Благо-
Творительность

Авторы сборника

Наталья Лайдинен читает стихотворение Михаила Львова "Я из другого поколенья..."

Львов Михаил

Публикация в сборнике "Шрамы на сердце"

Россия, Москва 1917—1988



Родился в Башкирии. Окончил Литературный институт имени А.М. Горького (1941). Первая книга стихов вышла в 1940 году. Воевал в составе Уральского добровольческого танкового корпуса. Член Союза писателей СССР (1944). Секретарь Правления Московской писательской организации. Замглавного редактора журнала «Новый мир». Награжден орденами «Знак Почета», «Дружбы народов».




* * *
Чтоб стать мужчиной, мало им родиться,
Чтоб стать железом, мало быть рудой.
Ты должен переплавиться. Разбиться.
И, как руда, пожертвовать собой.
Какие бури душу захлестнули!
Но ты солдат и все сумей принять:
От поцелуя женского до пули,
И научись в бою не отступать.




ВЫСОТА

Комбату приказали в этот день
Взять высоту и к сопкам пристреляться.
Он может умереть на высоте,
Но раньше должен на нее подняться.
И высота была взята,
И знают уцелевшие солдаты-
У каждого есть в жизни высота,
Которую он должен взять когда-то…




* * *
Я из другого поколенья,
Я из другой совсем судьбы —
Другие беды и волненья,
Другие судьи и суды.

И я других судить пытался
По нормам собственных обид,
И отрицанием питался,
И был жестоко жизнью бит.

На этом не остановился
(Ведь не на этом жизнь стоит),
И человечней становился.
И вам все это предстоит.




* * *
Мы стольких в землю положили,
Мы столько стойких пережили,
Мы столько видели всего —
Не страшно больше ничего!..

И если все-таки про войны
Я думать не могу спокойно,
И если против войн борюсь —
Не потому, что войн боюсь,
А если даже и боюсь,—
Не за себя боюсь — за тех,
Кто нам теперь дороже всех,
Кого пока что век наш нежил
И кто пока еще и не жил,
Кто никого не хоронил,
Кто не рыдал вблизи могил.




* * *
Еще штыками обернутся песни,
Еще придут и отшумят бои.
Придет домой седеющий ровесник,
Придут не все ровесники мои.
Оставшимся — счастливо оставаться.
Но с этим миром в утреннем дыму
Договорились мы не расставаться, —
И мы вернемся бронзою к нему.

У вас сады. У вас цветенье лета.
И юноши по мрамору идут
В сияющие университеты,
И холодно быть памятником тут...
Когда ты выйдешь с лекций на закате,
О наших размышляя временах.
Навек ушедших в толщи хрестоматий,
О наших запыленных именах,

Ты обернешься —
И увидишь рядом Тех,
Кто отвел и от тебя беду,
Товарищ мой,
Бредущий тихим садом
В трехтысячном немыслимом воду.




ВОЛГА

Набросив на плечи шинели,
Скрипучие качая нары,
В теплушке вечером мы пели —
Грузины,
русские,
татары.
И песни были долги, долги...
А в песнях девушки — красивы,
И за окном открылась
Волга,
Широкая,
как путь России.




* * *
Я жив.
Передайте друзьям, что я жив,
Что первая пуля
меня не задела,
А пуля вторая
убить не сумела,
И слух, что я умер,
неточен и лжив;

Что вижу я листья в окне медсанбата,
Что к осени, может, приеду в Москву,
Когда листопад убирают лопатой
И дети фуражками ловят листву;

Что шел я с уральцами к городу с боем
Как на острие — по кинжалу огня,
А город, встающий за Смотрич-рекою,
На десять столетий был старше меня;

И был он под солнцем над скалами чуден,
Старинным рисунком вдали он вставал,
И к городу шли мы — и путь наш был труден,
А город, как древняя родина, звал.

...А роту снаряды осыпали вражьи,
И мог умереть я, но я не хотел,
А раз не хотим мы, то кто нам прикажет,—
И мы проскочили сквозь плотный обстрел.

Я жив.
И убить меня трудно, как видно,
И долго еще собираюсь прожить.
Доныне не умер, и было б обидно
У самой победы оружье сложить.

Но если придет «похоронная» вдруг,—
Считайте,
что писарь напутал, не верьте,
Считайте,
что все-таки выйдет из смерти
И, значит, опять будет драться ваш друг.

И в этом-то, может быть, наше спасенье,
Что крепкую хватку нам дали года,
Что вынес я с детства еще убежденье,
Что мы в эту жизнь
пришли навсегда.




У ВХОДА В СКАЛАТ
А.Б. Лозовскому

Полковник, помните Скалат,
Где “тигр” с обугленною кожей
И танк уральский, в пепле тоже,
Лоб в лоб уткнулись и стоят?
Полковник, помните, по тракам
Тогда и нас водил сквозь смерть
Такой же танковый характер —
Прорваться или же сгореть.

На миг в прошедшее заглянем.
Челябинск. Госпиталь.
Концерт.
Как будто слушали с вниманьем —
Аплодисментов нет в конце.
Ведущий этим был встревожен,
И раненый поднялся вдруг.
— Простите, хлопать мы не можем —
У нас нет рук.

Мгновенье это походило
На замешательство в бою.
Искусство слов не находило
И молча медленно склонило
Пред жизнью голову свою.

 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker