Женская поэзия

Ахметова Куляш

* * *
Мои стихи! Крылатые птенцы
Моей души,
Куда вы залетели?
Вы для друзей желанные гонцы,
А для врагов – мишени для шрапнели.
Я выпускала вас не для затей,
А чтоб утешить рано или поздно
Обиженных, чтобы в сердцах людей
Свивали вы пожизненные гнезда…

Перевод с казахского Виктора Широкова




* * *
Не пытайся лить грязь
На казахов, казах,
Ни за славу и почести,
Ни за деньги, ни так.

Нас на свете так мало,
Постарайся понять,
Что казаху поможет
Только казах.

Перевод с казахского Серика Малеева




* * *
Я верю,
С острова одиночества,
Из глухо запертых злых темниц,
Из дней бескрылых, где жить не хочется,
Из толп, где много убогих лиц,
Из снежных бурь, что летят над травами,
Из мрака праздной пустой души,
Из яда сплетен, из дум отравленных,
Из грешных помыслов, из глуши,
Из всех потемок, из безнадежности,
Из бед, что властвуют над тобой,
Свет жизни выведет, пламень нежности,
Огонь бессмертный — твоя любовь!





НА БЕРЕГУ РЕКИ

...А мы и не заметили с тобою,
Как солнце закатилось за пески.
Пришел холодный ветер от реки,
И встало небо: звездное, рябое.

И уплывая следом за волною,
Плеснул сазан, раскрывший плавники, —
Так девушка, не знавшая тоски,
Резвится под ущербною луною,
Что поднялась уже из водной пены...
Все шло своим обычным чередом,
И только мы в круговороте том
Одни, казалось, были неизменны.

Не задевал крылом нас ветер бренный,
Ведь мы друг с друга не сводили глаз.
Как млеет солнце в предзакатный час,
Так млела я, пока твой сокровенный,
Единственный твой голос не погас,
Тогда не стало сил подать и звука.
Лишь страсть, лишь слов не знающая мука,
Осталась на губах в тот миг у нас...




НАДПИСЬ НА МАВЗОЛЕЕ АЙША-БИБИ

Среди волн голубых ковыля
Встал над временем памятник жизни.
“Осень. Тучи. Прекрасна земля” —
Высек мастер на каменном фризе.

Вплел художник в узоры камней
Своей родины листья и стебли,
Кровь свою — и не властен над ней
Шум ветров, разрушающий стены.

Бродят тучи осенней земли,
Воздух полон печали и света,
Как влюбленные, руки сплели
Горечь жизни и счастье поэта.

Поднимая бессмертия храм,
Имя женщины вырезал мастер,
А свое — не оставил векам,
Только — горечь в узорах да счастье.

Он чертил на песке мавзолей,
Мял в ладонях приречные глины,
Слушал ветер осенних полей,
Слушал осень в крылах журавлиных.

Гул небесный несли тополя.
И сказал в потрясении зодчий:
“Осень. Тучи. Прекрасна земля!” —
Держат купол бессмертие строчек.

Веет ветер, песками шурша,
Ни дворцов, ни лачуг не жалея,
Но жива, как и прежде, Айша
В этих смуглых камнях мавзолея.

Благородство ее красоты
В этих строках, простых и высоких,
В этих стенах, где, вспыхнув, цветы
Не растратят подземные соки.

Так же ярок их летний наряд
Ранним утром и полночью лунной,
Как и восемь столетий назад
Под ногами красавицы юной.

Вновь и вновь мы приходим к Айше...
Сквозь запреты, сковавшие цепью,
Поклонение женской душе
Подняло мавзолеи над степью!

Кыз-Жибек и Баян, как заря.
Над краями восходят моими.
“Осень. Тучи. Прекрасна земля”,
Где возвышено женское имя!





РОДНОЙ ЯЗЫК

Когда ко мне приходит вдохновенье
И, словно жаром, словом обжигает,
То я многоязычна в то мгновенье —
Меня любая птица понимает
И снег, мелькнувший голубою тенью.

Не спорь со мною, дорогой, не надо!
В миг вдохновенья мне послушны бури,
Понятны мне и слезы, и отрада
Петрарки, что склоняется к Лауре,
И Байрона я слышу в шуме сада.

Мои стихи поднимутся цветами,
Заговорят дубравами России.
И если пенье птиц под облаками
На музыку переводил Россини,
То станет эта музыка — стихами!

Перевожу я с языка земного!
Борьба ума и сердца — изъяснима,
Понятна тайна шороха лесного
И над кострами колебанье дыма —
Все обретет во мне живое слово!

Я дам язык лесам в долине горной,
Я силой слов смогу металл разрушить.
Как эту ночь, как звезд высоких зерна,
Я понимаю родственную душу
И светлый разум негритянки черной.

Реченья чистых рек я понимаю
И куст, который превращают в пламя.
Я всеми языками обладаю,
Но на казахском говорю я с вами,
На нем одном за землю отвечаю!




ПЕСНЯ СОЖАЛЕНИЯ

На языке, на кончике его
Возлюбленного имя я носила.
От слёз моих, от смеха моего
Поднялся город, степь заговорила.

К домам пробили русла арыки,
Взошли сады над пустошью седою,
Остановили корни трав пески,
И соловей защёлкал над водою.

Белела крепость вечным кирпичом,
На молоке замешанном недаром,
И вздрагивала солнечным лучом
Струна домбры под мастерским ударом.

Седой пастух, чеканщик и гончар
Внимали песне, славной и доныне…
Моя любовь – разрушенный Отрар,
Идём с тобой по черепкам да глине.

Дома и башни затянул песок,
Звенит песок, зовёт песок кого-то…
Кто уберечь любви своей не смог –
Тот в город свой открыл врагу ворота!

Остался пепел от любви моей.
Летит стервятник к древнему пожару…
Я не хочу, чтоб так в душе людей
Разрушилось по одному Отрару!

Перевод Н. ЧЕРНОВОЙ

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker