Женская поэзия

Алексеева (Девель) Лидия

Опубликовано: "Царскосельская газета", 22 декабря 2001 года № 145 (9319).


Наследница таланта Анны Ахматовой


Наша великая землячка Анна Андреевна Ахматова, осветившая поэтическим талантом литературную историю Царского Села и всей России, представляет необыкновенный интерес и своей родословной. Недавно стало известно, что у Ахматовой была двоюродная племянница, тоже поэтесса и некоторыми чертами похожая на свою знаменитую родственницу. Об этом в сентябрьском номере журнала “Звезда” за 2001 год рассказала американская поэтесса, исследовательница и литературный критик Валентина Синкевич. О фрагменте ее книги “Племянница Ахматовой” далее пойдет речь, но вначале — немного об авторе публикации, с которым знакомит в журнале вступительная заметка Т. Царьковой.

Судьбу В. А. Синкевич определила круговерть русской эмиграции второй волны, относившейся к военным и послевоенным годам. Валентина родилась и выросла на Украине, но в 1942-м, когда девочке не исполнилось и шестнадцати лет, ее угнали на принудительные работы в Германию. Несколько лет она жила в лагерях для перемещенных лиц, а в 1950 году, уже с мужем и дочерью, переехала в США.

Печататься она начала в 1973 году в газете “Новое русское слово”. С тех пор во многих периодических изданиях, таких, как “Грани”, “Новый журнал”, “Стрелец”, “Перекрестки”, В. Синкевич публикует стихи, рецензии, переводы, статьи и очерки. Вышли в свет и ее стихотворные сборники — “Огни”, “Наступление дня”, “Цветение трав”, “Здесь я живу”. С восьмидесятых годов поэтесса начинает печататься в России. Вышедший в нашей стране сборник “Избранное” был подготовлен в Филадельфии, где живет Валентина Синкевич. Ею издана в начале 90-х антология поэзии второй эмигрантской волны “Берега”. В России вышел также составленный поэтессой в содружестве с другими авторами “Словарь поэтов Русского Зарубежья”. Но главным делом своей жизни она считает выпуск ежегодного альманаха “Встречи”, в котором публикуются почти все известные поэты зарубежья, печатаются архивные материалы и стихи из России.

В сентябре Валентине Алексеевне исполнилось 75 лет. Она завершает работу над книгой мемуаров, куда и вошел раздел, повествующий о племяннице Анны Ахматовой.

Героиню этого документального очерка звали Лидия Алексеевна. О ней говорится здесь в прошедшем времени, поскольку ее уже нет в живых. Она умерла 27 октября 1987 года, прожив 78 лет. Мало кто из почитателей и даже друзей поэтессы Л. Алексеевой знал, что она — двоюродная племянница Анны Ахматовой. Узнавшие об этом удивлялись её скромности, а она обычно отвечала: “Зачем же мне быть в тени громкого имени?”
Начало жизненного пути Лидии Алексеевой в определенной степени напоминает судьбу автора публикации о ней. “Лидия Алексеевна Девель (в замужестве Иванникова, Алексеева — псевдоним), — рассказывает В. Синкевич, — родилась в Двинске в 1909 году, но считает своей родиной Севастополь, где провела все детство. Ее отец... был полковником царской армии. В одиннадцатилетнем возрасте она вместе с родителями покинула Россию”. Долгое время семья жила в Югославии. Лидия окончила там русскую гимназию, в Белградском университете получила филологическое образование. В конце 1944 года она бежала от советских войск в Австрию, через пять лет эмигрировала в США. Муж остался в Югославии, а мать и отчим вскоре умерли. Детей у Лидии не было. И всю остальную часть жизни она в одиночестве жила в Нью-Йорке. Здесь, как пишет Валентина Синкевич, она и познакомилась с двоюродной племянницей Анны Ахматовой. Узнала у нее, что дед Алексеевой по материнской линии — Владимир Антонович Горенко — и отец Ахматовой, Андрей Антонович Горенко, — родные братья. Выходит, мать Алексеевой и Ахматова были двоюродными сестрами.

Одинокую жизнь Алексеевой скрашивали проводившиеся в так называемом русском Нью-Йорке авторские вечера, лекции, чтения стихов, на которых она почти всегда присутствовала, нередко сама принимала в них участие, хотя выступать перед публикой не любила. Объясняла это тем, что голос у нее слабый, громче читать не может.
“Во всем ее облике, — пишет В. Синкевич, — была какая-то неяркость, старомодность — это касалось не только одежды и прически, но и манеры держаться и манеры говорить... На литературных собраниях или в гостях сидела молча — сосредоточенная, спокойная и одинокая”.

И еще одну характерную черту Лидии Алексеевой приводит в воспоминаниях о ней автор публикации в “Звезде”.
“Я не знала никого из русских писателей в Америке, кто бы до такой степени, как Лидия Алексеева, существовал вне быта... Алексеева не была бедна, но жила она в негритянско-пуэрториканском районе, где ютилась нью-йоркская беднота. Невероятно запущенная ее квартира помещалась на первом этаже некогда презентабельного дома и была легкой добычей грабителей-мальчишек: в отсутствие хозяйки они не упускали случая пробраться в квартиру... Дважды мальчишки стащили и русскую пишущую машинку... Уходя из дома, оставляла несколько долларов с запиской, что наличных денег в квартире больше нет. Говорили, что она не умеет сварить даже яйцо, и это не было гиперболой”.
Читая эти строки, невольно вспоминаешь характерную черту двоюродной тети Л. Алексеевой — Анны Ахматовой, о которой в свое время в сборнике “Город муз” писала Г. Г. Бунатян. Она отмечала, что, живя в Царском Селе, Анна Андреевна “была совершенно лишена чувства собственности. Не любила и не хранила вещей, расставалась с ними удивительно легко”.

Но вернемся к нью-йоркской жизни Лидии Алексеевой. На первых порах, чтобы свести концы с концами, молодой женщине пришлось работать на перчаточной фабрике. Не ведала племянница Ахматовой, что неподалеку от нее в этом же городе жил родственник, к которому можно было бы обратиться за помощью. Это был приехавший в сороковые годы из Китая родной брат Ахматовой Виктор Андреевич Горенко. “Известно, — пишет автор журнальной публикации, — что оба ньюйоркца — Алексеева и Горенко — ни разу не встретились”.
Помощь к Лидии Алексеевой пришла от другого человека: эстонский поэт Алексис Раннит устроил ее в славянский отдел Нью-Йоркской Публичной библиотеки, где она благополучно служила до выхода на пенсию. В формировании Алексеевой как литератора, видимо, немаловажную роль сыграла ее долголетняя подруга Ольга Николаевна Анстей — первая жена эмигрантского поэта Ивана Елагина, которая не только писала хорошие стихи, но и умела вдохновлять других.

В отличие от личной судьбы литературное поприще Алексеевой сложилось удачно. “Я говорила ей об этом, и она охотно соглашалась со мной”, — вспоминает Валентина Синкевич. Лидия Алексеевна за свою жизнь опубликовала пять небольших поэтических сборников. Первый из них — “Лесное солнце” — вышел в 1954 году в издательстве “Посев”. Почти все стихи, которые опубликовала Алексеева, вошли в сборник “Поэтессы Русского Зарубежья”, вышедший в России в 1998 году. К сожалению, до этого времени автор не дожила.
Оценивая литературную деятельность Алексеевой, Валентина Синкевич пишет, что стихи поэтессы любили почти все, даже взыскательные критики. Читатели писали ей восторженные письма, поэты относились к ней с большим уважением. Причина столь высокого признания, всеобщей симпатии к поэтессе в том, что она обладала неподдельной честностью творческого выражения. “Не было у нее поэтической позы ни в жизни, ни в поэзии”, — подчеркивает автор публикации в “Звезде”.

Сорок лет племянница Ахматовой прожила в Нью-Йорке, но, видимо, не прониклась к нему какими-либо чувствами. Поэтому и стихов об этом городе у нее почти нет. Только два фрагмента находим мы в журнальной публикации. Вот стихотворение о памятнике Данте, который стоит перед зданием Нью-Йоркской Публичной библиотеки:
Черный Данте
в облетевшем скверике
Замышляет бронзовый сонет,
Поздний вечер
наступил в Америке,
А в его Италии рассвет.

Ветер над долиною
этрусскою
Розовые гонит облака,
И проходит улочкою узкою
Тень твоя, блаженна и легка.

Беатриче,
нет тебя желаннее...
Семь веков,
как семь весенних дней!
И опять — любовь, стихи, изгнание,
Мокрый снег
и быстрый бег огней.
Что касается небоскребного Нью-Йорка, то в публикации мы находим лишь четверостишье, в котором описывается дом, где жила сама Лидия Алексеева:
...Над двором,
прямоугольной бездной,
Тусклый дом безрадостно возник,
Перечеркнут лестницей железной,
Словно неудачный черновик...
Из небоскребного города поэтесса летом уезжала в отпуск, обязательно на лоно природы, которую глубоко любила. И там наступало поэтическое вдохновение. Рождались стихи о деревьях, о лесной живности, о грибах, о солнце...
...Я тройчатку желудей нашла,
Гладких, плотных,
буровато-ржавых,
Тесно севших в чашечках шершавых, —
И домой в кармане привезла.

Пальцы их бездумно
извлекли,
Бросила —
случайная причуда —
Трех дубов
несбывшееся чудо,
Отнятое мною у земли.
Из домашних животных Алексеева больше всех любила котов, она подкармливала этих бездомных нью-йоркцев, и они часто забегали к ней домой.
Старый кот
с отрубленным хвостом,
С рваным ухом,
сажей перемазан,
Возвратился в свой
разбитый дом,
Посветил во мрак
зеленым глазом...
В своей публикации В. Синкевич приводит одно из стихотворений Алексеевой, посвященных России, которую племянница Ахматовой, конечно, помнить не могла, попав за рубеж в детском возрасте. И тем не менее пишет об этой стране с присущей ей искренностью, с чувством невосполнимой потери. Характерно, что обращается поэтесса к России с прописной буквой:
От родников Твоих ни капли нет во мне,
Питают кровь мою давно другие страны, —
И Ты — лишь быстрый вздох в передрассветном сне,
Лишь тонкий белый шрам переболевшей раны.
Но, может быть, не так?
И это Ты зовешь
И под ноги бежишь, как вечная дорога,
И мне перешагнуть
ревниво не даешь
Чужого, равнодушного порога?..

Безусловно, права Валентина Синкевич, когда с сожалением пишет о том, что сейчас сборники Лидии Алексеевой достать очень трудно. Они стали поистине уникальными. Давно разошелся тираж московского сборника “Поэтессы Русского Зарубежья”, включивший почти все публикации творческого наследия Алексеевой. Нам остается лишь разделить чувство трепетной гордости автора публикации в “Звезде”, обладающей пятью скромно изданными книжечками со стихами поэтессы Лидии Алексеевой, причем три из них — с дарственными надписями, выведенными легко читаемым почерком.

Материал по журнальной публикации подготовил
А. Шалыт
 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker