Благо-
Творительность

Авторы сборника

Дажин Дмитрий

Публикация в сборнике "Шрамы на сердце"

Россия, Москва 1916-2007



Родился в семье шахтера в Сумской области. Окончил исторический факультет МГУ. Военный журналист. Участник войны. Кавалер орденов Великой отечественной войны и «Красная звезда», награжден многими медалями. Газете «Красная звезда» посвятил более 10 лет. Полковник. Член Союза журналистов СССР (1957). Автор 7 поэтических сборников.



ПЕРЕЖИВАНИЕ

Я встретил бойца. Он бледен был,
Как будто лишился сил.
«Сегодня я человека убил...»—
Сказал и глаза опустил.

— Но это ведь враг и это твой долг, —
Его успокаивал я.
А он: «Убивать не велит нам Бог,
Все люди — одна семья».

— Но если ты не убьешь, тебя
Твой недруг убьет тотчас.
Но он отошел от меня скорбя.
Не поднимая глаз.

А червь греховности его грыз
На стыке солдатских дорог.
И еще не одну он загубит жизнь,
И пусть простит его Бог.




ВЫСОТА

Бывают разные высоты...
Но та в дыму, в огне, — одна.
Под жесточайшим артналетом
Горит и плавится она.

В который раз под небом мглистым.
За пядью занимая пядь,
Идут враги на штурм, на приступ,
Но вновь откатываются вспять.

И каждый бой смертельно труден,
И каждый—мужеству в зачет.
На рубежах дерутся люди,
Не отдающие высот.

Ночам и дням не зная счета,
Они стоят в гранит влиты.
Не сами ведь сильны высоты,
Сильны солдаты высоты!




СЛЕДЫ

Следы войны, пронизанные ветром,
Мне кажется, что нет них конца.
Они легли на сотни километров,
Впитались в почву и вошли в сердца.

Они, незримо прочертивши небо,
Приходят к людям, словно свет звезды.
В щепотке соли, в каждой крошке хлеба,
В сединах вдовьих жгучие следы.

Став Книгами, — они взывают с полок,
Став Памятью, — идут в шеренгах лет.
И вросший в тело фронтовой осколок—
Он тоже битвы неостывший след.



* * *
Солдатская верность проверена кровью.
Проверена стоном и болью сердец.
Встает предо мною с рассеченной бровью,
Подстреленный в битве боец...
В глазах его буйной атаки мятежность
Еще не угасла ничуть,
Он тихо сказал мне: «Солдатскую нежность
Ты в песнях своих не забудь».
Пускай мы порою дики, грубоваты.
От книжных манер далеки,
Нет нежности крепче, чем нежность солдата.
Чем ласка солдатской руки.



ПОЛЕВАЯ КНИЖКА

                                           Внуку

Мой рыжий внук, отчаянный Дениска,
военная игра — его конек.
И свой дневник он «Полевою книжкой»
по командирской логике нарек.

А я припомнил августовский зной,
комвзвода, что погиб в разгаре боя.
И рядом с ним от книжки полевой
листки с его неровною строкою...

Мне часто виден ломкий бег строки,
где торопливо вычерчены схемы,
войною опаленные листки,
как главы неоконченной поэмы.
Как голос памяти — не гаснущий, живой,
след жизни, честно отданной народу...

И ты, мой внук, перед такой судьбой
равняй себя на грозовые годы.




РОЖДЕНИЕ МГНОВЕНИЙ ЧУДНЫХ

Лежали на холмах снега.
Был ветер шалым,
Любовь в кирзовых сапогах
Сквозь бой шагала.

Она не дрогнула ничуть
Под гул снарядов.
И говорила: «Не забудь!»
Не словом—взглядом.

Казалось, вопреки всему.
Как вызов смерти.
Как луч в пороховом дыму,
Мгновенья эти.

А впереди какой удел?
Мечтать не смела.
На шапке иней лишь блестел,
Как жемчуг белый.

Руки пожатье иногда...
Какая малость!
Не верилось — что на года
Любовь рождалась.

И был в ней сплав высоких воль.
Святое нечто.
Через войну и через боль
Шагнула в вечность.




ФРОНТОВИКИ-ВЕТЕРАНЫ

Фронтовики... Уходящее племя,
Чем больше лет, тем заметней урон.
Их путь обрывает нещадное время
И нынче их мало под сенью знамен.
Но все же храбрятся. И в знатные даты
Встают без команды в прореженный строй.
И снова они, как и прежде, солдаты,
Готовые к жертвам, готовые в бой.
И только усталость не скроешь от взглядов,
А их хотят втиснуть в заезженный миф.
А может, не надо торжеств и парадов,
А может, пора обходиться без них.
Им, может, потребно тепло и вниманье
За то, что прошли под огнем фронтовым?!
Так встанем священно в минуту молчанья
И низким поклоном поклонимся им!




ФРОНТОВАЯ МАДОННА

С щемящею грустью «Прощанье славянки»
Тревожит мне слух оркестровой волной.
И образ Мадонны с бойцами на танке,
Как память великой войны предо мной

Я вижу в разлете февральской метели
Сквозь сито метельной сплошной пелены
Всё ту же Мадонну в солдатской шинели,
Как вестницу скорой победной весны

И был потом май. И над миром спасенным
Желанную весть разносило окрест.
Казалось, с небес улыбалась Мадонна,
И маршем бравурным встречал нас оркестр.




ДОЖДЬ В ДЕНЬ ПОБЕДЫ

В тот День Победы дождь накрапывал,
А мне казалось, кто-то плакал...
Быть может, это души павших,
От той войны давно уставших,
И души без вести пропавших
Или беды постигших цену,
Погибших в тюрьмах после плена?..

Послушай! Души говорят:
«Зачем оркестр, к чему парад,
Литавры, барабанный бой
И любование собой?
Зачем так о войне шуметь,
Когда там всех косила смерть
Не то, что ротами — полками!
О, как болит, как жжет нас память!
Мы плачем...
Что нам ваши речи,
Прокат киношных мелодрам,
Послушайте,
Зажгите свечи
И в тишине войдите в Храм
И помолитесь там скорбя
За мир, за нас и за себя!»

9 мая 1996 года

 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker