Олонецкий район – родина Владимира Брендоева. Подборка архивных фотографий. Стихотворение Владимира Брендоева.


Автор: И.И. МИТИН, студент кафедры экономической и социальной географии России
географического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Карельские зарисовки

Ворота Карелии

Олонецкий район
Мерилом культурности данной страны является <…>
степень развития в ней азональных экономических районов,
как более свободных от естественных условий территории
и вызванных более высокими потребностями населения,
если только эта азональность не связана
исключительно с присутствием ископаемых богатств.
В.П. Семенов-Тян-Шанский. Район и страна

Олонецкий район — самый южный в Карелии. Лишь с одной стороны его территория стыкуется с собственно Карелией (он граничит с Пряжинским и Питкярантским районами республики). С запада район спускается к берегу Ладожского озера; с юга и с востока — граничит с Ленинградской областью. Это первый район, который встречает прибывающих в Карелию. Здесь расположен и старейший укрепленный город Карелии — Олонец*, отсюда начиналось русское освоение этой земли; недаром этот район хранит старинное имя территории, примерно соответствовавшей современной Карелии — Олонецкой губернии. Олонецкая земля — первый форпост России на севере, край взаимодействия культур: русской, карельской, финской, шведской.


Деревню Верховье
можно назвать северной окраиной города Олонца.
Деревенская застройка, расположенная по обе
стороны реки Олонки, незаметно переходит
в городские улицы. Противоположные берега Олонки
соединены висячими пешеходными мостиками
(дощатый настил на стальных канатах)

Олонецкий район — один из самых маленьких в республике (4 тыс. км2), его хозяйственная специализация — лесозаготовки, лесопиление, звероводство и (все-таки юг!) животноводство. Здесь немного расступаются леса, и в широкой низине в междуречье Олонки и Мегреги (и ниже по течению Олонки) находит себе нишу сельское хозяйство. Это единственное место в Карелии, где благоприятный климат способствует развитию крестьянского хозяйства. Это вотчина тихой северной красоты и умиротворенности, обширная холмистая низина с множеством лугов и лесов, край небольших деревень на холмах вдоль рек и речушек с неспешным, размеренным традиционным течением жизни.


Олонецкий район.
Деревня Кимусельга
Здесь сохранились древнейшие храмы и деревенские дома Карелии. Люди открыты и гостеприимны, рады поделиться с вами своими знаниями и умениями. Современная автомагистраль не нарушила исконного уклада жизни. Это место, недалеко и удобно расположенное, но хранящее теплоту и доброжелательность русской провинции.
В центре района — Олонецкая Карелия, сформировавшаяся в своей низине. Среди почти среднерусских пейзажей, среди полей, перемежающихся полосами леса, среди низин и неторопливых меандрирующих речек стоят редкие деревни; часто большие, занимающие не просто уголок у реки, на террасе, а целое огромное пространство, вдоль реки, в стороне от леса, над большим и продолговатым озером. И речки здесь — не такие, как на большей части территории Карелии, а настоящие: длинные, известные на сотню километров вокруг, видные на десятки среди полей и лугов образуемых ими низин. Здесь, наконец, ощущаешь что-то типично сельское, такое, каким привык его представлять — домашнее. Здесь переломное место: Север встречается с Центром, Карелия — с Россией. Здесь — точка роста, источник распространения волн, захлестнувших пространство на тысячу километров окрест. Здесь — месторождение разнообразия. Пространства мира и эклектики, тихого умиротворенного отдыха и тяжелой, но выверенной работы; пространства Русской Карелии, где столкнулись вепсы, людики и ливвики, где сошлись в истории русские, финны и шведы; где впервые Россия натолкнулась на преграду — но столь прекрасную, что поглотить ее было невозможно, не сохранив и не преобразив одновременно, не создав этой Карелии, этого особенного мира.


Олонецкий район.
Село Большая Сельга.
Дом Дубровина
Большая Сельга — деревня, почти сплошь состоящая из столетних изб. Она расположена на пригорке на водоразделе Мегреги и Олонки всего в тринадцати километрах от автотрассы «Кола». Дома здесь не такие огромные, как, например, в Михайловском, но зато их количество и концентрация создают неповторимое ощущение погружения в старину

Фото В.Ф. Гуляева (Петрозаводск) с сайта «Северный фотокаталог» www.nordfoto.ru (рекомендуем посетить, чтобы посмотреть эти и другие отличные географические фотографии в цвете)

К западу и к северу простирается Нурмольская Карелия, земля песка, сосен и мха, выходящая на западе к Ладоге — с дюнами и широкой полосой песчаного пляжа. К востоку уходит Михайловская Карелия с горушками и продолговатыми озерами и большими деревенскими домами.


Олонецкий район.
Интерпоселок.
Важеозерская пустынь
Пустынь была основана около 1520 г. на берегу озера Важе преподобными Никифором и Геннадием, учениками преп. Александра Свирского*

Фото Петрозаводской и Карельской епархии
«Более уединенного места для обители, для подвигов молитвенных трудно, кажется, и найти. На много верст вокруг нет никаких селений. Всюду пустынная тишина, все полно покоя, изредка нарушаемого голосами птиц, криком зверя да тихим звоном небольших колоколов монастырского храма.
И паломников редко встретишь в обители, особенно зимою, когда вьюгами заметаются дороги, и самый след их изглаживается под сугробами снега…» — рассказывал в 42-м номере «Русского паломника» автор, побывавший здесь в 1900 г.
В 1923 г. монастырь закрыли и на его территории был создан совхоз им. Зиновьева.
В 30-х годах здесь началось строительство Интерпоселка. Храмы были переданы под спортзал и клуб. После 1945 г. в стенах бывшей обители расположились колония для несовершеннолетних преступников и психбольница. В начале 90-х годов началось воссоздание монастыря — первоначально как женского, а с 2000 г. как мужского.

——————————————————————————–

* Александро-Свирский монастырь на реке Свирь — в настоящее время на территории Ленинградской обл., между Олонцом и Лодейным Полем.

——————————————————————————–

* Об Олонце см.: И.И. Митин. Олонец — столица символов//География, № 14/2002, с. 3—10.

Моя Олония
Владимир БРЕНДОЕВ*
Жизнь меня, моряка, волною
Пронесла по морям и странам,
Но всегда ты в душе со мною,
Край Олонецкий**, Анусранду***.
Помню небо над отчим кровом
И поля со стернею рыжей,
Тень берез над крыльцом сосновым,
Даже баньку с дымком над крышей.

Игры детства… Леса, поляны,
Первый трепет и первый промах,
В светлый северный вечер пьяный
От дурмана густых черемух…

Как отцовской руки мозоли,
Как вкус хлеба, подобный чуду,
Материнской ласки и боли
Я вовеки не позабуду.

Край Олонецкий, сердцу милый,
Как не вспомнить тебя с любовью?
Где взять слово, чтобы вместило
Благодарность мою сыновью?

Пер. с ливвиковского диалекта
карельского языка

——————————————————————————–

* В. Брендоев (1931—1990) — уроженец Олонецкого района Карелии (родился в деревне Самбатукса). После окончания Беломорской рыбопромысловой мореходной школы работал на море. Писать стихи — на ливвиковском диалекте, диалекте части карел Олонецкого и Пряжинского района — начал в сорок лет. Первый его сборник стихов назывался «Край мой Олонецкий» (Петрозаводск, 1980). Песни на стихи Брендоева были включены в репертуар олонецкого хора.
** Обращаем внимание: Брендоев делает ударение на втором слоге — Оло’нецкий.
*** Aunus — финское название Олонца, Анусранду (Аунусранду) — Олонецкий край, Олония.

Две изюминки Южной Карелии
И.И. МИТИН
Отрешенность от вещей и открытость для тайны
взаимно принадлежны. Они предоставят нам возможность
обитать в мире совершенно иначе. Они обещают нам
новую основу и почву для коренения, на которой
мы сможем стоять и выстоять в мире техники,
уже не опасаясь ее. Отрешенность от вещей и
открытость тайне дадут нам увидеть новую почву,
которая однажды, быть может, даже возвернет
в ином обличье старую, сейчас так быстро исчезающую.
Мартин Хайдеггер. Отрешенность

Южная Карелия — Пряжинский и Олонецкий районы — занимает на карте республики юго-восточный угол, зажатый между Ладожским и Онежским озерами. Это районы по-настоящему сельские. Такая «сельскость» нехарактерна для всей республики: ее северное положение не позволяет развиться товарному сельскому хозяйству практически нигде, кроме самых южных районов*. Южная Карелия во многом сохранила традиционный деревенский карельский уклад. Здесь часто звучит карельская речь, и чем дальше заезжаешь в глубь территории района, чем больше удаляешься от автодороги Петербург—Мурманск (трасса «Кола») — тем чаще. Здесь маленькие деревни (в сущности, финские хутора) соседствуют с большими (словно среднерусские села). Их многообразие можно почувствовать, пожалуй, только живя или путешествуя здесь. Мы расскажем лишь о двух южнокарельских изюминках.


Герб Пряжинского района,
принятый в 1998 г. (по данным официального сайта Российского центра флаговедения и геральдики «Геральдикум»)
Герб, как ни странно, «педалирует» не сельско-сельскохозяйственную специфику своего района в Карелии, а свою лесо-водную привлекательность для туристов (в сущности, общекарельскую). На гербе — пейзаж: береза, сосна, озеро, лодка, силуэт леса за озером.
Герб явно не соответствует геральдическим канонам (он больше похож на плакат «наглядной агитации» из арсенала оформителей турбаз) и, наверное, будет когда-нибудь изменен. Тогда, возможно, его подправят и в содержательном отношении

Первая — это большое село Ведлозеро. Оно расположено в 50 км к западу от районного центра пгт Пряжа, на недавно серьезно обновленной автодороге, связывающей напрямую, минуя Олонец, Пряжу и Сортавалу. Село раскинулось на берегах одноименного озера** и насчитывает сегодня около 1300 человек постоянного населения, еще примерно столько же набирается летом дачников. Во всех окрестных деревеньках вместе взятых едва ли наберется и половина населения Ведлозера; да и среди центров сельсоветов Пряжинского района Ведлозеро уступает только приближенной к Петрозаводску железной дорогой Эссойле.


Старинный герб Олонца —
выходящая из облака рука со щитом и связанные цепями черные ядра — заставляет нас вспомнить и о пограничной рубежности, и о пограничной контактности этого района

Вторая «изюминка» расположена значительно южнее, у границы с Ленинградской областью. Это село Михайловское, единственное жилое поселение Михайловской волости Олонецкого района. Его отделяет от районного центра 50 км грунтовой дороги. Имеющее только 800 человек населения, оно окружено со всех сторон живописными лесами Олонецкой возвышенности и целым букетом покинутых деревень, лишь летом наполняющихся дачниками.


Финское изображение герба Олонца
с названием города на финском языке

1. Близкая и потаенная


Озеро Ведлозеро,
юго-восточная часть
(в районе дер. Кинермы)
Фото Г.И. Шуляка

Ведлозеро — край мостков и озер, небольших ламбушек*** и причудливо изгибающихся бухт и заливчиков озера Ведлозеро… Живописные холмы чередуются с болотцами и заводями, протоками озера и небольшими речками.
И через всяческие «гидроморфные» пространства обязательно ведет дорожка — деревянная мостовая, целый ряд мостков, наложенных уже, наверное, слоев в пять.
Ведлозеро красиво изнутри и извне: с разных сторон можно подойти к селу — но отовсюду с горки увидишь раскинувшееся при «начале» Ведлозера село с его горушками и вьющимися речками-протоками. Вдаль открываются перспективы: леса, уходящие на юг — на Кинелахту — или острова и островки, разделенные салмами**** громадного Ведлозера. Без горок нет этого села, без озера нет этого села, без речек нет этого села — и нет ведлозерцев без ежедневных прогулок по деревянным мостовым, пересекающим заболоченные и просто зеленые территории, проходящим по дворам, по задам, вне машин, вне дорог, вне технической цивилизации…
Село Ведлозеро разбросано по побережью и окрестным холмам. Оно состоит из отдельных хуторов, каждый из которых имеет свое особенное наименование. Жители Ведлозера так обычно и определяют то или иное место — по его положению на Заячьей Сельге, на Погосте, на Рожнаволоке. Лишь некоторые, позднее появившиеся части Ведлозера не имеют своих названий и определяются улицами.
Заячья Сельга — возвышенное место на крайнем северо-западе села, названное так по бывшей здесь до финской войны деревне, ныне разрушенной. Отсюда открывается вид почти на все Ведлозеро с его живописными холмами и хуторами; здесь на горке несколько домов, рядом — сосновый бор, песчаный карьер и элегантные кручи-яры. Рожнаволок всегда был островом на востоке озера Ведлозеро, небольшим, вытянутым, крайне приближенным на востоке к «материку». В советское время мост, выводивший на остров, превратили в плотину, сделав таким образом Рожнаволок полуостровом. Теперь здесь селятся состоятельные жители Ведлозера. Новый дом себе здесь недавно построил глава местной сельской администрации; высятся коттеджи — красные, кирпичные, каждый на одну семью. Единственная улица Рожнаволока, неуклюже называемая Промышленной (по находящемуся прямо перед перешейком на «материке» лесоперевалочному промпункту), от перешейка, изгибаясь, проходит по всему полуострову и приводит наконец к леску, где на обочине дороги сохранился камень, на котором читается отпечаток левой ноги. По преданию, поставивший свою ногу в «ступню» камня получает излечение от кожных болезней.
Рожнаволок — полуостров легенд, с изрезанными берегами, напоминающими морские. Вообще пейзаж в этом конце Ведлозера скорее приморский. Если Ведлозеро с Заячьей Сельгой — это такой северный Селигер, то Рожнаволок — это южное Беломорье. Но все части Ведлозера едины по духу — все они объединены структурой ведлозерской — всюду горушки и дома, что на них «забираются», словно специально желая оказаться на виду, показать себя наблюдателю, ближнему и удаленному…
В Ведлозере — предания, красивейшая природа, своя культура и радующий язык. Но Ведлозерье вымирает. Все меньше остается людей, помнящих местные легенды… Вообще, слишком многое быстро забывается в Ведлозере — и родившийся якобы здесь (как и в целом ряде других мест) 6-миллиардный житель Земли, и наблюдаемые здесь с 1930 г. НЛО, и пресловутый камень на Рожнаволоке.
Ведлозеро притягивает; Ведлозеро зовет… Ведлозеро приветствует Вас, но не приглашает. Здесь свои законы, строгие и суровые, карельские — консервативные… Пока такими остаются здесь люди, можно быть уверенным в том, что не исчезнет, а лишь окрепнет красота Ведлозера, его духовная сила, его статус и облик.

——————————————————————————–

* Только один очаг сельского расселения выходит за рамки Пряжинского и Олонецкого районов — старые деревни русского Заонежья в Медвежьегорском районе.
** Не путать со знаменитым Водлозером — ядром Водлозерского национального парка в Заонежье. — Здесь и далее прим. ред.
*** Ламбушка — согласно Э.М. Мурзаеву, уменьшительное от ламба, ламбина, то есть бухта, залив, отделенные от озера косой, пересыпью, через которые вода во время высокого уровня попадает в ламбину. Слово происходит от карельского lambi или финского lampi — озерко, лужа.
**** Салма — пролив между островами или между островом и берегом (от финского salmi — пролив, канал).

2. Удаленная и открытая


Озеро Ведлозеро
у дер. Куккойла
(северное побережье)

Михайловское — место, для Карелии необычное. Оно лежит у границы Карелии с соседней Ленинградской областью, в одном из самых южных уголков карельской земли. Здесь нет типичных для средней части Карелии густых таежных лесов и множества болот, перемежающихся с озерами-ламбушками. Все здесь более «основательно»: большие озера, вытянутые согласно направлению прошедшего здесь когда-то ледника; живописнейшие горушки, залесенные, но не непроходимые. Село Михайловское стоит в стороне от магистральных дорог. Кругом на десяток километров тянутся сосновые леса, нарушаемые несколькими большими озерами и одной-единственной грунтовой дорогой, ведущей из Олонца в Михайловское и уводящей дальше, в сторону поселка Важины в Подпорожском районе***** Ленинградской области.

Само село Михайловское раскинулось на берегах нескольких озер. Бо’льшая часть нынешнего села называется Устье и располагается на берегу Долгого озера, там, где из него вытекает река Кирьга, несущая свои воды в другое озеро — Лоянское, или Лунное. На этом озере стоит небольшая часть Михайловского, называемая Палнаволок.

Село Михайловское — древнее, впервые сведения о нем находим в писцовой книге Обонежской пятины, датируемой 1563 г. Называлось Михайловское по-карельски Kujarvi, что значит Лунное Озеро, а по-русски — Лояницы. Это название происходит от карельского loi, т.е. сильный, крепкий. Именно таковы сегодняшние жители Михайловского — крепкие, хозяйственные, деловитые. Их даже за это недолюбливают в Олонце и называют олонецкими евреями. Село невелико, ныне здесь насчитывается только около 800 жителей, а в старые времена в Михайловском проживало до полутора тысяч человек. Наполовину опустевшее село хранит и сегодня свою первозданную красоту и очарование.

Дома в Михайловском — под стать жителям и природе — основательные. Само село даже чем-то напоминает среднерусские большие села. Сохранившиеся здесь старинные карельские традиционные избы — особенно их много в Палнаволоке — больших размеров, обычно двухэтажные, с обширной хозяйственной частью.

В тон им строили и новые деревенские дома — тоже большие, двухэтажные, но обшитые деревом и благоустроенные. Немало в строительстве таких домов жителям помогал местный совхоз-миллионер, ныне разорившийся и прекративший свое существование. О нем напоминают несколько благоустроенных многоквартирных двухэтажных панельных домов на главной улице поселка, которые, однако, не портят его вид, а, наоборот, служат своего рода костяком, центром всему селу. Здесь же высятся двухэтажный местный клуб, массивное кирпичное здание; двухэтажная же школа. Рядом расположен продовольственный магазин, еще один располагается в здании клуба. Чуть поодаль — просторная амбулатория. От главной улицы расходятся в стороны тропки и улицы, вдоль которых стоят частные дома — кирпичные и деревянные. Ближе к Долгому озеру — улица Набережная, вдоль которой остались несколько старинных бревенчатых изб, выходящих фасадами прямо на берег озера. За ним открывается вид на большие, плавно сменяющие друг друга горушки — Олонецкая Швейцария. Прямо к северу, дальше по главной улице чаще встречаются новые дома, элегантно выглядящие, с обширным мансардного типа вторым этажом. Много здесь и обыкновенных для сельской местности деревянных обшитых домов, построенных в последнее десятилетие — однако и их внутреннее убранство хранит на себе отпечаток особенной местной культуры.


Борис Григорьев.
Старик из Олонца .
1918.
Псковский историко-
художественный музей

Михайловская земля издавна населена представителями одной из ветвей карельского народа — лююдикей, или попросту — людиками. В отличие от населяющих большую часть Олонецкой земли ливвиков, приладожских карел, людики — карелы прионежские, да к тому же южные и потому более обрусевшие. Они в большей мере, чем другие карелы, восприняли и впитали русскую культуру и русский язык, в большей мере, чем иные русские, сохранили их в первозданном, нетрансформированном виде, прибавив только капельку своего, особенного, карельского, северного… В Михайловском можно услышать фольклорный хор, в котором бабушки поют не специально разученные песни, а свои, знакомые с детства. Здесь и настоящая карельская речь, и необычный даже для нашего севера местный выговор русского языка.
Михайловское — село с русским названием на земле прионежских карел, где почти среднерусские леса произрастают по берегам вытянутых больших озер и по склонам Олонецкой Швейцарии. Здесь дома демонстрируют открытость и проникновение, дополняемые при этом хозяйственностью и расторопностью местных жителей. Здесь среди лесов открывается удаленная крапинка Олонецкой земли, в которой есть по капельке от многих культур и природных областей; в которой каждый может найти то, что ему по душе.

——————————————————————————–

***** О Подпорожье как о глубоко депрессивной зоне в депрессивной Ленинградской обл. см.: В.Л. Мартынов. Проблемные города. Утрата своих функций без приобретения новых//География, № 21/2003, с. 21.