Женская поэзия

Ашальчи-Оки

Оригинал материала находится по адресу:
avi.udm.ru/spirit/557/


На земле Ашальчи-Оки

Граховский район не близкий от Ижевска, Грахово проездом не увидишь, поэтому ехать сюда приходится с конкретной целью, ведь район этот находится чуть в стороне от проторенных дорог. Но это вовсе не значит, что у земли этой нет своей интересной истории.

В Граховском районе Удмуртии в мире и дружбе живут удмурты и русские, чуваши, марийцы и кряшены. Здесь удивительная природа, и выехав из Ижевска ранним утром, мы всю дорогу не уставали ахать, когда с очередного холма взорам открывались прекрасные дали или дорогу вдруг обступали высокие кудрявые березы. Останавливались, без устали щелкали фотоаппаратом…

Легенда этого маршрута такова (по одометру с окраины Ижевска): Малая Пурга (35 км) - Ильинское (55) - Можга (90) – Ныша (110) – Поляково (136) – Бемыж (147) – Грахово (170). Дорога хорошая, заблудиться невозможно, тем более если у вас есть атлас Удмуртии. Назначьте одного из членов семьи штурманом и сверяйтесь с картой, если вдруг засомневаетесь. Можгу проезжаем по указателям (на Грахово, Кизнер). В Бемыже развилка: направо – в Кизнер, прямо – в Русский Сарамак, а налево – в Грахово. Был соблазн, немного не доезжая до Бемыжа, еще в Поляково свернуть налево и проехать по лесу, сунулись – грунтовка, решили не рисковать – всю неделю поливали дожди, в лесу дороги наверняка не просохли, сядем на нашей «девятке», кто вытащит? Вернулись на асфальт.

В Грахово нас ждали: еще из Ижевска мы созвонились с директором конезавода Егором Львовичем Лыбковым, договорились, что нам покажут лошадок. А он пригласил посмотреть на «воспитанников» на Ижевском ипподроме, где как раз накануне нашего путешествия проходили скачки. В бегах участвовали двое «граховчан» - Гашетка и Шпагат, и Гашетка в упорной борьбе вырвала-таки победу у уфимской лошади. Только жаль, мы поставили на Шпагата…

Конезавод находится не в самом Грахово, а в поселке Заречный (километрах в трех). У конторы конезавода нас встретила Надежда Николаевна Попова, зоотехник и бригадир, а по большому счету, душа и хозяйка всего завода, и повела на конюшню, где содержатся племенные жеребцы - главная гордость и ценность граховских коннозаводчиков.

Есть здесь орловские рысаки, русские тяжеловозы и жеребцы американской рысистой породы. Первым из конюшни вывели к нам Запорожца – орловского тонконогого красавца, он еще молод, но подает блестящие надежды на то, что его потомство прославится в конном мире.

Потом мы познакомились с Ровесником – мощным длинногривым тяжеловозом. Он доверчиво заглядывал в объектив и брал мягкими губами траву из наших рук.

А вот и Голливуд – чистопородный жеребец американской породы, своенравный и упрямый. Надежда Николаевна пустила его побегать без узды – а ему вдруг вздумалось поваляться в грязи. И как на него ни покрикивали, Голливуд поскакал-поскакал, а потом все равно сделал то, что ему было нужно – брякнулся на спину. «Все племенные с характером, что задумал – сделает», - смеется Надежда Николаевна.

Пока мы знакомились с жеребцами, подъехала директорская «Волга», и Егор Львович пригласил нас проехать туда, где пасется маточный табун (то бишь кобылы с жеребятами).

Дорогой Егор Львович и Надежда Николаевна рассказали о том, что конезавод, некогда процветавшее государственное предприятие (создан он был в мае 1943 года на базе эвакуированных конных заводов), к осени прошлого года был почти разорен, лошадей распродавали. Директора менялись, но ситуация только ухудшалась… У Надежды Николаевны сердце болело за каждого жеребца, жеребенка, каждую кобылу, уговаривала не продавать, отстаивала. «Только благодаря ей и сохранился завод», - говорит Егор Львович. А потом будто просветление произошло: работники конезавода обратились к Егору Лыбкову, «доморощенному» предпринимателю из соседней деревни Благодатное, и предложили возглавить предприятие. А Егор к тому времени никакого отношения к конезаводу не имел, занимался своими делами, потихоньку приближая свою давнюю мечту: сделать за деревней каскад прудов, разводить в них карпов, облагородить окрестности, чтобы родная деревня стала действительно благодатным местом для людей, которые здесь живут…

И вот с тех пор, как Егор Лыбков стал директором, прошло, пожалуй, около полугода, но надежда на то, что конезавод восстановится и наберет прежнюю силу, все более крепнет.

…Мы на лугу на правом берегу речки Адамки, спускаемся с холма к пасущемуся табуну, а у наших хозяев рук не хватает, чтобы объять окрестность и показать ее всю, обрамленную с юга и севера лесом. На обширных землях конезавода ребята-пастухи стерегут табун. Тут и там на молодой травке разлеглись жеребята, другие резво взбрыкивают, тычутся мордами в мамкино вымя, смешные, любопытные, еще неловкие, но в каждом проглядывает или будущая стать рысака, или мощь тяжеловоза. Надежда Николаевна рассказывает про каждую кобылу, помнит всех по именам, даже месячных жеребят, знает отца и мать каждого, все их заслуги…

Будете в Грахово показывать своим детям этих красивых животных, расскажите им, что орловские рысаки - это гордость русского зоотехнического искусства. Порода эта названа именем героя Чесменской битвы графа Алексея Орлова, который поставил перед собой цель получить крупную, нарядную, выносливую лошадь, обладающую резвостью и умеющую бегать рысью по глубокому снегу. 33 года (с 1775 по 1808 г.г.) работал Орлов над созданием этого рысака. Родоначальниками породы стали тяжелые упряжные кобылы датского и голландского происхождения и арабские жеребцы, одного из которых – Сметанку, по преданию, граф Орлов купил за шестьдесят тысяч серебром. С выведением орловского рысака связано возникновение рысистых бегов в России.

С конезавода Егор Львович повез нас в Благодатное, показал пруды, в которые уже запущены мальки карпа, пригласил в конце лета на рыбалку. С удовольствием приняв приглашение и пожелав удачи во всех начинаниях, мы возвращаемся в Грахово, чтобы посетить музей имени Ашальчи Оки.

Нас встречает Михаил Максимович Козлов, директор музея, журналист, фотограф, краевед и бытописатель земли Граховской. Ведя нас по музею, Михаил Максимович с гордостью рассказывает о своих знаменитых земляках, здесь за каждой фотографией - живая история родины. Болью звучат его слова о том, что в районе исчезли 30 больших и малых деревень. Стоит в чистом поле и потихоньку разрушается деревянная церковь в бывшем селе Козьмо-Демьянское…

Граховская земля дала миру много талантов. Здесь родилась первая удмуртская поэтесса и врач Ашальчи Оки – Акилина Григорьевна Векшина (к слову, ее литературный псевдоним Ашальчи – это название скромного полевого цветка, цветущего ранней весной – зубровки душистой).

В Удмуртии многим известно имя генерал-полковника Сергея Александровича Маева – его детство прошло в поселке Октябрьском, ныне несуществующем, который в народе называли Жирновским.

Родом из детства, что прошло в деревне Вуж Эгра (Старая Игра), Михаил Гаврилович Атаманов, доктор филологии в миру и отец Михаил в Свято-Успенской церкви города Ижевска, ученый и великий просветитель своего народа.

Многие спортсмены родились на граховской земле, в их славной когорте – Владимир Гаврилович Гольцов, автогонщик, покоритель Дакара, многократный чемпион страны по авторалли; борцы братья Иван и Михаил Земляновы; Оксана Удмуртова, мастер спорта по легкой атлетике; известный лыжник Александр Селиверстов, многие другие…

О земляках, прославивших свою малую родину, Михаил Козлов написал книгу «Граховский звездопад», где наряду с героями именитыми, заслуженными, удостоенными наград и почестей, нашлось место и для истории о странной тетушке Анне, жертвовавшей на восстановление Христорождественского храма села Грахово всю свою пенсию и все другие доходы до копейки и жившей при этом в избушке с одним оконцем, и для воспоминаний о других скромных, трудолюбивых, светлых людях своего района.

Грахово очень понравилось нам: какое-то оно уютное, доброе, прибранное. Восстановлена церковь в центре села.

Отсюда можно съездить в село Новогорское, чтобы взглянуть на храм – это примерно 10 километров от районного центра.

А наш путь далее лежал на Алнаши, Варзи-Ятчи и Кичке-Тан. Очень уж хотелось посидеть с удочкой на бережке. Едем-едем, и вот уже показалась большая вода, но предупреждающие таблички гласят: «Природный комплексный заказник «Кичке-Тан». Въезд запрещен». Мы, конечно, не нарушители, нельзя – значит нельзя. Поворачиваем к желанному берегу значительно дальше запрещающих знаков. Находим спуск к воде… Останавливаемся – вот он, рай! А нас тут, оказывается, ждут: к берегу на хорошей скорости спешит катер с надписью «госинспекция». Вот так-так! Попали? Оказывается, как ни объезжали, но мы находимся на территории заказника, куда не то что на машине, пешком сейчас вход запрещен – операция «Нерест-2006»! «Мы же не знали!» - пытаемся оправдаться. А незнание законов, как известно, не освобождает от ответственности. К тому же, как говорит государственный инспектор Амир Хасанов, у каждой тропки инспектора и табличку не поставишь… И все-таки к нам отнеслись с пониманием – не стали наказывать, что с неразумных журналистов возьмешь… С нас взяли обещание написать о буднях инспекции, приехать на Нижнекамское водохранилище еще раз, и тогда нам все расскажут и покажут, чтобы мы потом рассказали вам, уважаемые читатели. Так что следите за публикациями, слово сдержим. А сегодня ограничимся предупреждением: не стоит искать приключений, инспекция не дремлет, а штрафы такие, что мама не горюй!

Надежда Шкляева

ГРАХОВСКИЙ ИНТЕРЕС

Основали Грахово в начале XIX века русские переселенцы «из деревни Хлыстово Елабужского уезда, на месте удмуртского селения», - так пишет специалист по топонимии Удмуртии, дьякон Михаил Атаманов. Он, кстати, сам уроженец Граховского района, так что местные названия вполне естественно возникают в его научных трудах. Многие из этих названий фигурируют и в каталоге «Памятники истории и культуры Удмуртии».

Неподалеку от деревни Старая Игра, которая упоминается еще в переписи 1710 года, на высоком берегу речки Улек археологам известно древнее городище IV-V вв. Каргурезь. Так что еще более полутора тысяч лет назад здесь жили люди. Неподалеку от той же Старой Игры есть место с любопытным названием Казак бусы (поле казаков) – местные жители связывают его с пугачевским бунтом. Память о мифологических великанах-алангасарах сохранилась в названии кургана Алай Пыдтыш – Ступня Алая. Именно в этом месте алангасар стряхнул с ноги налипшую после дождя глину.

Граховцы жили когда-то небедно, потому уже в 1836 году здесь открылся церковный приход. Сначала, как водится, была построена часовня, которую затем превратили в церковь и освятили во имя Казанской иконы Божьей Матери. Вскоре в селе построили и каменный Христорождественский храм. В безбожное время его передали под клуб, а нынче здесь снова молятся Богу. Сохранилась и Пророко-Ильинская церковь в селе Новогорском.

Помещиков на удмуртской земле было мало, а вот в Граховском районе, особенно в поселке Заречный, до сих пор помнят семейство Лебедевых. По преданию, отличившемуся в русско-турецкой войне Евграфу Лебедеву сама Екатерина II пожаловала эти пустующие земли. Деревня так и называлась – Пустошь. В 1890-х годах наследники храброго офицера-основателя имения Евграфа Лебедева сдали землю в Казанский подземельный банк и уехали отсюда. По одной из легенд экс-помещик Лебедев, уезжая, попросил крестьян сменить название деревни. Так появилась в Граховском районе Лебедевка. Историей этого места много лет занимается Валентина Яковлевна Баринова, родители ее родом из Лебедевки. Писал об истории родной деревни и другой ее уроженец В. В. Морозов. А Лебедевка ныне стала частью поселка Заречный.

Поселок этот знаменит прежде всего своим конезаводом. Три года назад довелось мне побывать на празднике, посвященном его 60-летию. Именно в военные годы и возник завод, что было неспроста – за Великую Отечественную войну страна наша потеряла 7 миллионов лошадей.

Конезаводцы выделяются на общем фоне граховцев: именно здесь самые бойкие и удалые мужики – выросли-то рядом с конями! Да и женщины такие, что не только коня на скаку остановят, но и со своими мужиками управятся. К лошадям особенно тянутся мальчишки, не зря же появились на конезаводе династии, где уже третье поколение работает с лошадьми.

ГРАХОВСКИЕ СУДЬБЫ

Граховский район многонациональный. Помимо русских и удмуртских деревень, здесь компактно проживают и марийцы, и чуваши, и татары-кряшены. О марийских поселениях, их истории довелось мне как-то беседовать с краеведом, бывшим директором граховской школы А. И. Искаковым. Об обычаях, обрядах и костюмах разных народов рассказывает одна из экспозиций районного музея. Впрочем, в Граховском районе чуть ли не в каждом селе нынче музей или музейная комната. И слава Богу, ведь у каждого народа, живущего здесь, есть свои яркие личности. К примеру, из марийской деревни Мари-Возжай родом полный кавалер орденов Славы Петр Ильич Бельский. Другой уроженец этой деревни Василий Евсеевич Бельский после революции работал в ЦК ВКП(б).

О многих интереснейших судьбах граховцев рассказывает в своей книге другой краевед Михаил Максимович Козлов, эта книга так и называется «Граховский звездопад». Был М. М. Козлов и редактором районки, и первым секретарем райкома партии, работал в администрации района, избирался депутатом Госсовета, но никогда не терял интереса к граховской истории. Написал он и сопроводительный текст к книге Ашальчи Оки «Из граховских дневников».

Последняя наша встреча с Михаилом Максимовичем состоялась в Москве, на награждении лауреатов Всероссийского конкурса «Моя малая родина» - так высоко была отмечена его книга «Граховский звездопад». Она и вправду выделяется на общем фоне той якобы краеведческой литературы, что издается сегодня о районах Удмуртии. И это естественно, талантливый человек о чем угодно талантливо напишет, а уж о своей родной земле – непременно.

Среди выдающихся граховцев – полководцев, спортсменов, политиков и героев следует непременно отметить еще одну категорию – поэтов. Маргарита Георгиевна Зимина уже тря десятка лет живет и учительствует в Камбарке, но граховская земля для не по-прежнему дорога. Она и выпустила на свои деньги сборник граховских поэтов «Любовь моя, провинция…» Сама известный поэт, член Союза профессиональных литераторов, она не о своей книжке подумала, а о том, как сохранить имена и творчество тех, кого уже давно нет в живых, кто уехал из Грахово или никогда не сможет издать собственную книжку. Это ли не подвиг, не чудо! Так что долго еще гореть граховским звездам!

Сергей Жилин


 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker