Женская поэзия

Ауслендер Роза

Оригинал материала находится по адресу:
www.sem40.ru/famous2/e1473.shtml

Автор: Елена Бурлина, доктор философских наук, профессор эстетики.
Дюссельдорф


Материал подготовлен при содействии Московского бюро по правам человека
(Объединение комитетов в защиту евреев в бывшем СССР)
103045 Москва, ая 18
Тел. 2073913, факс 2076069,
e-mail mucsj@rambler.ru





Поэт Роза Ауслендер прожила последние годы и была похоронена в Дюссельдорфе, в городе, где родился Генрих Гейне. Десятки изданий ее книг, на шестидесяти языках мира, самый издаваемый немецко-говорящий поэт современности. Известность пришла к ней в этом городе на Рейне, который она приняла и даже по-своему полюбила.

В солидной литературной энциклопедии о Нелли Закс, лауреате Нобелевской премии 1977 года, о Розе Ауслендер и еще одном прекрасном поэте - Поле Целане, - тоже пережившем гетто, закончившем жизнь после войны в Париже, - говорится: "Они внесли в немецкий язык 20 века несравнимый ни с чем вклад".

Трагедия и исторический парадокс состоит в том, что они, родившиеся за пределами Германии, пережившие ужас нацизма, чудом спасшиеся, оказались элитой немецкой культуры. Творцами европейского гуманизма. Европейцами par exellence (по определению).

Как оказалось, что именно они? Аутсайдеры по национальности и географии?

Родина Поля Целана и Розы Ауслендер - город на Буковине, в Карпатах, на реке Прут.

Черновицы: закат Европы


Одна из лучших книг Розы Ауслендер называется: "Всегда назад, на Прут".
Ее всегда тянуло туда: "Город, в воздухе которого жили сказки и легенды".
Отроги Карпат, чудесный горный климат, каштаны, старинный университет, театр почти как в Вене, крутые склоны в парке Шиллера. Веселые кафе, интеллигентные газеты, друзья, чудесные дома и компании.

Окраина Западной Европы. Маленькая Вена, резюме Запада. В прошлом - австрийско-венгерские Черновицы, потом румынские Черноуты, потом советско-украинские Черновцы. Пятиязычный - немецкий, венгерский, румынский, украинский, а потом и русскоговорящий город. Каждая дворничиха - полиглот.

Чудесный образ этого города в довоенные годы представляет известный немецкий историк К. Шлегель: "Город имеет, так сказать, литературную экзистенцию в интерпретациях и биографиях Пауля Целана и Розы Ауслендер, поэтов, которые там родились и выросли... Это была "маленькая Австро-Венгрия", в 1930 году там проживало 120.000 тысяч жителей... (К. Шлегель. Прогулки в Ялте и другие. 2000, С. 74). "В этом городе был огромный интерес к размышлению, а не к размышлениям над интересами. Здесь были: шопенгауэриане, ницшеанцы, спинозисты, кантианцы, марксисты, фрейдеане, они восторгались Гельдерлином, Рильке, Штефаном Георге, Траклем, Эльзой Ласкер-Шуллер, Томасом Манном, Гессе, Готтфридом Бенном, Бертольдом Брехтом. Их захватывали классические и современные сочинения на иностранных языках, особенно, французской, русской, английской и американской литературы. ...Исчезнувший город, исчезнувший мир". (Там же, 9, С. 89-90).

С давних пор, то ли потому, что селились небедные люди, то ли потому, что в этом городе, стоящем на перекрестке всех дорог с Запада на Восток Европы, люди быстро богатели, но жили в Черновцах элегантно и не без шика. Было много врачей, юристов, поэтов, знаменитых музыкантов.

В страшные военные годы, зная об ужасах концлагерей, многие евреи в Черновцах спаслись. Кто в трудовых лагерях, кто откупался. Румынские нацисты не тронули величественную старую Синагогу - Темль, ее пыталась после войны взорвать новая власть. Стекла вылетели во всей округе, старые стены стояли много лет без крыши. Потом, кажется, превратили в кинотеатр.

Последняя муза довоенного, интеллигентного и веселого города - изумительная певица и актриса Сиди Таль - ушла из жизни. В декорациях старого западного города рождалась другая жизнь. Черновиц не стало, это были Черновцы.

Но все это было уже тогда, когда к Розе Ауслендер пришла ее послевоенная слава, когда она, покочевав по миру, поселилась в Дюссельдорфе.

А родилась она в Черновцах, в мае 1901 года, в еврейской, немецко-говорящей семье. Именно здесь были изданы ее первые книги. Она была счастлива. Здесь, во время войны, прожила с матерью несколько ужасных лет в подвале, спасаясь от депортации. Отсюда уехала в 1947 году, понимая, что старая жизнь сгорела.

Моя Отчизна умерла,
она погребена в огне
Я живу на моей Родине, в слове

Бессмертные аутсайдеры


Однако после войны она почти десять лет не писала на немецком. Как не смогла вернуться к родному для нее языку Нелли Закс, бежавшая с семьей в последнюю минуту в Стокгольм. Как не смог жить в Германии Поль Целан. Первые послевоенные годы Ауслендер писала на английском.

Только через десять лет после войны, прорвалось в родном для нее слове:

Нет, я не забыла
годы пожаров.
Я не забыла.
Радуга висела как сапог
они вооружались, чтобы
превратить нас
В огненные розы
В огненные складки
В огненные окорока...
И все же летний
знойный запах плывет с реки
И мертвые розы пахнут ночью.

В Дюссельдорфе, где она осталась жить, к ней пришла слава и признание. Издательства выпускают ее книги наперебой. В газетах пестрит ее имя. Публика - самые интеллигентные, совестливые и требовательные читатели.

А она живет в Альтенхайме - Доме престарелых еврейской Общины. Окнами на Норд Парк: "Мой зеленый друг, Норд Парк". Дом носит имя поэта Нелли Закс. Она одинока, неразговорчива. Величественна, какой была Анна Ахматова, пережившая расстрел молодого мужа, тюрьму и лагерь сына, ставшая для читателей послевоенной России символом великой ушедшей культуры.
Когда читаешь, что на многие вопросы газетчиков Роза Ауслендер отвечала безразлично: "Этого я не знаю. Это я не помню", - словно слышишь уже нездешнюю, королевскую интонацию Ахматовой.

Ее мало что интересовало, кроме работы. До последних лет она была настоящим трудоголиком. Переписывала тексты стихов сотни раз. Одно стихотворение порождало десятки печатных вариантов. Ее немецкое слово, ее лирический белый стих, по словам, немецких специалистов и просто читателей - абсолютно совершенны.

Ее поэзия лишена певучих рифм. Этот стиль, как писала она, сгорел в войну. Цветные образы, афоризмы, сны.

В начале было слово
И слово дал нам Бог.
И мы живем в слове
И слово - это наши сны
А сны это наша жизнь.

К сожалению, ее переводов на русский язык практически нет. Однажды, к юбилею дюссельдорфского Музыкального общества, московскому композитору Эдисону Денисову было заказано сочинение на тексты Розы Ауследер. Он использовал 11 стихотворений, но на родине музыканта это сочинение не звучит.

Марина Цветаева, испившая безмерную чашу страданий, сказала про всех поэтов, раненных трагической историей нашего века:

"И тот, кто ранен
смертельной твоей
судьбой
Уже бессмертным на
смертное сходит ложе".

Розе Ауслендер надо было родиться еврейкой, пережить шок Освенцима, чтобы выстрадать и отдать немцам эти слова: "Mutterland Wort", "Schreiben Leben. Überleben". Поэзия, Культура - жизнь, больше того, - выживание.

Ей, иностранке, аутсайдеру, выпала эта бессмертная миссия. Жительнице Черновиц - знаменитому поэту Европы.


01.03.2008
 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker