Благо-
Творительность

Авторы сборника

Федотов Виктор

Публикация в сборнике "Шрамы на сердце"

Россия, Москва 1922-2005



Родился в Москве. Участник войны. Выпускник Великоустюгского военного пехотного училища (1942). Выпускник Литинститута им. А.М.Горького (1949). Служил в Московском округе ПВО, в газете «Красная звезда». Подполковник. Член СП СССР (1970). Автор 18 книг стихов. Награжден многочисленными орденами и медалями, Почетной грамотой Президиума ВС РСФСР (1982). Лауреат литературных премий.




* * *
А не пора ль мне позабыть,
где, как я воевал,
края, где приходилось быть,
где долгим был привал?
Придется ли мне повидать
арктические льды,
узнать безмолвья благодать,
вой вьюг на все лады?
Там нет расчетливых людей,
там деньги не нужны,
объятья белых медведей
не очень-то нежны.
Но вряд ли я и там смогу
не вспомнить о друзьях,
про кровь на мартовском снегу
в простреленных краях.




* * *
Забвенье б дал сон в постели,
не болела б душа ни о чем,
и трюмы б забот опустели,
и мысли б не били ключом.
Так переменилось все круто,
одно оскуденье вокруг,
есть бездна, и нет парашюта,
я сам себе больше не друг:
терпимость свою проклинаю
к тому, что опутала ложь,
со стрежени вытеснен к краю,
где зыбкость
болотная сплошь.
Но небо зовет голубое,
зовет даль с зеленой травой,
еще я не вышел из боя
последней войны мировой.




* * *
Мы в бой идем.
Исчерчены двухверстки,
и в уголках
на карте полевой
моих стихов
привычные наброски
немного наспех
схвачены строфой.
И тут же обозначены
заряды,
прицелы,
угломеры,
ориентир...
Здесь бой и труд
ужились рядом,
штык и перо,
война и мир.




МАСШТАБЫ

Смотрю на карту — как же это рядом;
здесь шли на Мгу, а тут на Красный Бор!
Другая карта и с другим масштабом,
а в памяти двухверстка до сих пор.

Все находил в ней: озеро, болото,
была подробность всякая видна,
пусть от деревни лишь одни ворота,
а все деревней значилась она.

И дрались за нее. И из подвалов
крестьяне выходили к нам гуртом...
Где стрелы красные чертил,
бывало, теперь тире уместится с трудом.




* * *
О войне рассказано не все,
все и рассказать-то невозможно,
оттого так горько и тревожно:
сколько же с собой мы унесем!..




НА САМБАТУКСКОЙ ВЫСОТЕ

Горящий танк последний выстрел
по доту сделал и замолк,
и тут же ураганно быстро
влетел в село стрелковый полк.

Повзводно двигалась пехота,
забыв о гибельной версте,
вряд ли тогда подумал кто-то:
«А что же там, на высоте?!»

Прошли года. На этой самой
кремнистой высоте стою.
Оградой окружен, как рамой,
тот танк. А слева, на краю,

в пяти шагах и дот разбитый.
Железо рваное. Бетон.
Какая даль была открыта
противнику со всех сторон!

Была позиция что надо —
все складки местности видны...
И два врага — дот с танком рядом,
как иллюстрация войны.




* * *
Вот женщина идет,
она с самой войны живет одна,
все не вдова и не жена.

Муж юный без вести пропал,
когда от Минска отступал,
никто не видел, где упал.

Не женщина — мешок костей:
плач неродившихся детей
навек отнял покой ночей.

Жизнь, отданная одному!
Давно простила все ему —
к какому грудь прижать холму?

И есть ли он, могильный холм,
на месте памятном каком?
И это все как в горле ком...




* * *
Стихи о войне — это сказки
остывшей от боя души,
ей вдруг захотелось огласки,
и просит и жаждет: пиши!

Да где же найти его, слово,
чтоб слово могло рассказать
о чувствах солдата живого,
а мог бы убитым он стать.

Возможно ль оно, описанье
сраженья? Оно как мираж.
Да это предмет рисованья.
А словом-то что передашь.

Тут больше поведают звуки,
которым доступно сказать,
как действуют смелые руки,
а сердцу приказ есть молчать.




ЕЩЕ ВЧЕРА

Я вижу ленты за ранение
на офицерских кителях,
как нам, им выпало сражение
на окровавленных полях.

С героями Афганистана
могу на равных говорить:
мне не одна досталась рана
и я убитым мог бы быть.

Десантной роты капитану
с такой знакомою судьбой
напоминать о том не стану,
что знал потяжелее бой.

Но отчего-то, отчего-то
в душе завидую ему,
еще вчера за ним шла рота,
ему лишь веря одному.
 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker