Кантеле (отрывок из поэмы)

Это старое кантеле снов звучит в сновиденье:
вот березовый короб – он временем отполирован;
вог еловая крышка –
и вырез на ней крестовидный;
вот колки из рябиновых веток;
           вот струны витые –
были жилы оленьи натянуты туго…
           У матицы самой
это кантеле в дедовском доме висело когда-то…
Время шло…
Ослабевшие струны вздохнут виновато…
Расшатались колки…
И случайные эти созвучья
заглушает узорная пряжа паучья…

Взял когда-то в тайгу это кантеле старый крестьянин.
Рядом с коробом звучным мотыга, соха и топор.
Отчий дом позади… Неизведанный север пространен..
Надо лес корчевать – и осваивать новый простор.

Вог курная изба… Зимний праздник…
           В ночном освещенье –
это пламя камина березовый короб звучит…
Оживают под пальцами чуткие жилы оленьи –
был в погоне по свежему насту олень тот добыт.

Песня красит и труд. Починяешь ли старые грабли,
топорище ли чешешь, а кантеле рядом всегда.

После деда, увы, эти звучные струны ослабли
и тальянка заполнила юные наши года.

Но не умерло кантеле… Разве не к древнему ладу
я прислушался сердцем? И внятно послышалось вдруг:
песня деда звучит лишь за верные весла я сяду;
песня деда звучит – лишь привычно возьмусь я за плуг.

Где же старое кантеле? В облаке дыма и пепла.
По деревне пожаром прошла беспощадно война.
Только песня воскресла. И выросла песня, окрепла!
Новый город растет. И стострунно звенит новизна.

Сколько кантеле новых…
           Но только в моем сновиденье
все звучит переливчато
короб березовый тот…
Вот еловая крышка…
Вот чуткие жилы оленьи…
Вот колки из рябины…
Лишь тронь – и само запоет!
Все мерещится звучное,
с дедом моим неразлучное
кантеле…

Перевод Ю.Линника