Дмитрий Соколов-Митрич о Раисе Кудашевой и песенке про ёлочку. Фото поэтессы


Приближаются дни, когда каждый из нас хотя бы раз споет песню «В лесу родилась елочка». И ни один не вспомнит патологически скромную женщину Раису Кудашеву, которая сочинила эту песню ровно 105 лет назад.

− Алло, это отдел кадров библиотечного управления МГУ? У меня есть неподтвержденная информация о том, что, возможно, у вас работала Раиса Адамовна Кудашева. Она умерла в 1964 году. Посмотрите, пожалуйста, по картотеке.

− У нас сохранился архив только с 1957 года. Сейчас посмотрю… Нет, такой нету. Наверное, к тому времени она была уже на пенсии.

Место рождения текста – декабрьский номер журнала «Малютка» за 1903 год. Стишок был подписан инициалами А. Э. Лишь в 1941 году его автору − Раисе Кудашевой − удалось доказать, что это один из ее псевдонимов, — и то не самой, а при помощи фанатов «Елочки». Но слава оказалась недолгой и бесплатной. Сегодня даже специалисты по детской литературе не могут назвать место погребения автора текста, а руководство Российского общества охраны авторских прав не знает, кому выплачивать авторские гонорары: у родителя «Елочки» не осталось даже дальних родственников.

Раиса Адамовна Гидройц (Кудашевой она стала по мужу) родилась 15 августа 1878 года в семье работника московского Почтамта. Закончила женскую гимназию, работала гувернанткой, учителем, последние несколько десятилетий жизни – библиотекарем, по некоторым данным, в одной из библиотек МГУ. Состояла в Союзе писателей СССР. Писала, в основном, детские стихи, публиковала их в журналах с 18 лет под различными псевдонимами − уже в детстве она отличалась патологической скромностью, которая теперь сделала почти невозможным поиск следов ее пребывания в этом мире.

− Здравствуйте, это Литфонд? Поднимите, пожалуйста, дело Раисы Адамовной Кудашевой, я могу назвать дату заполнения ею архивной карточки. Это было в 1953 году.

− Да вы что?! Знаете, сколько раз мы с тех пор переезжали? Позвоните в архив Союза писателей или Международного сообщества писательских союзов.

Звоню. Та же реакция.

Один из экземпляров «Малютки» попал в руки Леониду Карловичу Бекману – кандидату естественных наук, биологу и агроному. С музыкой его связывало только одно: его женой была всемирно известная пианистка, профессор Московской консерватории Елена Александровна Бекман-Щербина. Но именно Леонид Карлович стал автором музыки «Елочки»: он просто напел стишок для своей дочки Верочки, та очень быстро его подхватила, а супруга Леонида Карловича записала песню на ноты и издала в сборнике «Верочкины песенки».

Самое смешное, что сама Раиса Кудашева узнала о существовании этой песни лишь спустя много лет и совершенно случайно. Однажды она ехала в поезде и соседка по купе, решив продемонстрировать способности своей внучки, попросила ее спеть что-нибудь «для тети». Тетя была в шоке, когда услышала свои собственные стихи, положенные на музыку. Но в силу все той же патологической скромности она даже не пыталась закрепить за собой авторство текста. Советские дети так и не узнали бы имени своего героя, если бы не женщина, которую звали Эсфирь Михайловна Эмден. В 1941 году она занималась составлением сборника «Елка». Узнав, что автор «Елочки» неизвестен, она бросила все силы на то, чтобы найти его и оформить ему авторские права. Уже через полгода справедливость была восстановлена. Теперь Раиса Адамовна могла не только получать гонорар за публикации песенки, но и отстаивать неприкосновенность текста. Это было актуально, поскольку к тому времени даже по «Елочке» успела пройтись идеологическая цензура. Вместо мужичка, которого везет лошадка мохноногая, откуда-то появился старичок. А на всех иллюстрациях к стихотворению в санях стал изображаться не крестьянин, а Дед Мороз. Разница могла показаться несущественной только детям. Для советских идеологов между мужичком и старичком пропасть капитальная. Дело в том, что «Елочка» изначально песня, написанная не к Новому году, а к Рождеству, а этот религиозный праздник после революции был запрещен вместе с елкой. Потом елку реабилитировали, но уже как атрибут Нового года, а не Рождества.

− Алло, это Пятницкое кладбище? Я разыскиваю некую Раису Адамовну Кудашеву, родилась в 1878 году, умерла 4 ноября 1964 года. Есть сведения, что она может быть похоронена у вас. Посмотрите, пожалуйста? Нету? А Гидройц? И Гидройц нету?

− Возможно, ее кремировали, − обнадежили в администрации кладбища. – Кремированных мы не фиксируем в документах.

Когда к ней пришла слава, на какое-то время она стала советской Астрид Линдгрен. Вот, например, как описывал ее в те годы корреспондент журнала «Огонек»: «С белоснежными волосами, приветливой улыбкой, в очках, сквозь которые смотрят живые глаза, она похожа на добрую бабушку из сказки». Но после смерти автор «Елочки» опять канула в небытие.

− Нет, никаких родственников у нее не осталось, − наконец внесла ясность Надежда Ивановна Шехавцова, начальник отдела регистрации авторов в Российском обществе охраны авторских прав. – Нет родственников ни первой, ни второй, ни третьей очереди. Во всяком случае, нам от них запросов не поступало. Если вдруг таковые объявятся, то они смогут получать гонорары за «Елочку» до 2014 года.

− Сколько денег уже скопилось на елочкиных счетах?

− Такой информации мы дать не можем. Мы лишь ведем учет исполнения каждого произведения. Если бы родственники были, они получали бы 5% от гонорара исполнителя. Если таковые объявятся, они эти деньги получат. Думаю, деньги немалые.

Автор песни «Jingle bells» Джеймс Пирпонт тоже был неприметным отцом семерых детей из крохотного американского городка Медфорд. Наверное, людям другой породы писать рождественские хиты просто не дано.