Биография Кассии, библиография, отрывки из её произведений. Икона с изображением Кассии

Оригинал материала находится по адресу:
tsenina.narod.ru/sviatii/kassia.htm

Преподобная Кассия,
песнописица Константинопольская

Св. Кассия, песнописица КонстантинопольскаяКассия, Касия, Кассиана, Икасия — разные формы имени, встречающиеся в византийских источниках; однако подлинное имя песнописицы именно Кассия — так оно читается в акростихе одного из составленных ею канонов. Св. Кассия родилась в Константинополе около 805 г., была благородного происхождения и отличалась умом и образованностью. Она жила во время царствования императоров Никифора I (802–811), Михаила I Рангаве (811–813), Льва V Армянина (813–820), Михаила II (820–829), Феофила (829–842) и его сына Михала III (842–867; до 855 г. правил вместе со своей матерью императрицей Феодорой). Многие византийские писатели упоминают о ней и о ее поэтическом даровании. В греческих рукописях сохранилось значительное число ее церковных гимнов, а также поучений и высказываний на разные темы в стихотворном виде. Практически все они были изданы новейшими исследователями, но полностью переведены только на английский.

Хронист Георгий Кодин, описывая древний Константинополь, упоминает монастырь Икасия, который был основан этой монахиней-девственницей. «Монастырь Икасия, — пишет он, — был построен Икасией, благочестивой монахиней и прекрасной собою девицей, которая была премудрой, сочинила много канонов и стихир и прочих сочинений, достойных изумления, и положила их на музыку во время императора Феофила». Монастырь св. Кассии находился в Константинополе, недалеко от монастыря св. Дия, в долине реки Ликос (в настоящее время эта река полностью исчезла, и месторасположение монастыря трудно идентифицировать). Историк Симеон Магистр описывает обстоятельства, которые привели Кассию к оставлению мира и основанию обители. Здесь мнения ученых расходятся: одни считают, что события происходили в 830 г., а другие — что в 821 г. Вторая дата представляется более вероятной. В 821 г. Феофилу было 16–17 лет, и его отец император Михаил II задумал короновать его соправителем (что было в Византии обычной практикой) и женить. Мать Феофила решила устроить для сына выбор невесты (такие смотрины устраивались в Византии для императоров в течение всего IX столетия). У Симеона Магистра мать Феофила названа Евфросиной, но это ошибка, т.к. Евфросина была второй женой Михаила II и мачехой Феофила, матерью же его была императрица Фекла, умершая в. 824/5 г. Мать дала сыну золотое яблоко — явный намек на историю с Парисом и выбором прекраснейшей из трех богинь, — которое он должен был отдать своей избраннице. Среди собранных девушек самыми красивыми были Кассия и Феодора. Феофил, пораженный красотой Кассии, подошел к ней и, желая испытать ее ум и нрав, а может быть, заодно и скрыть, что она произвела на него сильное впечатление, сказал: «Чрез женщину излилось зло на землю!» — это была цитата из слова св. Иоанна Златоуста на Благовещение Пресвятой Богородицы. Однако избранница императора осмелилась возразить ему, заодно показав свой ум, — она продолжила цитату: «Но и “чрез женщину бьют источники лучшего”!» По всей видимости, Кассия, которая уже к тому времени решила стать монахиней — об этом можно заключить из трех сохранившихся к ней писем св. Феодора Студита, который был ее духовным наставником, — нарочно сказала эту фразу, чтобы будущий император не выбрал ее своей невестой. Феофил понял смысл ее ответа и отдал золотое яблоко Феодоре, впоследствии — также святой, в 843 г. после смерти мужа восстановившей иконопочитание. «Они были обвенчаны патриархом Антонием в храме св. Стефана, — завершает свой рассказ об императорской женитьбе Симеон Магистр. — Кассия же, потеряв корону, основывает монастырь, в котором проводит иноческую жизнь и, преисполненная мудрости и боголюбия, сочиняет множество произведений». Скорее всего, св. Кассия приняла монашество вскоре после выбора невест, в царствование Михаила II, поскольку она собиралась принять постриг, когда кончатся гонения на иконопочитателей (об этом упоминает св. Феодор Студит в одном из писем к ней), а отец Феофила как раз прекратил преследования за веру, хотя и не восстановил православие.

Византийцы с восторгом отзывались о произведениях св. Кассии. Никифор Каллист Ксанфопул включил ее имя в свой рифмованный перечень знаменитых поэтов-гимнографов, наряду с именами святых Феодора Студита, Косьмы Маиумского, Андрея Критского, Феофана и других. Св. Кассия — единственная из византийских женщин, чьи произведения и по сей день используются в богослужении Православной Церкви. Однако, в результате несколько предвзятого отношения к женщинам вообще, многие ее произведения часто приписывались другим или представлялись как анонимные, что выявили исследования новейшего времени.

В церковном богослужении мы теперь уже не видим канонов, приписываемых Кассии, кроме единственного канона — Канона Великой Субботы, который, однако, был переделан около 900 г. Марком, епископом Идрунтским. Вот что пишет Феодор Продром по поводу последнего обстоятельства в его объяснении к Канону Великой Субботы: «До песни 5-й, этот канон — работа Марка, Епископа Идрунтского; но песни с 6-й по 9-ю составлены великим гимнографом Косьмой [Маиумским]; кроме того, как нам известно из неписанного предания, намного ранее [Марка Идрунтского] некоторая мудрая и целомудренная дева Кассия, была составительницей этих песен, песен с 1-й по 5-ю, то есть она составила канон [раньше этот канон был четверопеснцем, и св. Кассия дополнила составленный св. Косьмой четверопеснец до полного канона]. Позднее редакторы канонов сочли неуместным присоединение к песням, составленным женщиной, песней, сочиненных отшельником Косьмой, и поручили Марку составить тропари, сохранив имевшиеся ирмосы». Видимо, редакторы все же не решились предать забвению или переписать эти прекрасные ирмосы. Особенно заметно авторство женщины в том, что в ирмос 1-й песни включены слова «но мы, яко отроковицы». Поскольку во время исхода Израильтян из Египта существовало два хора, которые изначально пели эту песнь — один состоящий из мужчин, а другой из женщин, — Кассия, будучи женщиной, написала: «мы, яко отроковицы, Господеви поем». В Славянской Триоди можно прочесть в надписании канона: «Канон Великой субботы, от первыя песни до шестыя, творение Марка монаха, Епископа Идрунтского. Ирмосы же творение жены некия, Кассии именуемыя. От шестой же песни до конца творение господина Косьмы». Таким образом, в современном нам каноне из творения Кассии остаются только ирмоса. Но составленные св. Кассией тропари канона Великой субботы сохранились в греческих рукописях; в 2006 г. вышел полный перевод четверопеснца на церковнославянский и русский языки.

До нас дошел также Канон об упокоении усопших, составленный св. Кассией, но тоже только на греческом. Его полный текст впервые был издан в монографии немецкого ученого XIX в. К. Крумбахера «Кассия». Канон состоит из 9 песней; в настоящее время опубликован перевод этого канона на церковнославянский и русский (см. ниже в Библиографии). Имя преподобной дано в акростихе. Кассия также сочиняла и музыку к своим произведениям.

Среди стихир, официально приписываемых Кассии в славянских богослужебных книгах, числятся следующие:

1) на Рождество Христово — «Августу единоначальствующу на земли…»;

2) на Святую и Великую среду — «Господи, яже во многия грехи впадшая жена…»;

3) на Рождество Иоанна Предтечи, 24 июня — «Исаии ныне пророка глас…»;

4) на память мучеников Евстратия и иже с ним, 13-го декабря — «Паче еллинских наказаний…»

По поводу второй из этих стихир существует возникшая в новое время легенда о том, как она была составлена. Согласно этой легенде, император Феофил, который не мог забыть девушку, отказавшуюся стать его женой, однажды посетил ее монастырь, желая поговорить с ней. Кассия в это время в своей келье писала стихиру о жене-грешнице. Сестры прислали сказать ей, что в обитель пришел император, но Кассия не хотела встречаться с ним и не вышла — возможно, потому, что сама все еще не могла забыть Феофила и боялась встречаться с ним, чтобы не впасть в искушение. Тогда он сам пошел в ее келью, а Кассия в это время писала в стихире о Еве, которая после грехопадения услышала «глас Господа Бога, ходившего по раю» и, Его шагов «шумом уши огласивши…» — тут игуменья, услышав шаги императора за дверью, оставила стихиру не дописанной и скрылась во внутреннюю келью. Феофил, зайдя и прочтя стихиру, дописал: «страхом скрыся», — проводя параллель между Евой и Кассией, спрятавшейся от него. Когда он ушел, Кассия дописала конец стихиры.

Согласно другим спискам (на греческом языке), Кассии также принадлежат следующие творения:

1) на память мучеников Гурия, Самона и Авива, 15 ноября — «Эдес веселится…»;

2) на память свв. Апостолов Петра и Павла, 29 июня — «Светильники великия Церкви…»;

3) две стихиры в Неделю о мытаре и фарисее — «Вседержителю Господи, вем, колико могут слезы…» и «От дел похваленьми фарисеа оправдающа себе…»

Другие греческие рукописи приписывают св. Кассии еще довольно значительное количество стихир: на Благовещение и на Успение Божией Матери, на память мученицы Варвары, мучеников Маккавейских, мучеников Адриана и Наталии, преподобного Симеона Столпника, святителя Василия Великого и других.

Содержание творений преп. Кассии показывает глубокое знание Св. Писания и ее богословский ум.

Кассия также писала и «светские» произведения. Главные мотивы ее кратких стихотворных изречениий — противопоставление добра и зла, разума и невежества, щедрости и скупости, похвала разных добродетелей, обличение пороков. Преподобная обличала в своих эпиграммах глупость, спесь, скупость, зависть, гнев, гордость, тщеславие, многословие, клевету, нескромность и другие грехи. Довольно много у нее эпиграмм, обличающих глупость (здесь и далее перевод эпиграмм с греческого мой):

Глупцу лекарства нет вообще,
И нет леченья, кроме смерти.
Глупец в почете превозносится над всеми,
И похваляемый — наглеет больше.
Как невозможно столп согнуть великий
Так глупый человек неисправим.

Желательнее вместе жить с разумными,
Чем с глупыми богатыми невеждами.

В глупце и знание — опять иная глупость,
И знание глупца — что колокольчик у свиньи в носу.

Глупец ужасен, коль к науке он причастен,
А если в славе он — ужаснейший вполне;
Но молодой глупец, к тому же и властитель, —
Увы и ох, ой и увы, и ах!

О, Господи, когда глупец пустился в рассуждения, —
Куда деваться? как смотреть? как вынести?

Глупец есть совершенный бесполезноделатель:
Глупец, надевши обувь, бегает везде.

Глупец, тебе бы лучше вовсе не родиться,
Или, родившись, наземь не ступать.

Св. Кассия похваляет истинную дружбу и обличает лицемерное дружелюбие:

У двух приветствующих дружбу во Христе
нет равенства — соперничества больше.

Дари ты дружбу любящему другу,
с неблагодарным же дружить — тщета.

Млеко и мёд — родных беседы.

Люби же всех, но доверяй не всем.

Несколько ее изречений объединены тем, что обличают разные пороки и грехи и начинаются со слова «ненавижу»:

Ненавижу убийцу, что осуждает вспыльчивого.

Ненавижу прелюбодея, когда осуждает блудника.

Ненавижу глупца, философствовать мнящего.

Ненавижу судью, взирающего на лица.

Ненавижу молчащего, когда время говорить.

Ненавижу учащего, а ничего не знающего.

Ненавижу враждующего, ведь не любит он Бога.

В других эпиграммах говорится о бедности и богатстве; Кассия выступает сторонницей «золотой середины», в духе известного изречения из Премудрости Соломона:

Быть бедным лучше, чем неправдой богатеть.

Богатства не ищи, ни бедности, напротив:
одно ведь надмевает ум и знанье,
в другой же — нескончаемая скорбь.

Некоторые стихи говорят о зависти:

Гони всё, что есть зависти основа:
О смерти говорю — ее приносит зависть.
Ведь многих зависть до убийства довела

Питать мне зависть не давай, Христе, до смерти,
Но даруй, чтоб завидовали мне: ведь я сего желаю —
Всецело зависть вызывать в божественных делах.

Ряд эпиграмм содержат различные аскетические наставления:

Люби же всех, но доверяй не всем.

Лучше молчать, чем болтать неподобное.
Ибо в молчании — ни опасности, ни порока,
ни раскаяния, ни обвинения, ни клятвы.

Серия эпиграмм Кассии посвящена монашеской жизни (причем некоторые из стихов являются перефразами «Лествицы» св. Иоанна Синайского):

Сегодня в мире, а завтра во гробе, —
память смертная помогает в житии.

Монах есть ум очищенный и чистые уста.

Монах есть чин и состояние бестелесных,
в теле материальном и нечистом достигнутое.

Монах есть ангел земной, по преимуществу
и господственно, и человек небесный.

Монах есть совершенное забвение
и нечувствие исправлений.

Монах есть жилище Бога,
престол царский, чертог Святой Троицы.

Монах есть сокровенный ум.

Монах есть брань с плотию, по реченному:
«несть наша брань ко крови и плоти»;
обдумывай сказанное и не пробегай мимо,
ибо оно нуждается во многом внимании.

Монах есть тот, кто не боится Бога, но любит Его,
ибо совершенная любовь вон изгоняет страх.

Монах есть тот, кто всегда восхождения
в сердце своем полагает.

Монах есть слава христиан.

Монах есть вольная жажда,
единого небесного жаждущий
и ко грядущему благодатию Всеблагого Бога
ум свой отсюда уводящий.
Странный всегда праздник
таковой справляет же и празднует.
Блажен сего достигший;
таковой только познал,
как других научить же и просветить,
и к Царствию привести
во Христе Иисусе, Господе нашем,
после Которого — во Отце с Святым Духом.

Кассия обнаруживает знание не только Писания и творений св. отцов, но и произведений эллинских философов — так, некоторые из ее эпиграмм содержат перефразы из сочинений Платона (подробнее об этом — в моей заметке в журнале Scrinium за 2008 г., см. ниже в Библиографии):

Лучше одиночество порочного общества.

Лучше и болезнь порочного здравия.

Лучше быть немощным, чем порочно здравствовать.

Великая польза в прекрасной соразмерности.

Кассия была знакома и со светскими произведениями античных авторов, например, с романом Ахилла Татия «Левкиппа и Клитофонт», на который у нее есть две эпиграммы:

Жена — зло, даже если красотой цветет:
Краса ведь доставляет утешенье,
Но если безобразна и злонравна,
Двойное это зло, без утешенья.

Умеренное зло — жена, сияющая видом:
Имеет все же утешенье красота.
Но если же жена еще и безобразна —
О, несчастье, о, злая судьба!

По-видимому, Кассия принадлежала к тому же кружку византийских интеллектуалов, что и знаменитый ученый IX века св. Лев Математик и Философ, среди произведений которого также содержится эпиграмма, аллегорически толкующая роман Ахилла Татия. Есть отзыв на этот роман и в Библиотеке св. патриарха Фотия, однако, патриарх отзывается о романе куда более сурово, порицая его за неприличность. Судя по всему, Лев и Кассия принадлежали к более «либеральному» направлению в истолковании античных авторов.

Св. Кассия была убежденной иконопочитательницей. Об этом свидетельствует, в частности, строгое православие ее богослужебных произведений. Например, оставленная преподобной Кассией стихира на память первоверховных Апостолов кончается словами: «Темже молитвами их, Христе Боже наш, на ны шатающияся низложи, и православных веру утверди, яко Человеколюбец». Скорее всего, эта стихира была написана во время гонений от иконоборцев при Льве Армянине, в 815–820 гг.

Сохранились три письма св. Феодора Студита к девице Кассии; эти письма большинство ученых считает обращенными именно к св. песнописице. В одном из них (датируется ок. 818 г.) преподобный пишет:

«И мудро, и разумно все, что твоя добродетельность опять сказала нам; поэтому мы с полным правом удивились и возблагодарили Господа, встретив такой ум в юной девице. Правда, это не похоже на бывших прежде, ибо мы, нынешние, и мужчины и женщины, бесконечно много уступаем им и в мудрости, и в образованности. Во всяком случае, в настоящее время ты сильно выдаешься. Слово — твое украшение больше, чем всякое тленное благолепие. Но замечательно, что у тебя со словом согласуется и жизнь, и ты не обнаруживаешь одностороннсти ни в одном, ни в другом отношении, ибо решилася пострадать за Христа в это гонение. Ты не ограничилась бывшим бичеванием, но опять, не будучи в силах противостоять, охвачена горячею любовью к доброму исповеданию, в котором пламеней всегда. Ты, действительно, знаешь, что добро или что красно [Пс. 132:1], именно — страдать за истину и отличаться мученичеством. Золото и серебро, слава и благолепие, и всякое земное мнимое благополучие есть ничто, хотя и называются добром, ибо они мимолетны и исчезают, подобны сновидению и тени. Что же дальше? Следует избрание монашеской жизни, которую ты обещаешь принять по прекращении гонения. Хотя это и дивно, но меня не поразило твое решение. Почему? Потому что о последующем всякий может заключать из предыдущего. Доказательство может идти и обратно. Если видим дым, конечно, покажется и огонь. И в данном случае, если есть исповедание Христа, ясно, что воссияет и жизнь в монашеском совершенстве. Как ты блаженна в обоих отношениях! но не жди, чтобы я возложил на тебя руку [т. е. постриг в монахини], ибо я грешен; пусть лучше сделает это тот, от священного возложения руки которого ты освятишься. Низко кланяюсь, как матери света, той, которая произвела тебя на свет и возродила в истинном свете. Получив ее дары, равно как и твои, я принес в дар Господу моему благодарение и молитву за вас обеих. Однако, я очень отяготил вас. Но от духовной тяготы да освободит вас Вземляй грех мира».

Из этого письма, как и из рассказа хронистов, видно, что Кассия была из богатой и знатной семьи, была прекрасно образована и очень умна, сильно выдаваясь в этом отношении между другими. Также из письма видно, что она была воспитана своею матерью во благочестии, что и мать и дочь переписывались со св. Феодором и благотворили ему; что св. Кассия пострадала за иконопочитание в царствование императора Льва Армянина и подверглась бичеванию; что она в юности решила принять монашество, когда кончатся гонения.

Точная дата кончины св. Кассии неизвестна; по-видимому, это случилось во второй половине 860-х годов. Монастырь, основанный Кассией, существовал в Константинополе еще в Х в., позже о нем не встречается упоминаний в источниках.

Память св. Кассии совершается 7/20 сентября, накануне Рождества Богородицы; в 2001 г. я написала в честь преподобной службу.

БИБЛИОГРАФИЯ

С. С. Аверинцев, [рец. на:] I. Rochow, Studien zu der Person, den Werken und dem Nachleben der Dichterin Kassia (Berlin, 1967), Византийский временник 32 (1971) 249–251.

Д. Е. Афиногенов, «Повесть о прощении императора Феофила» и Торжество Православия (Москва, 2004) (Scrinium Philocalicum IV).

А. П. Каждан, в сотрудничестве с Л. Ф. Шерри и Х. Ангелиди, История византийской литературы (650—850 гг.). Пер. с англ. А. А. Белозеровой, Е. И. Ванеевой, В. Г. Герцик, О. В. Гончаровой, Е. Н. Гордеевой, З. Е. Егоровой, К. Н. Юзбашяна (Санкт-Петербург, 2002) (Византийская библиотека. Исследования).

Е. Э. Липшиц, «К вопросу о светских течениях в византийской культуре IX в. (Касия)», Византийский временник 4 (Москва, 1951)

Б. Мелиоранский, «Из семейной истории Аморейской династии», Византийский временник 8 (1901) 1–37

Монахинята-химнограф света преподобна Касиана (Асеновград, 1996)

Т. А. Сенина (монахиня Кассия), “Волною морскою…”. Канон на Великую Субботу, составленный св. инокиней Кассией, песнописицей Константинопольской. Перевод с древнегреческого и комментарий», в: Τέχνη γραμματική / Искусство грамматики. Вып. 2 (Новосибирск, 2006) 473–481.

Т. А. Сенина (монахиня Кассия), «Диалог Феофила и Кассии: литературная выдумка или реальность?», Scrinium. Т. 2: Universum Hagiographicum. Memorial R. P. Michel van Esbroeck, s. j. (1934–2003) / Ed. par B. Lourie et A. Mouraviev (Санкт-Петербург, 2006) 240–272.

Т. А. Сенина (монахиня Кассия), «Канон об упокоении усопших, творение св. Кассии Константинопольской. Перевод с греческого и комментарий», Межвузовский периодический сборник научных трудов «История и теория культуры в вузовском образовании» (Новосибирск, 2008) 211–226

Т. А. Сенина (монахиня Кассия), «Стихи св. инокини Кассии о монахах. Перевод с древнегреческого и комментарий», Вертоградъ № 1 (80) (2004) 31–32.

Симеона Метафраста и Логофета списание мира от бытия и Летовник собран от различных летописец. Славянский перевод хроники Симеона Логофета с дополнениями (Санкт-Петербург, 1905)

Преподобный Феодор Студит, Послания. Кн. 1–2 (Москва, 2003) (Святоотеческое наследие)
C. Casetti Brach, «Donne copiste nella leggenda di Bisanzio», Orientalia Christiana Periodica 41 (1975) 479–489

E. Catafygiotu Topping, «Kassiane the Nun and the sinful woman», Greek Orthodox Theological Review 26 (1981) 201–209

E. Catafygiotu Topping, «The Psalmist, St Luke and Kassia the Nun», Byzantine Studies 9/2 (1982) 199–210

Е. Catafygiotu Topping, «Thekla the Nun: in Praise of Woman», Greek Orthodox Theological Review 25 (1980) 353–370

Е. Catafygiotu Topping, «Women Hymnographers in Byzantium», Dipthycha 3 (1983–1983) 98–111

A. R. Dyck, «On Cassia Κύριε, ἡ ἐν πολλαίς…», Byzantion 56 (1986) 63–76

J. Gouillard, «La femme de qualité dans les letters de Théodore Studite», Jahrbuch der Österreichischen Byzantinistik 32/2 (1982) 445–452

G. L. Huxley, «Women in Byzantine Iconoclasm», в: J. Y. Perreault (ed.), Les Femmes et le Monachisme Byzantin (Women and Byzantine Monasticism). Actes du Symposium d’Athène, 1988 (Athène, 1991) (Publication de l’Institut Canadien d’Archéologie à Athène, 1) 11–24

R. Janin, Le siège de Constantinople et le Patriarcat Oecuménique. Les églises et les monastères (Paris, 1969) (Géographie ecclésiastique de l’Empire Byzantin)

К. Krumbacher, «Kasia», Sitzungsberichte der philosophisch-philologischen und der historischen Classe der k.b. Academie der Wissenschaften (1887) Heft. 1., 305–370

M. D. Lauxtermann, The byzantine Epigram in the ninth and tenth centuries. A generic Study of Epigrams and some other forms of Poetry (Amsterdam, 1994)

P. Lemerle, Le Premier humanisme byzantin. Notes et remarques sur enseignement et culture à Byzance des origines au Xe siècle (Paris, 1971) (Bibliothèque Byzantine: Études, 6)

E. V. Maltese, «Donna e letteratura a Bisanzio», в: F. De Martino (a cura di), Rose di Pieria (Bari, 1991) 339–361

E. V. Maltese, «Una contemporanea di Fozio, Cassia. Osservazione sui versi profani», в: M. Salvadore (a cura di), La poesia tardoantica e medievale. Atti del I Convegno Internazionale di Studi. Macerata, 4–5 maggio 1998 (Alessandria, 2001) 71–83

J. Psichari, «Cassia», в: Idem, Quelques travaux de linguistique de philology et de literature helliniques 1884–1928. T. 1 (Paris, 1930) 445–447

J. Psichari, «Cassia et la pomme d’or», в: Idem, Quelques travaux de linguistique de philology et de literature helliniques 1884–1928. T. 1 (Paris, 1930) 951–992

I. Rochow, Studien zu der Person, den Werken und dem Nachleben der Dichterin Kassia (Berlin, 1967) (BBA, 38)

T. A. Senina (moniale Kassia), «Notices sur l’atmosphère intellectuelle à l’époque du second iconoclasme. V. Η γυνή φιλόσοφοςS. Cassia de Constantinople et Platon», Scrinium. T. 4: Patrologia Pacifica and Other Patristic Studies / Ed. par B. Lourié et V. Baranov (Санкт-Петербург, 2008) 318–340.

A. M. Silvas, «Kassia the Nun c. 810 – c. 865: an appreciation», в: L. Garland (ed.), Byzantin Women: Varieties of Experience 800–1200 (Aldershot, 2006) 17–40

I. Sorlin, «La plus belle ou la meilleure? Note sur les concours de beauté à Byzance et dans la Russie Moscovite des XVIe–XVIIe siècles», в: Εὐψυχία. Mélanges offerts à Hélène Ahrweiler (Paris, 1998) (Byzantina sorbonensia, 16) T. II. 635–650

W. T. Treadgold, «The Problem of the Marriage of the Emperor Theophilus», Greek, Roman and Byzantine Studies 16 (1975) 325–341

A. Tripolitis, Kassia: the Legend, the Woman, and her Work (New York—London, 1992)

M. P. Vinson, «The Life of Theodora and the rhetoric of the Byzantine bride show», Jahrbuch der Österreichischen Byzantinistik 49 (1999) 31–60