Женская поэзия

Алавердова Лиана

РОЖДЕНИЕ ДОЧЕРИ





1



Ох, кружится головушка -

не надо слов.

До самого до донышка -

тогда - Любовь.

Как сумерками смазано

лицо твое...

А может, это сказочка

и нет ее?





2



Это - просто.

Это - сложно.

Это - тайно и тревожно.

Это - боязно и глухо.

Это - солнышко в скорлупке.





3



Мне снилось, что звезда скатилась

ко мне в подол,

и звездным светом озарились

кровать и стол.

И было ясно и покойно

в том странном сне,

и что-то шевельнулось сонно

тогда во мне.





4



Откуда Ты? Из темноты,

где тайны притаились глухо.

Тебя я слышу чутким слухом

до преграждающей черты.

Неуспокоенная совесть,

хитросплетения минут,

мгновений, что во мне живут,

чудесным образом удвоясь.

И, порожденье изобилья

всей прошлой жизни, нем и глух,

ты тоже напрягаешь слух,

но тщетны все твои усилья.

Ты кто-то и еще никто.

Во мне сокрыто и согрето

то слово, что еще не спето

и расшифруется с трудом.





5



Шевеление плоти

без дыханья души.

Шевеление плоти,

имя коему - жизнь.

Шевеление чуда,

шевеленье добра,

и вопрос: “Ты откуда?” -

и ответ: “Из вчера.

Из игры и рассудка,

из томленья пучин.

Ты - посуда, скорлупка.

Разобьешь - и лети”.

“Ах, доколе неволить?

Невесомое – в рост...

Радость, негу ли холишь...”

И ответ...

И вопрос...





6



Раздвоение личности,

раздвоение сути

как попытка очиститься

от накопленной мути,

как попытка отчаянья

вновь душе возродиться.

Сердце к сердцу причалено -

как вдвоем угнездиться?

Неизвестное, новое -

то мое ли продленье?

Затаилось сурово,

рвется в стихотворенье.















7



Представьте чугунное злое ядро,

что неотвратимее смертного жезла

безудержно, слепо буравит нутро

с бездушием и прямотою железа.

Как некий вагон, что летит под откос,

зависит не только от хода колес...





8



Рвется жизнь из меня,

рвется жизнь.

“Эй, мамаша,

а ну-ка

держись!”



Слепо, глухо и немо,

родна,

рвется жизнь

из постылого

сна.



Что тебе я?

Утишься, уймись!

Но клокочет,

но буйствует

жизнь.



Бьется жизнь,

словно ярость - в ярмо.

Рвется жизнь

из меня.



Для чего?



На свиданье

стремглав -

Суламифь -

рвется жизнь.

Как настырный прилив

на скалу налетает

плашмя -

рвется жизнь,

мне вконец

изменя.



Я - изжитая форма,

сосуд.

Рвется жизнь -

что сама себе

кнут,

что сама себе воля,

оплот.

Рвется жизнь,

что ньютоновский плод

с ветки катится,

солнцем опит...

Рвется жизнь,

но пока что

молчит...





9



А рядом женщина рожала,

и я глядела, не таясь.

И сердце страхом замирало,

чужой природы чуя власть.

Как за соломинку из ада -

вцепилась в поручень рука.

Там торкались судьба и чадо
неумолимо, как река,

что, слепо разъярясь в разливе,

в своей распущенной красе,

куда-то рвется с дикой силой,

сметая прегражденья все.

А где-то рядом, за стеною,

предмет медсестринских забот,

ребенок мой, но не со мною,

кричит, волнуется, зовет.

“Еще! Еще! Осталось мало!”

Смотрела я во все глаза

на ту, что поручень сжимала

и жала, как на тормоза.

И вот болельщицей усталой
шепчу: “Всевышнему - хвала!”

Мне так легко, покойно стало,

как будто чью-то жизнь спасла.





10



Отныне у меня два “я”...

Так прочно и надежно слиты

планета и ее орбита -

и колесо и колея.

Отныне у меня два “мы”,

и в небо просятся две песни.

Что может быть надеждам лестней?

Две обоюдные судьбы.

А сколько несказанных слов,

еще неявленных и праздных!

Душа предвосхищает праздник,

и Музу требует Любовь.



Во мне, открытия тая,

живет волнение благое:

дорога трудная моя,

ты удлинилась ровно вдвое...





11



Я стала трижды уязвимей,

тремя ветвями вознеся

свои надежды к небу, ими

ликуя, плача, трепеща.

Три дочери мои, три сути,

три продолженья, три любви,

три голоса. Который лучше?

Не знаю... Равно дороги.





12



Я родила звезду,

сказала ей: “Лети!

Но только хоть чуть-чуть

побудь в моей горсти.

Еще ты молода,

и твой неярок свет.

Меня запомнишь?”

- Да.

- Останешься?

- О, нет...



Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker