Женская поэзия

Альчук (Михальчук) Анна

На пересечении поэзии и музыки


Международная антология саунд-поэзии. Составление и общая редакция Дмитрия Булатова. Государственный центр современного искусства. Калининградский филиал, 2001

Благодаря поэту Дмитрию Булатову (он называет себя еще “лингвоартистом и сетевым оператором”) и Калининградскому филиалу Государственного центра современного искусства за три года вышло две международные антологии: “Точка зрения. Визуальная поэзия: 90-е годы” (Симплиций, Калининград-Кёнигсберг, 1998) и “Международная антология саунд-поэзии”, представляющие последние достижения в этой области литературы. Если первая книга посвящена явлению, до какой-то степени знакомому российским читателям, то во второй антологии содержится материал для большинства любителей поэзии абсолютно новый. Тем более ценны теоретические статьи, которые занимают большую часть книги (она разделена на две части, в первой из которых теоретическое осмысление этого поэтического направления) и написаны ведущими теоретиками современного искусства. Осмысленно и компактно составлена и вторая часть, посвященная персоналиям с краткими биографиями и обширной библиографией на каждого поэта. Все тексты даны на английском и русском языках. Кроме того, антология снабжена аудиоприложением с четырьмя СD, что дает возможность познакомиться с произведениями всех участников данной антологии.

История саунд-поэзии на Западе насчитывает не одно десятилетие. Д. Булатов в предисловии пишет: “Возникновение прообраза саунд-поэзии (или звуковой, сонорной поэзии — равноправные названия) принято связывать с условным разделением, произошедшим на рубеже ХIХ—ХХ веков, так называемой “регулярной” литературы на визуальную и фонетическую составляющие. Если произведения визуальной поэзии <…> маркировали своим появлением граничные области литературы и изобразительного искусства, то творчество сонорных поэтов, целеноправленно использующих различные вербо-музыкальные элементы, наглядно обнаружило точки соприкосновения литературы и музыки”.

Вопрос о границе, разделяющей саунд-поэзию и музыку в этом контексте приобретает особую значимость. По словам знаменитого американского поэта, художника и теоретика современного искусства Дика Хиггинса (1938—1998), музыка — это презентация и активизация пространства и времени посредством распространения звука, что одинаково верно как в отношении традиционных фортепианных произведений Моцарта, так и в отношении исключительно новационных музыкальных разработок Джона Кейджа. “А любая поэзия соотносит пространство, время и звук с жизненным опытом”. Таким образом, по мнению Хиггинса, отличие музыки от поэзии заключается в нацеленности последней на коммуникацию или некое сообщение. Процесс коммуникации значим, даже когда речь идет об абсолютно внесмысловых поэмах, таких, например, как опыты с голосом и микрофоном французского поэта, перформансиста и теоретика современного искусства Анри Шопена. Во время одного из своих выступлений Шопен использовал микрофоны в качестве своеобразного акустического микроскопа, разместив их в полости рта и по всей длине пищевода. “В его произведениях, — пишет Хиггинс, — семантическая пустота приобретает значение своего рода негативной семантики — идет приобщение скорее к полному отсутствию слов, нежели, как в случае с вокальной музыкой, к присутствию голоса”.

Исследователи связывают появление саунд-поэзии в современном значении этого слова с итальянским и русским футуризмом, возникшим в 10-е годы ХХ века, и с появившимся чуть позже в Цюрихе движением дада. Немало страниц антологии посвящено влиянию русского футуризма. Из современных российских поэтов в антологию вошли такие его последователи, как Сергей Бирюков, Дмитрий Булатов, Ры Никонова, Дмитрий Пригов, Сергей Сигей, Валерий Шерстяной. Эти авторы выступили как теоретики, написав специально для антологии статьи об истории сонорной поэзии в России. Кроме того, на CD представлены практики, в том числе российские авторы: Александр Горнон, Саинхо Намчылак и Сергей Проворов.

Вероятно, неслучайно сонорные поэты, как правило, являются одновременно и теоретиками этого жанра. Для них важно определить свое место на перекрестке множества составляющих, концептуализировать и артикулировать свой жест, ведь речь идет о пограничной деятельности, близко соприкасающейся с визуальным искусством: графикой, коллажем, фотографией; минималистской и фольклорной музыкой; хэппенингом и перформансом, новейшими достижениями в области философии; новыми технологиями и сетевой культурой. Например, американский композитор и теоретик литературы Лэрри Вендт пишет о связи этого рода поэзии с фотографией. Французский композитор и литературный критик Жан-Ив Боссер прослеживает метаморфозы от звуковой поэзии к музыке. Он воздает должное новаторству композитора Джона Кейджа, сумевшего охватить все возможные голосовые регистры, от песнопений до таких форм, которые близки сонорной поэзии. К 1942 году относятся его первые партитуры, связанные с творчеством Джеймса Джойса, в частности, “Чудесная вдова восемнадцати весен” для голоса и рояля, написанная под впечатлением “Поминок по Финнегану”. Эта вещь и по сей день является источником бесконечного потока музыкальных и поэтических произведений.

В европейской культуре выступления сонорных поэтов изначально носили иконоборческий, революционный характер. Они выступали против повествовательности, одномерности и линейного характера литературы. Как пишет австрийский поэт и перформансист Иде Хинтце, “это была радикальная оппозиция письму, эмансипация от его диктата и энтузиастическая пропаганда поэтических возможностей аудио, которое было для них “примитивом электронного века”, как они однажды назвали аудиозапись”.

В разных странах эта борьба имела свою специфику. Представители итальянского футуризма (Маринетти, Деперо, Балла и другие) стремились к отражению обыденной жизни урбанистического мира в своих фонетических поэмах, подражая звукам окружающей среды.

В дадаистских поэмах немцев (Балля, Хаусмана, Швиттерса и других) в основном делался акцент на исследование глоссолалии и предполагаемое воссоединение различных языков. Французы в своей фонетической практике шли от возможности одновременного произнесения текста (иногда на разных языках), имитируя вавилонское столпотворение разрастающихся систем коммуникаций. Достаточно упомянуть Антонена Арто, который использовал в выступлениях по радио “внутреннее бормотание” и противопоставлял его конвенциональному языку. В Америке же 60—70-х годов появились так называемые “последние поэты”, чья специфическая манера произнесения текста была приправлена традиционными африканскими ритмами, ритм-н-блюзом и соулом. Американский критик Дин Сузуки считает их предшественниками рэперов и хип-хоперов 80—90-х годов, “а их творчество — самой успешной и популярной поэтической формой, которую когда-либо знала западная поп-культура”. Неслучайно в Америке, в отличие от Европы, саунд-поэты воспринимались вполне органично. Например, для битников были характерны сленговые нерифмованные стихи с явными джазовыми интонациями, рождавшиеся прямо на улицах под сопровождение джазовых импровизаций.

Выявляется весьма парадоксальная ситуация, когда поэтические техники, основанные на высоких технологиях, смыкаются с уходящими в глубину веков архаическими фольклорными традициями. Эти практики вступают в противоречие с антиауратичными теориями, основание которым положил Вальтер Беньямин в своей знаменитой работе “Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости”. Вслед за ним философы и теоретики современной культуры Жан Бодрийар, Поль Вирилио, Феликс Гваттари критически отнеслись к внедрению новых технологий во все области жизни и искусства. Так, Бодрийар в эссе “Метаморфозы, метафоры, метастазы” писал, что современный человек напоминает “разновидность автомата”, живущего в “искусственном мире”, лишенном малейших примет “реального… и всего, что с ним связано”.

Между тем, утверждает английский критик Николас Цурбругг, состоятельность такого подхода “все более настойчиво оспаривается блистательной практикой модернистского и постмодернистского авангарда, разрабатывающего новые виды техно-телесной восприимчивости, которые обогащают традиционную текстуальную поэтику удивительно ауратичными… методами современных электро-поэтик”.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker