Женская поэзия

Тагер Елена (Анна Регатт)

Опубликовано: "Сибирское наследие", №1, 2004 года
Оригинал материала находится по адресу:
www.irklib.ru/nasled/1/4.htm


Комитет Государственной безопасности СССР
Управление по Ленинградской области
11 марта 1990 года № 10/28-517 ЛенинградФото из кн.: Куклин Г.О. Рассказы. - Братск, 2003.

Куклин Георгий Иосифович, 1903 года рождения, уроженец д. Игнатьевo Нижне-Илимского района Иркутской области, русский, гражданин СССР, беспартийный, писатель, проживал: Ленинград, кан. Грибоедова, д. 9, кв. 4.
Жена – Мандрыкина Людмила Алексеевна, 30 лет (в 1938 году) (В 1957 году проживала: Ленинград, Невский пр., д. 136, кв. 13)
Арестован 5 февраля 1938 года Управлением НКВД по Ленинградской области.
Обвинялся по ст. 17, 58-8 (подстрекательство к террористическому акту), 58-11 УК РСФСР (организационная деятельность, направленная к совершению контрреволюционного преступления).
23 сентября 1938 года Военная Коллегия Верховного Суда СССР приговорила Куклина Г.И. к тюремному заключению сроком на 8 лет, с последующим поражением в политических правах сроком на 3 года.
В деле имеется заявление жены Куклина Г.И. – Мандрыкиной Л.А., из которого следует, что Куклин Г.И. умер 9 ноября 1939 года в г. Красноярске, в тюремной больнице.
Определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 4 февраля 1958 года приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 23 сентября 1938 года в отношении Куклина Г.И. отменен, и дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.
Куклин Г.И. по данному делу реабилитирован.

Источники:
Распятые / Автор-составитель Захар Дичаров. Санкт-Петербург, 1994.
Библиотека Александра Белоусенко – 25 января 2003.



УЧИТЕЛЮ С БЛАГОДАРНОСТЬЮ
Странички из жизни писателя-сибиряка

Одному из нас посчастливилось как-то отыскать у ленинградских букинистов книжку необычной судьбы. Вот она лежит перед нами – в обветшавшей за более чем полувековую жизнь скромной бумажной обложке, ставшая ныне библиографической редкостью – первая книга писателя-сибиряка Георгия Куклина.

Открываем обложку. Черным рубленым шрифтом бросается в глаза название – «Краткосрочники». Читаем дарственную надпись автора: «Борису Михайловичу с благодарностью за университетские дни – моя первая книга. Г. Куклин. Вас. Остров.19. IХ. 29 ».

Борис Михайлович – кто он? Почему именно ему с благодарностью дарит свою первую книгу автор? Как попал юноша из сибирской глухомани в Ленинград, в аудитории университета? Как стал писателем?

Разгадка происхождения дарственной надписи Георгия Куклина вместила не только основные страницы короткой жизни писателя. На пути к ней мы встретимся с его наставниками, друзьями по литературной работе. Итак, в путь…

Страничка первая: «Знать как можно больше…»

Георгий Осипович Куклин родился 25 мая 1903 г. в деревне Игнатьево под Нижнеилимском в крестьянской семье. Как и другие крестьянские дети, Георгий умел промышлять рыбу, зверя, кедровую шишку. Но обладал мальчик и еще одним – редким – умением: видеть красоту природы и восторгаться ею. И еще – любил читать книги. Односельчане вспоминают: «Страсть как зачитывался книжками».

Окончив в деревне Черемхово школу-трехлетку, Георгий в 1914 г. поступил в Нижнеилимское начальное училище. В архиве илимского краеведа-энтузиаста В.А. Елизарова хранятся письма педагога этого училища С.И. Косыгина. В письмах-воспоминаниях рисуется привлекательный образ будущего писателя – смышлёного, деятельного, прямого в суждениях паренька. Но главное, что учитель особенно подчеркивает, – Георгий учился всегда очень хорошо, был первым в классе.

Осень 1918 г. Училище позади. Но тяга к знаниям не удовлетворена. По вечерам в семье Куклиных не утихают споры. Старший брат Василий, красный партизан, – за то, чтобы Георгий продолжал ученье. Родители сомневаются – на какие средства? Да и зачем? Лучше крестьянствуй. А время-то какое... По дорогам – облавы, расстрелы…

Спрашивают мнение Георгия. «Хочу учиться, – отвечает он. – И помощи мне не надо».

... Через несколько дней пешком, с котомкой за плечами, пятнадцатилетний юноша уходит в уездный Киренск. Успешно сданы вступительные экзамены, и Георгий Куклин становится слушателем учительской семинарии. А в 1920 г., учащимся последнего класса семинарии, Георгий приехал в Нижнеилимск и с головой окунулся в бурное половодье новой жизни. Брат Василий работал в это время председателем сельского совета. Не отстает от него и Георгий. Он оказался в числе зачинателей нижнеилимского комсомола.

И вот Георгий Куклин – учитель. Казалось бы, цель достигнута. Но почему вечерами юноша снова садится за книги и читает, читает до полуночи? Что еще нужно ему, неугомонному?

Смелая мечта увлекла Георгия – университет. Молодой учитель готовится к новым экзаменам, к новым трудностям. Они не страшат юношу: он решителен, силен, жизнерадостен. Энергии и целеустремленности этого крестьянского парня можно только по-хорошему позавидовать. Георгий Куклин с детских лет поставил перед собой великую цель – знать, как можно больше. И всю свою короткую жизнь посвятил достижению этой цели. Подчеркнем – успешному достижению.

В архиве В.А. Елизарова можно познакомиться с письмами И.К. Ступина, односельчанина и однокашника будущего писателя. И.К. Ступин вспоминает: «В 1923 году мы встретились с Георгием в Иркутске, где он учился на втором курсе в университете... Георгий писал стихи, рассказы и читал нам. Был знаком с писателем Иосифом Уткиным и редактором газеты “Власть труда” Г.А. Ржановым. Ему прочили большое будущее».

Среди наставников Георгия Куклина в Иркутском университете был молодой в ту пору ученый-литературовед М.К. Азадовский. Он обратил внимание на поразительные способности студента. Как-то Азадовский поручил Георгию подготовить сообщение по сравнительно узкой историко-литературной теме. Через неделю на семинаре преподаватель услышал от студента обстоятельный и глубокий доклад не только по заданному вопросу, но и по ряду смежных. В беседе М.К. Азадовский выяснил: готовясь к докладу, Георгий Куклин «перевернул» гору литературы.

Учился Георгий отлично. Поэтому после окончания второго курса он в числе нескольких лучших студентов был переведен на факультет общественных наук Петроградского университета. Так уроженец сибирской деревни Игнатьево попал на берега Невы.

Страничка вторая: «Первые шаги»

Сегодня можно только предполагать, что М.К. Азадовский поручил способного студента заботам своего коллеги и друга Б.М. Эйхенбаума, который преподавал как раз в ту пору в Петроградском университете. Едва лишь Георгий Куклин появляется в Петрограде, как тотчас же записывается в семинар к Эйхенбауму. Под руководством талантливого педагога и крупного ученого изучает он славную историю отечественной литературы. И не только историю – литературную технику, теорию литературы, специальные курсы по творчеству Л.Н. Толстого, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова... Круг бесед со студентами у Б.М. Эйхенбаума поистине необозрим.

Осенью 1925 г. Георгий Куклин завершает ученье. В архиве Ленинградского университета сохранилось свидетельство за № 678 от 8 сентября 1925 г. Вот текст его: «Предъявитель сего Куклин Георгий Осипович, родившийся 12 мая (25 мая по н. ст. – Вел. П., Вл.П.) 1903 года, поступивший в 1921 году в Иркутский университет, переведенный в 1923 году в Петроградский Государственный университет, выполнил к 5 мая 1925 года все требования учебного плана отделения языковедения и литературы факультета общественных наук…»

После окончания университета и службы в армии Георгий Куклин поселился в Ленинграде, на прославленном Васильевском острове. Работал учителем в школе фабзавуча, библиотекарем, редактором в издательстве «Красная газета». Не прерывались у него дружеские связи с наставниками и товарищами по университету.

Людмила Алексеевна Мандрыкина, покойная ныне жена писателя, вспоминала: именно в конце 20-х гг. Георгий Куклин особенно тесно сблизился с Б.М. Эйхенбаумом. Эйхенбаум поощрял его занятия литературой и приветствовал первые удачные шаги. Дома у Куклина в ту пору собирались близкие ему по духу и направлению творчества молодые писатели-ленинградцы, среди которых выделялся однокашник Георгия по университету, автор нашумевшего романа «Форд» Юлий Берзин. Забегали «на огонек» также Сергей Спасский, Николай Чуковский, Елена Тагер. За непременным чаем обсуждались написанные рассказы и стихи, намечались совместные поездки.

Куклин Г. Сквозь ветерИногда молодые писатели, рассказывала Л.А. Мандрыкина, шумной гурьбой вваливались в маленькую квартирку Б.М. Эйхенбаума. Споры и задушевные беседы затягивались до глубокой ночи.

Первое большое произведение Георгия Куклина – повесть «Краткосрочники» – появилось в издательстве писателей в Ленинграде в 1929 г.

Для писателя первая книга – громадная, ни с чем не сравнимая радость. С кем же поделиться ею? Очевидно, с самыми близкими ему людьми, с теми, кто помогал автору ступить на нелёгкий литературный путь и достичь на этом пути успеха.

На одном из экземпляров писатель делает дарственную надпись своему школьному учителю С.И. Косыгину: «Моему учителю, первому кто помог мне почувствовать образ». На другом экземпляре, подаренном университетскому наставнику и старшему доброжелательному другу Эйхенбауму, появляются такие слова: «Борису Михайловичу с благодарностью за университетские дни – моя первая книга».

Теперь мы знаем, кому, когда и почему была подарена автором его первая книга. Прочитана еще одна страничка из богатой событиями, но – увы! – малоизвестной современному читателю жизни талантливого писателя-сибиряка.

Встречи у Б.М. Эйхенбаума, бурные товарищеские споры запомнились надолго – молодые писатели получили хороший творческий заряд. Издательство писателей в Ленинграде формирует из молодых «Северную Бригаду» и направляет ее путешествовать до заново отстраивающегося Мурманска, а затем по всей береговой линии Кольского полуострова. Поездка была неимоверно трудной, но принесла множество впечатлений. Одна за другой, сначала в Ленинграде, а затем в Москве, в издательстве «Молодая гвардия» в 1931 г. выходят книги очерков «Сквозь ветер» (авторы – Георгий Куклин, Сергей Спасский, Елена Тагер, Николай Чуковский) и «Остров Кильдин» (авторы те же, за исключением Е. Тагер).

Георгий Куклин работал в тот период с невероятным вдохновением и упорством, как будто предвидел, что судьба отвела ему считанные годы. Друзья отмечали поистине моцартианское начало в его творческом труде – он всегда был вдохновенным и светлым. Диву даешься, когда узнаешь, что, несмотря на поездки, несмотря на занятость коллективными изданиями, писатель без устали, ночами, работает над рассказами и давно задуманным романом о строительстве Урало-Кузнецкого комбината. В том же 1931 г. выходят книга его рассказов с загадочным названием «Непредвиденные записи», повесть «Школа», а уже в следующем, 1932 -м, – роман «На гор». Все три книги были выпущены издательством писателей в Ленинграде.

В это же время рассказы и очерки молодого писателя печатались в ведущих литературных журналах – «Красной нови», «Литературном современнике», «Звезде», «Резце», в основанном A.M. Горьким журнале «Наши достижения». Георгий Куклин, подобно метеору, стремительно входил в самую гущу литературной жизни тридцатых годов. Он знакомится и сближается с Николаем Зарудиным, Николаем Заболоцким. Сердечным его другом становится даровитый писатель Иван Катаев.

Страничка третья и… последняя: « Прерванная песнь»

Произведения Георгия Куклина находили путь к читательским сердцам. Когда сейчас перечитываешь их и задумываешься о причинах творческого успеха молодого писателя, первое, на что невольно обращаешь внимание, – их близость к реальной, невыдуманной жизни. Конкретны и остры сюжеты рассказов и очерков. Герои повестей и романов – живые люди. В их биографиях отразился богатый и непростой жизненный опыт автора. Но чего нет в произведениях Георгия Куклина – риторического звона, призывов к безусловному разрушению старого мира.

Куклин Г. Рассказы / Сост., вступ. ст. А.Д. Кузнецова; Коммент. Л.С. Кобяковой. Братск, 2003.И это не случайно. Круг писательского общения Куклина вырабатывал и использовал художественные принципы, которые были органично связаны с нравственными и эстетическими началами великой русской литературы. В двадцатых годах при редакции журнала «Красная новь» сложилась группа писателей, получившая поэтическое имя «Перевал». В нее входили и известные поэты Эдуард Багрицкий, Михаил Светлов, и писатели-прозаики Иван Катаев, Николай Огнев, Михаил Пришвин. При всем несходстве творческих индивидуальностей представителей «Перевала» все члены группы были едины в главном – они хотели писать честно.

Георгий Куклин, как и его ленинградские товарищи по перу, вошел в состав «Перевала» значительно позднее, но благодаря дружеской близости с Иваном Катаевым принял самое активное участие в деятельности группы. После писательского съезда в 1934 г. различные литературные группировки перестали существовать. Закрылись многие издательства. Работать стало труднее. Писатель уходит от злободневных тем современности в историю. В 1935 г. в Москве новым – центральным – издательством «Советский писатель» выпущен роман Куклина «Учителя». Он повествовал о событиях начала века – жизни политических ссыльных в Сибири в период первой мировой войны.

Обращение к истории натолкнуло Георгия Куклина на мысль – написать историческую трилогию о родном Илиме. Он навещает родных, земляков, работает в архивах, собирая материал. Замысел вызревал обширный – трилогия должна была охватить большой исторический промежуток: от политической ссылки на Илим, революционных событий в феврале и октябре 1917 г., гражданской войны до начала коллективизации. О самой коллективизации Куклин писать не хотел.

Но планам писателя не суждено было осуществиться. Георгий Куклин подвергся необоснованному аресту и погиб тридцати шести лет от роду, в расцвете творческих сил. О времени кончины писателя нет пока точных данных. Вдова писателя называла 1938 г. «Краткая литературная энциклопедия» указывает ноябрь 1939 г. и место смерти – Красноярск. Если это так, прах писателя покоится в родной сибирской земле.

Трагической оказалась и судьба того, кому в далеком 1929 г. подарил свою первую книгу начинающий писатель. Б.М. Эйхенбаум был репрессирован. Погибли в сталинских лагерях друзья Куклина Иван Катаев, Юлий Берзин, Николай Зарудин; испытали ужас лагерей и ссылок Елена Тагер, Сергей Спасский, Николаи Заболоцкий...

Всего десять с небольшим лет работал в литературе Георгий Куклин, но сделано им за этот до жути короткий срок немало.

Потомкам остались книги талантливого писателя. В собрании одного из авторов этого очерка представлены почти все прижизненные издания произведений Куклина – они заняли целую полку. Осталась добрая память о великом труженике, искателе правды, хорошем товарище, верном сыне Илима.

Велимир Петрицкий, Владимир Петрицкий
г. Санкт-Петербург

 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker