разъединит
Меня и Бога и с тобой меня.
Но в том и есть величие любви:
Я не люблю тебя, коль не люблю Его,
Я не люблю Его, коль не люблю Тебя.

7
“Qui primavera sempre ed ogni frutto” – Dante
“Ragionando con meco ed io con lui” – Petrarca

“Люби, ведь я люблю” – и молви мне
“Люби, ведь я люблю” – тогда с тобой
В стране любви мы обретём покой,
Что не разрушить никакой беде.
Ведь дом любви не там, где ветер злой,
На камнях дом любви, не на песке.
Кто кабалит любовь оковой на руке?
Кто строит храм, чтоб был тот храм пустой?
Боялась я, хоть речь была смела, –
Ведь вместе мы лишь миг, а порознь – час, –
Что смерть любви в разъединеньи нас.
Но в Книге я покой узрела вновь:
Пускай как преисподня ревность зла,
И смерть крепка – крепка как смерть любовь.

8

“Come dicesse a Dio: D’altro non calme.” – Dante.
“Spero trovar pieta non che perdono.” – Petrarca.

“И если смерть, то смерть”, – Эсфирь произнесла,
Пред неизвестностью представ в одно мгновенье.
Но смелостью своей переступив сомненье,
Она желанье сильное зажгла
Волной волос и алой лентой рта.
И через очи мужа приведя в смятенье,
И как силок расставя слов сплетенье,
Как голубь внешне, в сути – как змея,
Она взяла его пока он был в волненьи.
И, хитростью создав все западни свои,
Она взяла всю власть, что отдана царю.
Когда б могла и я взять в руку жизнь свою
И всей Любви моей с тем вознести хваленье,
И от любви любовь дарить моей Любви.

В ГОРУ
Так нам всё время вверх идти?
Да, ждёт нас крутизна.
И целый день нам быть в пути?
С утра и допоздна.

Где проведу я час ночной?
К приюту подойдешь.
Не ошибёмся мы тропой?
Его не обминёшь.

Ещё там встретится народ?
Кто вышел прежде нас.
Хозяин рано не запрёт?
В любой пускают час.

Там отдохну я, ослабев?
Тебе зачтётся труд.
И место сыщется для всех?
Все, все покой найдут…

Перевод Самуила Черфаса

* * *
Карточный домик
Строен, высок,
Столик толкните –
Пал теремок.
Карту за картой
Наискосок,
Карту на карту –
Встал теремок,
Стройный, высокий –
Рушить пора.
Столик толкните –
Вот так игра.

Перевод Самуила Черфаса

* * *
Кремень я ласкала –
Одно наказанье…
Кремень о кресало –
Какое сверканье!

Перевод Самуила Черфаса

ПЕСНЯ
Когда умру, дружочек,
Ты сердца не казни,
Высоких кипарисов
Над гробом не сади.

Пускай дожди и росы
Мою омочат грудь,
А хочешь, так запомни,
А хочешь, так забудь.

Мне не увидеть тени,
Не зябнуть от дождя,
Не слышать горькой трели
Страдальца-соловья.

И в полусвете сонном
Мне не блеснёт рассвет,
И, может, я припомню,
А, может быть, и нет.

Перевод Самуила Черфаса

БУТОНЫ И МЛАДЕНЦЫ
Бутоны, что вовек не расцветут –
Их тысячи, пробившись еле-еле,
Чуть вспыхнув, сохнут на пустой постели
И никогда плодов не принесут.

Малюточки, угасшие к утру!
Мне ваша прелесть хрупкая сказала:
Прекрасное напрасным не бывало,
А нет, так всё напрасное – к добру.

Перевод Самуила Черфаса

ЛЯГУШКА
Стой, лягушка-прыгушка, мне страх твой смешон –
Я не трону тебя ни рукой, ни ногою.
Как опрятен зелёненький твой капюшон!
До свиданья! Оставим друг друга в покое.

Перевод Самуила Черфаса

* * *
Тихо улитка ползёт по пути,
Мечется по небу птица.
Тихо ползти – до конца не дойти,
Мчащийся может разбиться.

Перевод Самуила Черфаса

***
Что всего тяжеле? – Горе и песок.
Что всего короче? – Нынешний денёк.
Что всего нежнее? – Юность и весна.
Что всего бездонней? – Правда и волна.

Перевод Самуила Черфаса

Зелёное поле

На поле – зелень, в небе – синь.
Меж ними жаворонок звонкий –
прислушайся и очи вскинь –
снуёт вверху над всей сторонкой.

Я видела из-под руки
его в парении высоком…
На белых крыльях мотыльки
плясали у меня под боком.

Там где-то у певца был дом
меж миллионами былинок.
Он пел над собственным гнездом,
не видным с хоженых тропинок.

Под солнцем, теша слух и взор,
я провела минут немало,
но вот с его подругой в спор,
кто дольше слушал, не вступала.

Перевод В. Кормана

Припомни
Будь верен мне, когда уйду я в даль,
в тот край, где лишь покой и тишина,
где буду я с тобой разлучена,
и мне уж не вернуться, хоть и жаль.

Припомни, как, предчувствуя печаль,
ты мне твердил, что, нежности полна,
твоя душа навеки мне верна.
Но я отвечу что-нибудь едва ль.

Забудешь – я не смею упрекнуть,
а будешь помнить – горе ни к чему.
Как прах, как тень, я погружусь во тьму,

мне память там не застучит в виски.
Ты лучше улыбнись и позабудь,
чем вспоминать, страдая от тоски.

Перевод В. Кормана

***
Когда умру, мой милый,
меня не отпевай,
ни роз мне на могилу,
ни тиса не сажай.
Засей травою холмик,
пусть льют дожди на грудь.
И, если хочешь, – помни.
Не хочешь – позабудь.

Во мне остынут чувства.
В оградке у жнивья
я не услышу грустной
погудки соловья.
В укромности – бездомней
любых из тех, кто жив, –
быть может, что-то вспомню,
кого-то не забыв.

Перевод В. Кормана

***
Всё, что родилось, – потом умрёт.
Уйми тоску – попробуй петь:
сначала – восход, затем – заход,
и ныне, и впредь.

За мёд – нам и жала нужно терпеть.
Смесь страха с надеждою – в небо ведёт.
Глубь с высотою – единая сеть.
И ныне, и впредь.

Душа ! Собирайся в полёт !
Голубкой крылатой – любовь свою встреть.
Любовь оправдает, любовь спасёт,
и ныне, и впредь.

Перевод В. Кормана

Сонет
Хотела б вспомнить самый первый раз,
день, час и миг твоей со мною встречи.
Не то был зной, не то топились печи.
Нет записи. Тот случай не потряс,
а дальше просто в памяти угас.
О чём то важном не было и речи.
Мой год цветенья был ещё далече.
Пьянящий Май держался про запас.
Один лишь день, но лучший между днями.
Тот день приходит в будни наших нег
и вновь уходит, будто талый снег.
Один лишь день, но в нём таилось пламя.
Один контакт, случившийся меж нами;
касанье рук – на миг, потом – навек.

Перевод В. Кормана

Сонет
Люби меня, любимый, и ответь:
“Люби меня, любимая, не вздоря, –
чтоб нас не разделяло даже море,
чтоб в счастье жили и сейчас, и впредь.
Любовь – наш прочный дом на косогоре,
и, если даже гром начнёт греметь,
Любовь не дрогнет; сможет, смехом вторя,
как Колокол Свободы прозвенеть”.
Храбрюсь в речах, а сердце приуныло.
Вдвоём – не часто. Нам привычней врозь –
и как бы нам расстаться не пришлось !
Спасает книга – вычитала в ней
о ревности, жестокой, как могила,
что Смерть сильна, но всё ж Любовь сильней.

Перевод В. Кормана

Вселенная
Она благопристойна светлым днём,
а ночью это – сущая проказа,
вокруг неё – отвратная зараза,
и змеи пляшут над её челом.
С утра зефиры наполняют дом,
мне ни в питье, ни в яствах нет отказа,
но ночью та проклятая пролаза
вновь щерится своим безбожным ртом.
Весь день мне лжёт, а ночи полнит страхом,
являя голый ужас бытия;
бодая и лупя когтистым махом.
Всё подстрекает уступить подряд
скорей всё то, чем обладаю я…
Чтоб на копытах поскакала в Ад !?

Перевод В. Кормана

Сонет
Сначала не было лесов и гор,
земли, небес… Но Бог всегда был Богом
и будет Богом до неясных пор,
где нас ищи-свищи по эпилогам.
Однажды Бог, взъярившись в гневе строгом,
весь грешный мир наш обратит в костёр.
Бог справедлив, но суд Господень скор:
за жизнью – смерть. Любому – по итогам.
Хоть нас убьёт, мы верим, что любимы.
Спешим к Нему: любой своим путём.
Хоть нас убьёт, хвалу ему поём.
Его мы ценим, как и Херувимы.
Ему мы служим, как и Серафимы, –
дни без конца в молении своём.

Перевод В. Кормана

Сонет
Любить и сберегать любовь – отрада.
Остыла ? Значит вышла невпопад.
Любить, потом возненавидеть – ад:
мучение, глубокая досада.
На выбор: траур, или серенады ?
Что впереди: любовь, не то разлад ? –
Когда в душе эмоции кипят,
нас веселят венчальные обряды.
Любовь – та цель, что греет нам сердца;
дорога, что ведёт к святыням храма,
сопутствуя с дорогою Христа;
стезя, что без начала и конца;
путь для людей, что набожны и прямы.
Та цель и нам подходит неспроста.

Перевод В. Кормана

Сонет “Зачем?”
“Раз любим мы с Тобой друг дружку, Боже,
зачем хвалю тебя не в небесах ?
Всё смерти жду с мольбами на губах
и тяжесть ожиданья только множу.
Зачем Ты стал теперь со мною строже ?
К чему Тебе агония и страх ?
Хочу взбодриться в пламенных псалмах.
Чем ближе я к Тебе, тем Ты дороже”.
“Невеста ! Ты желанна и любима.
Не думай, будто я неумолим.
Приданое готовь и сберегай.
Лишения сноси неустрашимо.
Старайся стать Подобием Моим.
Вот так и внидешь в вожделенный Рай”.

Перевод В. Кормана
Песня