Женская поэзия

Агустини Дельмира(Delmira Agustini)

Оригинал материала находится по адресу:
merelana.livejournal.com/tag/%D0%94%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0+%D0%90%D0%B3%D1%83%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B8


ДЕЛЬМИРА АГУСТИНИ (1887-1914, Уругвай)


МУЗА

Жду её - непростую. Нрав – сплошная загадка,
Очи – бездна! Но в них бы - тайно пламя дрожало,
Изливаются мёдом соты белые сладко,
Но уста её – слаще, плод нежнейший и алый!

А порою – надменна, с королевской повадкой,
Атакует свирепо, как пчелиное жало.
Засмеёшься – но в смехе боль проглянет украдкой.
Муза – лаской приветит иль ударом кинжала.

И рыдать бы, и петь бы в чудный миг вдохновенья,
Стать бы тигром, голубкой и орлом на мгновенье,
Мир обнять бы в порыве торжества неземного...

Голос – чары! В нём - холод и огонь были б сразу,
Над челом твоим гордым воссияли б алмазы,
Звёзды, розы... А может, то – венец твой терновый.



LA MUSA

Yo la quiero cambiante, misteriosa y compleja;
con dos ojos de abismo que se vuelvan fanales;
en su boca, una fruta perfumada y bermeja
que destile más miel que los rubios panales.

A veces nos asalte un aguijón de abeja:
úna raptos feroces a gestos imperiales
y sorprenda en tu risa el dolor de una queja;
¡En sus manos asombren caricias y puñales!

Y que vibre, y desmaye, y llore, y ruja, y cante,
y sea águila, tigre, paloma en un instante,
que el Universo quepa en sus ansias divinas.

Tenga una voz que hiele, que suspenda, que inflame,
y una frente que, erguida, su corona reclame
¡de rosas, de diamantes, de estrellas o de espinas!



К ТВОЕЙ МУЗЕ

Когда ты даришь музе непорочной
Тунику, что сверкает чистотою -
Я – ирис алебастровый, непрочный,
Чей венчик сомкнут темнотой густою.

Она средь роз - я сердце открываю,
Средь роз душистым мёдом пламенея.
Росой пусть станет кровь твоя живая:
О, эта жажда! Жить и гибнуть – с нею!

Когда же муза там, за флёром лунным,
Пьёт тишь, к лазурным наклонясь лагунам -
Я – лебедь, что поёт, взлетая смело.

Когда ж предстанет в траурном наряде,
Бредёт по смутным тропам, с грустью глядя –
Я – солнца луч. А может, тень от стелы.



МОЯ ПЕЧАЛЬНАЯ МУЗА

Предчувствие. А ночь – великолепная!
Родник жемчужный – погружен в молчанье.
И флейты легких бризов повисают
Средь листьев. Каждый шорох замечая,
Там филины темнеют.
Цветы раскрылись, удивлённые. Качаясь
В лагунах - шеи в цвет слоновой кости
Склонили тихо лебеди.
Лазури взор – сколь безмятежен! Листья
Слегка дрожат... А муза – ждёт молчанья.

Она приходит. В складке губ - страданье.
В её глазах – больших, янтарных - тайна.
Проходит через ночь в страну забвенья,
Она – звезда. Легка, бледна, случайна.
Лишенная престола королева,
Скупа в речах, а в жестах - величава.

Глаза печальны - две звезды янтарных.
Блестят слезами. Свет - сплошная рана.
И как следы усталости великой,
Их окружают тёмные пространства,

Она – рассвет, томительный и серый.
Ждать не умеет эта боль живая -
В заре над ложем призраков полночных
Скрывается усталость вековая...
Вся в самоцветах слёз, как фея грусти,
Приходит песнь печальная.

Запели вдруг сердца струны
Или лира зазвучала?

Рукою, что белей слоновой кости,
Вино разлито и горчит в бокалах,
Достойных короля. Похожи губы
На герб, что слава древняя ласкала.

Таинственные Принцы Снов чудесных!
Её печальной и поникшей видели,
И видели смеющейся – лучились
Те очи, благородством расцветая.

Огонь её - священен. Очищая,
Звезда янтарным светом заблистала.
Но лишь средь мук к мирскому обернёшься,
Зов суеты поманит, оплетая -
Цветку светолюбивому подобна,
Закроется душа ее святая.



MI MUSA TRIESTE

Vagos preludios. En la noche espléndida
Su voz de perlas una fuente calla,
Cuelgan las brisas sus celestes pifanos
En el follaje. Las cabezas pardas
De los búhos acechan.
Las flores se abren más, como asombradas.
Los cisnes de marfil tienden los cuellos
En las lagunas pálidas.
Selene mira del azul. Las frondas
Tiemblan... y todo! hasta el silencio, calla...

Es que ella pasa con su boca triste
Y el gran misterio de sus ojos de ámbar,
A través de la noche, hacia el olvido,
Como una estrella fugitiva y blanca.
Como una destronada reina exótica
De bellos gestos y palabras raras.

Horizontes violados sus ojeras
Dentro sus ojos–dos estrellas de ámbar–
Se abren cansados y húmedos y tristes
Como llagas de luz que quejaran.

Es un dolor que vive y que no espera,
Es una aurora gris que se levanta
Del gran lecho de sombras de la noche,
Cansada ya, sin esplendor, sin ansias
Y sus canciones son como hadas tristes
Alhajadas de lágrimas...

Las cuerdas de las liras
son fibras de las almas.–

Sangre de amargas viñas, nobles viñas,
En vasos regios de belleza, escancia
A manos de marfil, labios tallados
Como blasones de una estirpe magna.

Príncipes raros del Ensueño! Ellos
Han visto erguida su cabeza lánguida
Y la han visto reír, porque a sus ojos
Vibra y se expande en flor de aristocracias!

Y su alma limpia como el fuego alumbra
Como una estrella en sus pupilas de ámbar
Mas basta una mirada, un roce a penas,
El eco acaso de una voz profana,
Y el alma blanca y limpia concentra
Como una flor de luz que se cerrara!
 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker