Благо-
Творительность

Авторы сборника

Дракохруст Александр

Публикация в сборнике "Шрамы на сердце"

Белоруссия, Минск 1923 - 2008



Родился в Москве в семье военнослужащего. В июле 1941 года добровольцем ушел на фронт. По окончании Московского военно-инженерного училища, служил на Дальнем Востоке. Военный журналист. Первая поэтическая публикация состоялась в 1939 году. Автор нескольких сборников стихов. Член Союза писателей СССР.




* * *
Кто б мог подумать, что дотопаю!
Кто б мог поверить – доживу!
Не подорвусь перед окопами,
не рухну в красную траву,
не захлебнусь, в глубины втянутый,
водоворотами Днепра,
не сгину, ежели нагрянув,
ударят с неба «Мессера».
Не окочурюсь с бедолагами,
нажравшись падали в плену,
не стану в зоне пылью лагерной,
уже отвоевав войну,
не кончусь после дряни выпитой,
задохшись в белой тишине...
Такая уж планида выпала.
За что?
Какое дело мне!




ОКЕАН ШТУРМУЕТ ОСТРОВА

С этим ветром никакого сладу —
Хоть о скалы бейся, хоть кричи...
Канонада, снова канонада,
Выстрелы далекие в ночи.

Вот вступают крупные калибры,
Вот как будто полковая бьет.
Вот, минуту до атаки выбрав,
Словно захлебнулся пулемет.

Фонари
           то яростно, то робко,
Как ракеты, требуют огня,
А волна
Десантом лезет в сопки,
Проволокой ржавою звеня,
А волна
             сшибает, как фуражку,
С блиндажей бревенчатый накат,
И ложатся белые барашки
Сединой
           на головы солдат.
Облаков разорванные гряды,
Быстрые, тревожные слова...
Канонада, снова канонада —
Океан штурмует острова.




КУРИЛЫ

Трехгранного утеса острога
Смирила злую силу океана.
Летят, летят куда-то острова
На крыльях предвечернего тумана.
На них навел прожекторы закат,
И сопки, как десантники, стоят.




ДАЛЕКИЙ ПОСТ

Тлеснул закат на небо
Желтой краской,
К вулканам дым
Испуганно прилип.
И кажется:
Рывком надвинув каски,
Уходят скалы,
Как бойцы, —
В прилив.
И — никого.
Все. дико, первозданно,
Как будто в дни
Рождения планет.
Но легкая испарина тумана
Ложится
на крутые лбы
ракет.




В ТОМ БОЮ

Остервененье ближнего боя,
Рукопашная вразнотык –
Белый глаз,
                        сопля над губою
и проколотый в горле крик...

О, как душу мне изувечило
в том бою на исходе дня
это дело
               нечеловечье:
я – его
        или он – меня!..




* * *
Крестил комбат с отчаянным надсадом
И в мать и в бога наш залёгший взвод.
Хватал за плечи – мол, вперёд, ребята!

Просил:
              – Вперёд!.. Иначе – перебьёт...
Но мы лежали,
               В насыпь вжавшись плотно,
В горячих комьях вспоротой земли.
Умолк сержант. За грудь схватился взводный.
А мы никак подняться не могли.
Упала,
шею вытянув,
граната...
Разрыв. И стон. И пена на губах.
И наша Катька, ППЖ комбата,
Вскочила:
            - Гады! Вы трусливей баб!..
И только шаг, и только вскрик короткий...
И в нас, парнях,
                переборола страх
девчонка эта в выцветшей пилотке,
в зелёных – из брезента – сапогах.
А мы её, признаться,
                        звали шлюхой.
Но все бы там погибли, у высот...
Рыдал комбат. Гудели взрывы глухо.
А из пробитой сумки капал йод...




НА МАНЫЧЕ

Он лежал с разорванным животом
в серой, как шинелька, пыли
и хрипел обугленным ртом:
«При
           стре
                     ли...»
А я, склоняясь и чуть дыша,
глотал забившую горло жуть
и на свесившийся ППШ
опасался взглянуть.
И не было ни духу ни сил,
и чувствовал,
               что схожу с ума...
О, как я подлую смерть просил,
чтобы она – сама!
А танки – вот они! И всего
миг,
          в который надо решать...
И я оставил его одного –
умирать.
Оставил, душу свою губя
и не вымолвив: «Отпусти...»
Как за это винить себя?
Как – простить?
 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker