Благо-
Творительность

Авторы сборника

Шефнер Вадим

Публикация в сборнике "Шрамы на сердце"

Россия, Санкт-Петербург 1914-2002



Родился в Петрограде в семье пехотного офицера. Поэт, прозаик, фантаст, переводчик. Участник войны. Старший лейтенант. Награжден орденами и медалями. Писать стихи начал в детстве. Первое стихотворение вышло в журнале «Резец» (1933). 1938 году был принят в объединение молодых поэтов при Союзе писателей. Удостоен Государственной премии России имени Горького (1985).



* * *
По взморью иду, вспоминая погибших друзей,
Которые моря не видят уж многие годы,
Не видят земли, потому что покоятся в ней,—
На что им теперь небеса, и равнины, и воды.

Я вижу за них, как в свободном пространстве морском
Холодные волны идут на закат молчаливо
И парус белеет живым и небрежным мазком,
Живым лепестком на шершавой ладони залива.

Прибрежный песок огневые занес рубежи,
В развалинах дотов гнездятся счастливые птицы...
Осенняя память моя, помоги, подскажи,
Напомни былое, которое больше не снится.

Давно отстоялась нежданная горечь потерь,
Давно по друзьям все грома и ветра отрыдали,
Как будто сквозь сумерки лица их вижу теперь,—
Иль зренье души постепенно слабеет с годами?

Иль это растет равнодушия мутный ледок?
Иль память немеет, готовясь ко дню расставанья?
Иль мчится сквозь душу бушующий жизни поток,
Событий поток, размывающий воспоминанья?..




22 ИЮНЯ

Не танцуйте сегодня, не пойте.
В предвечерний задумчивый час
Молчаливо у окон постойте,
Вспомяните погибших за нас.

Там, в толпе, средь любимых, влюблённых,
Средь весёлых и крепких ребят,
Чьи-то тени в пилотках зелёных
На окраины молча спешат.

Им нельзя задержаться, остаться -
Их берёт этот день навсегда,
На путях сортировочных станций
Им разлуку трубят поезда.

Окликать их и звать их - напрасно,
Не промолвят ни слова в ответ,
Но с улыбкою грустной и ясной
Поглядите им пристально вслед.




МИЛОСЕРДИЕ

Верю в добрых сердец бессмертие.
В солнце мира и тишины.
Милосердие! Милосердие!
Это слово старше войны.

В человечества годы ранние
Неизвестная медсестра
Над охотниками израненными
Хлопотала возле костра.

Милосердие! Слово вещее,
Ты и нам сияло во мгле,—
Наклонялись над нами женщины
Под огнем на ничьей земле.

И когда все войны забудутся,
Все оружье на слом пойдет,
Все надежды людские сбудутся,—
Милосердие не умрет.

...В гимнастерке ль, в платье заплатанном,
С горькой складочкою у рта,
Как нужна ты нам в веке атомном,
Терпеливая доброта!




* * *
Нам снится не то, что хочется нам,
Нам снится то, что хочется снам.

На нас до сих пор военные сны,
Как пулеметы, наведены.

Они нас вталкивают в поезда,
Везут, не спрашивая куда.

И снятся пожары тем, кто ослеп,
И сытому снится блокадный хлеб.

И те, от кого мы вестей не ждем,
Во сне к нам запросто входят в дом.

Входят друзья довоенных лет,
Не зная, что их на свете нет.

И снаряд, от которого случай спас,
Осколком во сне настигает нас.

И, вздрогнув, мы долго лежим во мгле
Меж явью и сном, на ничьей земле.




ПАМЯТИ НЕИЗВЕСТНОГО

Склонясь над раскрытой тетрадью,
Сидит одинокий старик.
О голоде и о блокаде
Ведет он вечерний дневник.

Без вычерков и многоточий,
Печальною правдой томим,
Потомкам поведать он хочет
О том, что испытано им.

Мерцает коптилка во мраке,
И тени теснятся толпой,
Бредет карандаш по бумаге,
Петляя, как странник слепой.

И длится с грядущим беседа,
И нижутся в строки слова,
И светлая вера в победу
В душе летописца жива.

А в небе — гуденье, гуденье,
Винтов нарастающий звук,
И в «юнкерсе» через мгновенье
Раскроется бомбовый люк.

Полмига осталось, полмига.
Ты слышишь свистящий полет?..
Но все еще пишется книга,
Которой никто не прочтет.




* * *
Память о сорок первом
О, рассвет после ночи бессонной,
И трава в оловянной росе,
И шлагбаум, как нож, занесённый
Над шершавою шеей шоссе!..

Мы шагаем - и головы клоним,
И знобит нас, и тянет ко сну.
В дачном поезде, в мирном вагоне
Лейтенант нас привёз на войну.

Нам исход этой битвы неведом,
Неприятель всё рвётся вперёд.
Мой товарищ не встретит Победу,
Он за Родину завтра умрёт.

...Я старею, живу в настоящем,
Я неспешно к закату иду, -
Так зачем же мне снится всё чаще,
Будто я - в сорок первом году?

Будто снова я молод, как прежде,
И друзья мои ходят в живых,
И ещё не венки, а надежды
Возлагает Отчизна на них...




ВЕСТЬ

Когда мне приходится туго -
Читаю в ночной тишине
Письмо незабытого друга,
Который убит на войне.

Читаю сухие, как порох,
Обыденные слова,
Неровные строки, в которых
Доныне надежда жива.

И всё торопливое, злое
Смолкает, стихает во мне.
К душе подступает былое,
Как в грустном возвышенном сне.

Весь мир этот, вечный и новый,
Я вижу - как будто с горы,
И вновь треугольник почтовый
В шкатулку кладу до поры.



ПРАЗДНИК НА ЕЛАГИНОМ ОСТРОВЕ

Ракеты взлетают над лугом,
Над парком летят наугад.
Смотри, с каким детским испугом
За ними деревья следят.
Как будто сегодня не праздник,
И новый надвинулся бой,
Как будто готовятся к казни,
Не зная вины за собой.
Они улететь бы хотели
От этих веселых зарниц;
Трепещут их зыбкие тени
Крылами испуганных птиц.
Как будто в их памяти тайной
Под взлет карнавальных ракет
Зажегся тревожно-печальный
Военный, не праздничный свет.

Чертополохом поросла могила,
Забыты прежних воинов дела,
И девушка сперва о нем забыла,
Потом состарилась и умерла.

Но, в сером камне выбитые, строго
На склоне ослепительного дня
Горят слова: "Пусть далека дорога,
Но я вернусь. Не забывай меня."

1939



ДЛЯ КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ

Верим в победу!
Против нас полки сосредоточив,
Враг напал на мирную страну.
Белой ночью, самой белой ночью
Начал эту чёрную войну!

Только хочет он или не хочет,
А своё получит от войны:
Скоро даже дни, не только ночи,
Станут, станут для него черны!

1941, 23 июня, Ленинград
 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker