Благо-
Творительность

Авторы сборника

Верстаков Виктор

Публикация в сборнике "Шрамы на сердце"

Россия, Москва 1951



Родился в Витебской области. Сын танкиста-фронтовика. Полковник запаса. Служил военным корреспондентом газеты «Правда», был свидетелем и участником боевых действий в Афганистане, Чечне. Награжден орденом "Знак Почета" и медалью "За боевые заслуги". Член Союза писателей России. В 1989-1993 годах возглавлял Военно-художественную студию писателей. По песням на его стихи снят фильм "Офицерский романс" (1990).



РУКА НА ПЛЕЧЕ

Прицельная ли пуля,
случайный ли разрыв,
в Орле, Рязани, Туле
он вечно будет жив.

На улице широкой,
на площади большой
он встанет одиноко
с простреленной душой.

Его друзья солдаты
к нему придут не раз,
чтоб вспомнить, как когда-то
он их от смерти спас.

Нальют в стаканы водки
и, выпрямившись в рост,
произнесут короткий
армейский третий тост.

И русские березы
зашелестят слышней,
и будут литься слезы
у выживших парней.

И брат, что стал навечно
гранитно-молодым,
на дрогнувшие плечи
опустит руки им.




* * *
За тусклой завесою быта
едва различима она.
Уже и в России забыта
Отечественная война.
И только девятого мая,
на братских могилах сойдясь
и павших бойцов поминая,
мы с ними предчувствуем связь.

Потерянное поколенье.
Смертельная наша вина.
Ни памяти, ни воскресенья.
Отечественная война.
Севастопольский вальс
Под Графскою пристанью- шепот
глубокой зеленой воды.
Еще далеко, Севастополь,
до нашей последней беды.

Еще инкерманские тропы
полынью не все заросли.
Еще ты стоишь, Севастополь,
на краешке русской земли.
Над Азией и над Европой
холодные льются дожди.
Останься со мной, Севастополь,
пожалуйста, не уходи.
Пусть слышен отчаянный ропот
листвы на осеннем ветру.
Останься в живых, Севастополь,
иначе я тоже умру.





* * *
Я тебе расскажу о войне.
Сколько раз обещал -
не исполнил.
Есть одно оправдание мне:
я и сам ничего не запомнил.
То какие-то вдруг имена,
эпизоды без видимой связи,
оглушительная тишина
и фамилии павших в приказе.
Да и это - в начальные дни,
а потом ни единой детали,
лишь тревожные в небе огни,
гул машин, содрогание стали.
А все прочее там, на войне,
ускользало, текло, не страшило,
разве что я был счастлив вполне,
что со мной это все-таки было.




ПОСЛЕДНИЙ ПОХОД

Разорван погон под ремнем автомата,
истерлась тельняшка на левой груди,
где сердце колотится, не виновато
во всем, что за нами и что впереди.

Прошли по ущелью, спустились в долину,
поднялись оттуда на горный хребет,
в бою разделившись на две половины -
оставшихся здесь и оставивших свет.

Прошли по хребту, по горящему склону,
фронтальной атакою взяв перевал.
И снова Господь перестроил колонну:
из двух одного в небеса отозвал.

Пошли с перевала по тропам овечьим,
по минным ловушкам, под скрестным огнем,
внезапно сверкавшим сиянием вечным
ребятам, с которыми рядом идем.

Спустились по тропам на горное плато.
Легко нам загадывать - нечет и чет:
один из нас в небо взметнется крылато,
другого навеки земля привлечет.




* * *
Над русской землею - нерусские птицы,
их крылья темны, их чужды голоса.
Проснулся ли я, или прошлое снится -
ответит война через четверть часа.

В рассветной заре небеса побледнели,
и русские звезды почти не видны.
Ах, если бы знать,
что не сплю в самом деле
за десять минут до начала войны!

Остаться в живых... Нет, остаться бы спящим,
не видеть, не слышать, как взрывы сверкнут.
Ведь прошлая боль лишь больней в настоящем,
когда до войны пять последних минут.

На русской земле не осталось покоя.
Но будет победа, но будет весна.
Отец в сорок первом мне машет рукою,
чтоб я не забыл, как приходит война.




АФГАНИСТАН

Афганистан.
Над горами небо звездное,
а на Земле ни огонька, ни кишлака.
Вольется в грудь
глоток разреженного воздуха
да просвистит свинцовый ветер у виска.
Афганистан.
Солнце всходит над вершинами,
и вот уже до самой смерти жизнь видна.

Афганистан.
Темноты темнее не было
и не бывало в мире яростней огня.
Я ничего
от той страны не ждал, не требовал,
я отдал все, что оставалось у меня.
Афганистан.
Там бушуют реки горные,
и Млечный Путь роняет звездные дожди.

Афганистан.
Нелегки воспоминания.
Я рад, что реже стала сниться мне война.
Но не забыть
тех звезд высокого сияния
и тот рассвет, когда вся жизнь насквозь видна.

Афганистан.
Снова ночью в Подмосковье я,
взглянув на небо, вижу мой Афганистан.




* * *
Нас война догоняет потерей друзей,
болью ран и бессонницей злою.
Сдать бы горькую память в афганский музей
и навеки вернуться из боя.

Вот прилег на кровать, а лежишь на скале,
и от снайпера некуда скрыться.
Посмотрел на окно - там в предутренней мгле
полыхают знакомые лица.

Есть другие друзья, есть другая любовь,
перед ними ты нынче в ответе,
но былая война проступает, как кровь
сквозь бинты в полковом лазарете.

Страха нет на душе, нет на сердце вины,
да и рана давно затянулась,
но живешь, словно сам не вернулся с войны
иль она за тобою вернулась.




* * *
Строчит пулемет,
поднимается взвод,
но многие больше не встанут.
И к Родине сын никогда не придет
из пламени Афганистана.

Здесь горы в снегах
и селенья в бегах,
горят кишлаки и дуканы.
И выпустит вряд ли неверных Аллах
из пламени Афганистана.

Придет письмецо,
ты закроешь лицо,
но нет никакого обмана…
Надень же на левую руку кольцо
из пламени Афганистана.

Но год или два,
и ты вспомнишь едва
любви не смертельные раны.
я сделаю все, чтоб ты вышла жива
из пламени Афганистана.




* * *
Далеко от России до этой земли,
где зимы не бывает, где воздух, как пламя,
где сквозь жаркую пыль еле виден вдали
апельсиновый сад с золотыми плодами.

Сады Джелалабада
запоминать не надо, -
отныне и навеки, во снах и наяву
среди зеленых веток,
среди свинцовых меток
в садах Джелалабада
хожу, дышу, живу.

Увядает листва на деревьях в саду,
пересохшие корни цепляют за ноги.
Я воды принесу, но сначала найду,
кто стреляет отсюда по нашей дороге.

Колыхнулась и вскинулась ветка вдали.
Успеваю залечь, за корнями укрыться.
Далеко до России от этой земли.
Если сад перейду - вдвое путь сократится.

Снова шорох в листве… Ты прости меня, сад,
за ответную очередь из автомата.
Но открылась дорога на Джелалабад
и примчатся с водой городские бачата.

Сады Джелалабада
запоминать не надо, -
отныне и навеки, во снах и наяву
среди зеленых веток,
среди свинцовых меток
в садах Джелалабада
хожу, дышу, живу.
 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker