Благо-
Творительность

Авторы сборника

Шарков-Соллертинский Юрий

Публикация в сборнике "Шрамы на сердце"

Россия, Москва 1915- 2005



Родился в Петрограде. Участник финской, Великой Отечественной и советско-японской войн. Воинское звание лейтенант. Окончил Московский Геологоразведочный Институт (МГРИ) (1939). Геолог. Кандидат геологических наук. Длительное время преподавал в МГУ им. Ломоносова. Поэтический дебют состоялся в 1939 году. Автор 4 поэтических книг. Член СП СССР (1991). Награжден многочисленными орденами, медалями.



БЕРЕСКЛЕТ

Следов войны не видно средь полей.
Холмы могил и капониры пушек,
Зигзаг окопов, ямы блиндажей
Остались по лесам и вдоль опушек.

Рассеянный их не заметит глаз.
Стоят над нами строгие деревья.
Войну как будто спрятали от нас,
Чтоб дать покой оставшимся деревням.

Но даже если в лес ты забредешь,
Под пологом березы и осины
Так тихо, что не сразу и поймешь,
Как страшно здесь когда-то рвались мины.
И только — вот пустяк — в глуши
                                               кустов,
Над холмиком, у светлой речки где-то,
Увидев капли ягод меж кустов,
Кроваво-красных ягод бересклета,

Почувствуешь, что болен той войной,
Что от себя ее нигде не спрячешь.
Неслышно странствует она с тобой,
Перед глазами влажными маяча.

Не так, чтоб бой вдруг на поле пустом
Возник и бушевал бы с прежней силой.
Но — кровь на пыльной желтизне листов
И безымянные навек могилы...




ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Тихая луна легла на крышах.
Та луна, что бегала за мной
Столько трудных лет без передышек
Над своей и над чужой землей.

Что светила ночью на погоны
Сквозь пробитое стекло грузовика,
Что сюда, на мирные балконы
Я принес на кончике штыка.

О... теперь включайтесь все моторы
Сердца, крови, разума, души!
Впереди - таинственные горы
Режут тучи зубьями вершин.

За семь лет ушли за перевалы
От меня упорные мечты.
Догоню, во что бы то ни стало,
У любой затерянной версты!

Будут зори на усталом стане
Над кострами тихо догорать.
А луна? Она еще заглянет,
Удивленная, в мою тетрадь.



* * *
Семь человек, однополчан, за год,
Что я бродил землею многоликой,
Ушли... вперед. Кончается развод
По небесам солдат Войны Великой.

Рука бела. Большая ночь темна.
Висит созвездья опустевший ковшик.
Стою у темного, как смерть, окна.
Вина налил. И поднял за усопших.

Один стою. В окне не рассмотреть,
Надолго ли и что кому осталось.
Шальная пуля может облететь,
Но никогда не промахнется старость.




* * *
Войну мы помним по движенью ночи,
По вкусу слез, по трепету листов,
По черным пепелищам у обочин,
По запаху раздавленных цветов.

Теперь спокойно все. Солдаты
Пришли домой. Отмыли кровь и грязь.
И мирный дым, широкий и крылатый,
Вливается в зарю, клубясь.

Не пахнут горем крепкие ромашки.
И в первый раз за много-много лет
Надели клены чистые рубашки,
Чтоб человек, смеясь, не помнил бед.

И только женщина разлюбленная плачет,
Сомкнув ресницы. Старая беда.
И страшно, что не может быть иначе
И будет и в войну, и в мир,
                                                всегда.

 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker