Благо-
Творительность

Авторы сборника

Суслович Никита

Публикация в сборнике "Шрамы на сердце"

Россия, Москва 1935-1986



Родился в Минске. Пережил блокаду Ленинграда. Окончил ВВМУ им.Фрунзе (1957) и Литинститут им. А.М.Горького. Капитан 2 ранга. Служил на Балтике и в Москве, где много лет был автором сценариев и ведущим Дня ВМФ. Как поэт дебютировал в многотиражке Кировского завода (1953). Член Союза Писателей СССР. В Калининграде руководил литературным объединением. Автор восьми сборников стихов.




22 ИЮНЯ

Я первый день войны
Запомнил крепко,
И эту память
Время не берет.
Я вижу, как отец
Сжимает кепку,
Как мать
Глядит потерянно
Вперед.
И я гляжу...
Я рад, что марши льются,
Что громко
Песни про войну звучат.
Над нами — репродуктор
Черным блюдцем,
Вокруг — толпа,
И все в толпе молчат.
Гремят оркестры...
Скоро их заглушит
Блокада
Беспощадной немотой.
Еще я помню
Магазин игрушек.
Он в воскресенье
Был совсем пустой.
На ярких полках
Мишки не грустили.
Наряды кукол
Празднично цвели,
А мне — большой
Зеленый танк
Купили
И тут же, в магазине,
Завели.
Он полз,
Ничуть не страшный,
Близко-близко,
По краю деревянного стола.
Летели электрические искры
Из жестяного тонкого ствола.
А над Невой
Метался ветер шалый,
И мы втроем бродили допоздна.
Коробка
Мне нисколько не мешала,
Я шел и пел...
Так началась война.



* * *
Курсантский эшелон
Вошел в Калининград,
Качнувшись,
Встал вагон —
Теплушки младший брат.
Затих колесный стук:
На площадь — выходи!..
Развалины вокруг,
А служба —
впереди.
На плитах росчерк пуль.
Вчера была гроза,
Но буйствует июль,
И в сердце,и в глаза
Врывается листва,
Взрывается заря.
Мечта всегда права,
Когда зовет в моря.
Оркестр играет марш,
И гром летит в зенит,
А шаг матросский наш
Врубается в гранит.
Лишь двадцать за спиной,
Гул моря вдалеке,
И все мое — со мной
В заплечном вещмешке.




УБЕЖИЩЕ

Едва ли
               отыщу тот самый
Обычный городской подвал,
Где я когда-то
                 вместе с мамой
Почти полгода ночевал,
Где стол застрял
                         в проходе узком,
Гнездились нары
                              в два ряда,
И свечка догорала тускло,
Как отдаленная звезда.
Был голос мамы слаб, но ровен.
В подвале стыла тишина,
А наверху — меж стен и бревен —
Блуждали голод и война.
Прожекторами
                     ночь слепила,
Бумажный крест белел в окне,
И навзничь падали стропила,
Сгорая в медленном огне.
А здесь —
              подрагивал огарок,
Ватин затрепанный не грел,
Но рядом, на холодных нарах,
Клинок чапаевский горел,
Неслась буденновская лава,
Сверкала труб военных медь,
Егорка
                с моряками плавал —
Веселый, ласковый медведь.
Читала мама все слышнее,
А мы лежали, пацаны,
И были в этот миг сильнее
Фашистов,
            голода,
                        войны.




НА ПЕРЕДОВОЙ
                       Евгению Воробьеву


За полчаса
                 подъедем к фронту,
Где у вчерашних рубежей
В ночной туман
                        впрессован контур
Противотанковых ежей.
Венков
                  алеющие ленты
Как госпитальные бинты.
Снег побелил
                    у монумента
Полураздетые кусты.
Покрылись изморозью плиты,
И, не смежив
                       бессонных глаз,
Солдаты
                смотрят из гранита,
О чем-то спрашивая нас.
Исчезла
            гарь пороховая
С огнем и каплями свинца,
Но пролегла
                     передовая
Через солдатские сердца.
Все реже
                   тлеющие угли
Летящих над асфальтом
                                       фар,
Уже
            прожекторы потухли,
И только в памяти
                               пожар.
Рассвет
в ракетницу запаян,
Взведен заждавшийся курок.
И надо жить —
                        не отступая.
Для отступленья
                        нет дорог!


* * *
...Идут ночами
Маршевые роты:
Я из окна
Увидел их, живых.
Тяжелый шаг
Бойцов морской пехоты
Впечатан в лед
Блокадных мостовых.
Шли, не забыв
Про голод и усталость,
И ненависть качала их штыки,
И ленточка матросская
Касалась
Ребячьей обескровленной щеки.
Здесь ночью
Ни прохожих, ни движенья.
Дома и скверы —
Вдоль передовой.
Высокий ток
Земного притяженья
Исходит от безмолвной мостовой.
Солдаты
Сами выбрали дорогу,
Не отреклись от общего пути,
И, если ты сумеешь —
С ними в ногу,—
То сможешь
До бессмертия дойти...
 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker