Благо-
Творительность

Авторы сборника

Соколов Владимир

Публикация в сборнике "Шрамы на сердце"

Россия, Москва 1928-1997



Родился в Тверской области. Поэт, переводчик. Член СП СССР (1953), международного Pen-клуба (1992). Дебютировал в «Комсомольской правде» (1948). Окончил Литинститут им.А.М.Горького (1952). Кавалер орденов Знак Почета, Трудового Красного Знамени, Кирилла и Мефодия I степени (НРБ). Лауреат Госпремии СССР (1983). Первый лауреат Пушкинской премии (1994). Автор 30 книг стихов и переводов. В Москве открыт музей (2007). Стал главным лирическим летописцем поколения детей войны.




В СОРОК ВТОРОМ

Во флигельке, объятом лютой стужей,
В сорок втором, чтобы согреть сестру,
Я бросил в печку сказки братьев Гримм.

Железная печурка загудела.
Сидели мы, коленки обхватив,
Уставясь в жар, в распахнутую дверцу.

Там замки рушились, дома горели,
То великан, то карлик погибал...
Потом все стало только горсткой пепла.

А за окошком слабым вьюга крепла.
Как тень прохожий редкий пробегал.

Теперь, когда об этом вспоминаю,
Когда так много лет и зим прошло,
Меня на миг, как будто сам сгораю,
Охватывают ужас и тепло.




* * *
Уже война почти что в старину.
В ряды легенд вошли сражений были.
По книжкам учат школьники войну,
А мы ее по сводкам проходили.

А мы ее учили по складам
От первых залпов городских зениток
До славы тех салютов знаменитых,
Которых силу я не передам.

Войну, что опаляла наши дали,
В века отбрасывая зарев тень,
В холодных классах нам преподавали
И на дом задавали каждый день.

И мы прошли под зимний звон ветров
И песен, порохом ее пропахших,
От тяжких слов о гибели отцов
До возвращенья без вести пропавших!

Я речь о том повел не оттого,
Что захотелось просто вспомнить детство,
А потому, что лишь через него
Я в силах в быль великую вглядеться

И рассмотреть, что в грозном том году
И мы забыли тишь (без сожалений!),
Чтоб стать сегодня равными в ряду
Проверенных войною поколений.




ПЕСНЯ

Какими красивыми были
Мальчишки семнадцати лет,
Которых еще не любили,
Которых давно уже нет.

Летели над ними разрывы,
Осколки великой войны.
Но все ж они,
             мальчики,
                       живы,
Как живы отцы и сыны.

Какими красивыми были
Девчонки семнадцати лет,
Которых еще не любили,
Которых давно уже нет.

Летели над ними разрывы,
Осколки великой войны.
А все ж они,
              девочки,
                       живы,
Как дочери и как сыны.

Какими красивыми были,
Такими и в землю ушли.
А там, где мы их хоронили,
Там красные маки взошли.

Свершаются сказки и были
В созвездьях боев и побед...
Такими красивыми были
Ребята семнадцати лет.




* * *
Я тебе не писал,
Каменея от этих раскопок,
С волгоградской земли
Унося сталинградский осколок.

Я тебе не звонил
                       потому,
Что, сознанье теряя,
Думал: все — потону,
Не дожить до переднего края.

Я тебе не писал
                       потому,
Что мне не на чем было,
Что последний газетный
О нас же клочок
Самокрутка крутила.

Потому, что себя проверял,
Потому, что боялся...
Ничего не боялся,
Как тот, кто в живых не остался.

Я тебе не писал,
Каменея от этих раскопок:
С волгоградской земли
Увожу сталинградский осколок.




* * *
                                      Михаилу Луконину

Здесь рифмуются пожарища
Ничему не вопреки...
Старшие мои товарищи —
Все фронтовики.

Им доверить можно исповедь,
К ним войти, как равный, в дом,
Я любуюсь ими исподволь
В этом времени и в том.

Не пустили, в пламень дунувши,
Есть такие времена —
Что и отроков и юношей
Возраст мучит, как вина.

Где оно, мое бесстрашие
Перед пулей и штыком?
Время, кажется, вчерашнее,
Но сегодня в горле ком.

Здесь рифмуются пожарища
Ничему не вопреки.
Лучшие мои товарищи —
Все фронтовики.

Но ни в деле, ни на празднестве,
Где бы с ними ни шагнул,
Вопиющей этой разницы
Ни один не подчеркнул.

Не смешаю были с небылью —
У другого был огня.
Просто знаю: если б не было
Их,
То не было б меня.


ТИХИЙ СНЕЖОК

Я взглянул из окна.
Там деревья стояли под снегом,
Люди шли,
А сугробы
Тихонько росли от снежинок.
Показалось, что детство,
Что надо куда-то за хлебом...
Или нет — до войны,
Самой синей из белых тропинок.
Я хочу, чтоб фонарь
Колебался в мерцающей сети
И не гас раньше времени...
И чтобы руки не стыли
В темноте,
Под бомбежкой...
Я очень хочу,
Чтобы дети
Дольше были детьми,
Дольше
Взрослые взрослыми были.




* * *
О мире, о мире, о лире
Писать, поминая войну;
Все стороны эти четыре
Сливая в округу одну.

И в этой округе, где плесом
Колеблется розовый цвет,
Идешь ты над желтым откосом,
А я за тобою вослед.

У птиц за моими плечами
Росистый рождается звук...
(Так часто бывает ночами,
Когда просыпаешься вдруг.)

Но в синь камыша и осота,
Где солнце твое настает,
Опять из заглохшего дзота
Очнувшийся бьет пулемет.

Я в эту живую натуру
Бегу, раздирая траву,
И падаю на амбразуру
Счастливей, чем был наяву.

 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker